Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 9-О06-68 Приговор в отношении осужденного за участие банде и убийство подлежит изменению, поскольку, придя к выводу о назначении окончательного наказания по совокупности преступлений, в резолютивной части приговора суд сослался на УК РФ, хотя на момент совершения преступлений действовал УК РСФСР, в связи с чем следует назначить окончательное наказание на основании статьи УК РСФСР

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 17 октября 2006 г. N 9-О06-68


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 17 октября 2006 года кассационные жалобы осужденного С.А.П., адвокатов Т. Ф., защитника С.С.В. и кассационное представление государственного обвинителя на приговор Нижегородского областного суда от 17 июля 2006 года, которым

С.А.П., 4 сентября 1962 года рождения, уроженец д. Баталове Борского района Нижегородской области, не судимый, -

осужден к лишению свободы:

- по ч. 2 ст. 209 УК РФ - на 8 лет без штрафа,

- по п. "н" ст. 102 УК РСФСР - на 9 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Я., объяснение защитника С.С.В., поддержавшей доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Л., поддержавшей представление государственного обвинителя, а в остальном полагавшей приговор оставить без изменения, Судебная коллегия установил:

С.А.П. признан виновным в участии в устойчивой вооруженной группе (банде), организованной в начале 1994 года Ю., осужденным по приговору Нижегородского областного суда от 21 декабря 1998 г., также он осужден за убийство директора Борского стекольного завода М.В.В., совершенном в составе организованной группы 24 июля 1996 года.

Преступления совершены им в Борском районе Нижегородской области при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В суде С.А.П. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель М.К.А. не оспаривая доказанность вины С.А.П. в содеянном и квалификацию, просит приговор в части назначения ему наказания по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ изменить и назначить наказание ему по ст. 40 УК РСФСР, ссылаясь на то, что при назначении наказания С.А.П. по совокупности преступлений суд применил требования ч. 3 ст. 69 УК РФ, тогда как необходимо было применить требования ст. 40 УК РСФСР, которая предусматривала, кроме частичного или полного сложения назначенных наказаний за каждое преступление и альтернативу - принцип поглощения менее строгого наказания более строгим.

В кассационных жалобах:

осужденный С.А.П., оспаривая правильность квалификации судом содеянного им, просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что судом назначено ему слишком суровое наказание. Указывает, что свидетель Д.М.Б. от своих показаний на предварительном следствии отказался, сославшись на то, что дал эти показания в результате применения недозволенных методов ведения следствия. Утверждает, что ни один из свидетелей не подтвердил, что он входил в состав преступной группы и считает, что все показания свидетелей основаны только на предположениях. Кроме того, указывает, что его не ознакомили с протоколом судебного заседания, в судебном заседании не предоставили возможность участвовать в прениях с стороной обвинения.

адвокат Т. в кассационной жалобе просит приговор в отношении осужденного С.А.П. отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что выводы суда об участии С.А.П. в банде, организованной Ю., также в совершаемых бандой нападениях не основаны на доказательствах и не соответствуют обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что непричастность С.А.П. к убийству М.В.В. подтверждается показаниями М.А.М. в судебном заседании, где он показал, что разговора об убийстве потерпевшего вообще не было, а доводы С.А.П. о его непричастности к этим преступлениям материалами дела не опровергнуты.

Адвокат Ф. в основной и дополнительной жалобах просит приговор в отношении осужденного С.А.П. отменить и дело направить на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что выводы суда об участии С.А.П. в устойчивой вооруженной банде и в убийства директора Борского стекольного завода М.В.В. не основаны на материалах дела, наоборот, исследованные в судебном заседании доказательства опровергают выводы суда об участии С.А.П. в вооруженной группе и в совершенных бандой преступлениях. Свидетель Д.М.Б. показал в суде, что о том, что Ю. носил и хранил огнестрельное оружие и боеприпасы, знал только один он. Утверждает, что о том, что Ю. собирается убить М.В.В. осужденный С.А.П. не знал и не договаривался с Ю. об убийстве потерпевшего, что подтвердил также свидетель Д.М.Б. Суд необоснованно сослался на приговор Нижегородского областного суда от 21 декабря 1998 года, которым были осуждены Ю. и другие за эти же и другие преступления, как на доказательство вины С.А.П. в участии в банде и убийстве М.В.В. в составе этой банды.

Защитник С.С.В. в своей кассационной жалобе также ставит вопрос об отмене приговора в отношении осужденного С.А.П. и направлении дела на новое рассмотрение в суд, при этом ссылается на то, что вина его в том, что он членом вооруженной банды и в составе этой банды участвовал в убийстве потерпевшего М.В.В., материалами дела не доказана, выводы суда о доказанности его вины не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Утверждает, что приговор суда основан на показаниям свидетелей, данных ими на предварительном следствии в 1996 году, без учета показаний, данных ими на данном судебном заседании. Суд сослался в приговоре на показания свидетеля Д.М.Б., который на предварительном следствии оговорил С.А.П. в том, что тот в июле 1996 г. в составе преступного вооруженного формирования, возглавляемого Ю., принял активные действия как в подготовке, так и в совершении нападения на директора Борского стекольного завода М.В.В., а именно: приобрел мотошлемы для своих сообщников В.И.Н. и Д.В.В., которые те использовали для сокрытия внешности при совершении этого преступления. Но в судебном заседании Д.М.Б. никаких показаний не давал о том, что действия С.А.П. были направлены на лишение жизни М.В.В. С.А.П. не был знаком с потерпевшим М.В.В. и у него не было умысла и мотива для совершения убийства потерпевшего. Указывает, что суд не предоставил С.А.П. возможность участвовать в прениях, так как прокурор М.К.А. после выступления с обвинительной речью сразу ушел из зала суда, не выслушав речь защиты и не дав возможность участникам процесса участвовать в прениях.

В возражениях на доводы жалоб государственный обвинитель М.К.А. указывает, что кассационные жалобы осужденного С.А.П., адвокатов Т., Ф. и защитника С.С.В. являются несостоятельными, просит оставить их без удовлетворения, ссылаясь на то, что вина осужденного С.А.П. доказана исследованными материалами дела, его действиям дана правильная юридическая оценка и наказание назначено ему в соответствии с требованиями ст.ст. 6, 60 УК РФ с учетом всех предусмотренных законом обстоятельств.

Изучив материалы дела, проверив доводы кассационного представления и кассационных жалоб осужденного С.А.П., адвокатов Т., Ф. и защитника С.С.В., также возражения государственного обвинителя, Судебная коллегия находит, что оснований для удовлетворения доводов кассационных жалоб не имеется.

Как видно из материалов дела, все изложенные в кассационных жалобах осужденного и его защитников доводы о том, что С.А.П. не был членом вооруженной банды и не участвовал в убийстве потерпевшего М.В.В., были предметом исследования в ходе судебного разбирательства дела, они проверены судом, оценены в совокупности со всеми материалами дела и обоснованно признаны несостоятельными.

Выводы суда о виновности осужденного С.А.П. в том, что он являлся членом вооруженной банды и в составе которой участвовал в убийстве потерпевшего М.В.В., основаны на совокупности тщательно исследованных в судебном заседании доказательств, подробно приведенных в приговоре.

Так, судом бесспорно установлено и это следует из материалов дела, в начале 1994 года Ю. на территории Борского района Нижегородской области создал устойчивую вооруженную группу (банду) с целью совершение нападений на отдельных граждан. В период с 1994 по 1996 г.г. вошли в эту банду Б.А.А., Д.М.Б., Д.В.В., В.И.Н., С.А.П. и лицо по имени Алексей, находящийся в розыске. С целью вооружения банды Ю. незаконно приобрел огнестрельное оружие и боеприпасы, в том числе: не менее 7 гранат РГД и запалов УЗРГМ к ним, автомат АКМС, три пистолета ТТ, пистолет "Ческа зброевка", большое количество пистолетных патронов к ним и автоматные патроны калибра 7,62 мм - 213 шт., а также не установленные следствием автомат калибра 7,62 мм и пистолет калибра 5,6 мм., которые хранил в оборудованном в лесном массиве в районе д. Княжово Борского района тайнике в виде металлического ящика, зарытого в землю. Оружие и боеприпасы использовались участниками банды при совершении нападений. Часть незаконно приобретенного огнестрельного оружия и боеприпасов Ю. передавал на хранение членам своей преступной группы.

В июле 1996 года Ю. принял решение об убийстве директора ОАО "Борский стекольный завод" М.В.В. за то, что потерпевший отказался выполнять требования, связанные с корыстными интересами Ю. Для совершения этого убийства Ю. задействовал членов банды Д.В.В., В.И.Н., Д.М.Б., С.А.П. и лицо по имени Алексей.

В двух случаях они не смогли довести умысел на убийство М.В.В. до конца, поскольку в первом случае не нашли М.В.В. на месте запланированного нападения, а во втором случае - в связи с повреждением заднего колеса использовавшегося мотоцикла.

В ходе подготовки к этому убийству С.А.П., совместно с лицом по имени Алексей, приобрел 10 июля 1996 года в магазине "Планета" г. Н. Новгорода два мотошлема для использования их в целях маскировки внешности непосредственных исполнителей убийства. У Б.А.Н. они взяли во временное пользование автомашину марки "Нива", чтобы использовать ее при совершении преступления. Кроме того, С.А.П. у своего родственника К.М.М., не посвящая его в свои преступные намерения, взял мотоцикл, который перевез в гараж к Д.М.Б., где по просьбе С.А.П. К.М.М. из двух неисправных мотоциклов "Ява", принадлежащих К.М.М. и Д.М.Б., собрал один пригодный для эксплуатации мотоцикл, на котором утром 24 июля 1996 года В.И.Н. и Д.В.В., вооруженные не установленным пистолетом калибра 5,6 мм, приехали на ул. Вали Котика г. Бора, дождались направлявшегося пешком на работу М.В.В., и реализуя совместный с другими членами банды умысел на убийство, В.И.Н., управляя мотоциклом "Ява-350", и Д.В.В., находившейся сзади на пассажирском сиденье, приблизились к потерпевшему и Д.В.В. произвел в потерпевшего несколько прицельных выстрелов из пистолета. От причиненных огнестрельных ранений М.В.В. скончался, до приезда скорой помощи, в результате обескровливания организма.

Из дела видно, что согласно распределению ролей, Д.М.Б. ожидал В.И.Н. и Д.В.В. возле д. Ивановский кордон, чтобы после совершения убийства потерпевшего, на своем автомобиле марки УАЗ увезти использовавшийся при нападении мотоцикл, а С.А.П. с другими лицом, на автомашине марки ВАЗ-2106, принадлежащей М.А.М., не посвященного в планы участников банды, ждал исполнителей убийства на участке автотрассы между г. Бором и д. Ивановский кордон, чтобы обеспечить В.И.Н. и Д.В.В. возможность скрыться после совершения убийства и содействовать в сокрытии следов преступления.

Приговором Нижегородского областного суда от 21 декабря 1998 г. Ю., В.И.Н., Д.В.В., Д.М.Б. и другие лица были признаны виновными в том, что в составе банды, наряду с другими преступлениями, среди которых было пять убийств, в том числе убийство директора Борского стекольного завода М.В.В., осуждены к различным видам наказания, а уголовное дело в отношении С.А.П. было выделено в отдельное производство в связи с тем, что он скрылся от органов следствия и был объявлен в федеральный розыск.

Из материалов дела видно, что 31 декабря 2005 года С.А.П. был задержан в г. Москве, и следственные действия по уголовному делу в отношении его были возобновлены.

К такому выводу суд пришел на основании тщательно исследованных материалов дела, подробно приведенных в приговоре, в том числе показаниями свидетеля Д.М.Б., данными им на предварительном следствии (л.д. 177-182 т. 1) и подтвержденными в суде, из которых видно, что С.А.П. вместе с Ю. участвовал в составе банды в подготовке и совершении убийства потерпевшего М.В.В. При этом Д.М.Б. дополнил, что по поручению Ю. и на его деньги, он купил новый аккумулятор и привел мотоцикл "Ява" в рабочее состояние, забил номера рамы и двигателя. Кроме того, Ю. передал ему пистолет с глушителем, чтобы отвезти их в д. Побегайки вместе с мотоциклом и передать Д.В.В. и В.И.Н., что он и сделал.

В суде Д.М.Б. подтвердил, что еще задолго до убийства М.В.В. он совместно с Ю. закопали в лесу металлический ящик, в котором Ю. хранил гранаты, пистолеты, автомат.

Из материалов дела видно, что Д.М.Б. в ходе предварительного расследования указал работникам милиции место нахождения этого ящика.

Показания Д.М.Б. соответствуют установленным судом обстоятельствам и подтверждены другими доказательствами, поэтому судом обоснованно признаны правдивыми, что опровергает доводы жалоб о том, что он оговорил С.А.П. в результате применения к нему недозволенных методов ведения следствия. При этом судом проверялись доводы о применении недозволенных методов ведения следствия и судом обоснованно признаны они несостоятельными.

Свидетель К.М.М. подтвердил, что имел мотоцикл "Ява", который в июле месяце 1996 года С.А.П., не объясняя причины, попросил передать Д.М.Б., на что он возражать не стал. Через некоторое время С.А.П. сообщил ему, что мотоцикл сломался и попросил отремонтировать его. После этого он и С.А.П. встретились с Д.М.Б. и приехали к Д.В.В. в деревню Побегайки, где в гараже находились его мотоцикл и аналогичный мотоцикл Д.М.Б. Тогда он из двух этих мотоциклов собрал один пригодный для эксплуатации мотоцикл.

Из показаний свидетеля М.А.М. на предварительном следствии и в суде усматривается, что С.А.П. входили в окружение криминального "авторитета" Ю. По просьбе С.А.П. он приезжал к озеру, привез С.А.П. и другое лицо к Ивановскому кордону, где к ним подошли Д.В.В. и В.И.Н. Затем отвез их всех к водоему, находящемуся у д. Романово, где Д.В.В. и В.И.Н. в кустах переоделись. Тогда же у кого то# в руках он видел рюкзак, который они бросили в речку. После этого он отвез С.А.П. и Н. к озеру, а Д.В.В. и В.И.Н. в Починковский район Нижегородской области. В тот же вечер, как вернулся домой, он узнал об убийстве М.В.В. Примерно через две недели после убийства М.В.В. он встретился с Н., который дал ему деньги и попросил закупить продукты, которые через день он привез в условленное место, где его на автомобиле "Нива" уже ждали Н. и Д.В.В. Спустя некоторое время он на своей автомашине С.А.П. и Н., по их просьбе, привез в г. Н. Новгород, где последние жили в разных квартирах и он периодически приезжал к ним.

Вина С.А.П. подтверждается также показаниями свидетеля Ш. о том, что в июле 1996 года в автомобильном магазине "Планета" он видел С.А.П. и Н., когда они приобретали мотошлемы, также показаниями свидетелей М.А.В., Б.В.Г., З., А., К.Л.Ф., подтвердивших, что в потерпевшего М.В.В. стреляли мужчины, которые находились на мотоцикле.

Из протокола осмотра места происшествия от 24 июля 1996 года видно, что труп М.В.В. обнаружен с признакам# насильственной смерти, о чем свидетельствовало наличие на правой боковой поверхности грудной клетки огнестрельной раны округлой формы. При осмотре на проезжей части улицы обнаружена стреляная гильза калибра 5,6 мм со смятым дульцем.

Заключением судебно-медицинской экспертизы установлено, что смерть М.В.В. наступила от обескровливания организма, развившегося в результате слепого огнестрельного пулевого ранения.

Из протокола следственного эксперимента с участием Д.М.Б. от 15 октября 1996 г. усматривается, что Д.М.Б. указал место, где они с Ю. закопали металлический ящик с оружием и в указанном им месте, расположенном в лесном массиве у д. Княжово, действительно обнаружен металлический ящик, в котором находились: 7 гранат РГД, 7 запалов УЗРГМ, автомат Калашникова N 14164797, пистолет ТТ N ЧЦ 897, пистолет "Чешеска зброевка", 183 автоматных патрона, 56 пистолетных патронов (л.д. 212-221 т. 2).

Заключениями судебно-баллистической экспертизы установлено, что оружия исправны и пригодны для стрельбы, а патроны и гранаты являются боеприпасами.

Протоколом проверки показаний М.А.М. от 19 октября 1996 года усматривается, что на указанном им месте водоема, в районе д. Романове Борского района, в котором С.А.П., Н., Д.В.В. и В.И.Н. утопили рюкзак с одеждой, в ходе поисковых мероприятий был обнаружен рюкзак с кирпичами белого цвета, в котором находились также предметы одежды и мотошлем с тонированным стеклом (л.д. 52-68 т. 2).

Протоколами опознания вещей установлено, что мать Д.В.В., а также мать В.И.Н. среди вещей, обнаруженных в рюкзаке, поднятого со дна водоема, опознали принадлежащий Д.В.В. свитер.

Проанализировав все эти и другие доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о том, что С.А.П. состоял членом организованной вооруженной группы и в составе которой участвовал в убийстве потерпевшего М.В.В., что подтверждается показания Д.М.Б., уличившего его в том, что в июле 1996 г. в составе преступного вооруженного формирования, возглавляемого Ю., осужденный С.А.П. принял активные действия как в подготовке так и совершении нападения на директора Борского стекольного завода М.В.В., а именно: приобрел мотошлемы для своих сообщников В.И.Н. и Д.В.В., которые те использовали для сокрытия внешности при совершении убийства потерпевшего. Он же подготовил для В.И.Н. и Д.В.В. мотоцикл, на котором последние совершили убийство потерпевшего. Также С.А.П. вместе с лицом по имени Алексей, являвшимся членом указанной преступной группы, взяли у Б.А.Н. автомашину "Нива" и использовали для передвижения по лесной зоне г. Бора, где ими совместно с другими участниками банды производилась непосредственная подготовка к нападению на М.В.В.

Во всех эпизодах, связанных с подготовкой нападения и убийством потерпевшего, осужденный С.А.П., как следует из показаний Д.М.Б., находился в непосредственном контакте с Ю. и другими членами этой организованной вооруженной группы, осуществлял совместно с ними действия, направленные на лишение жизни М.В.В. При этом С.А.П. был в полной мере осведомлен о том, что убийство потерпевшего планируется с использованием огнестрельного оружия, поскольку он, согласно показаниям Д.М.Б., в один из этих эпизодов, сопроводив того на машине "Нива" вместе с лицом по имени Алексей до д. Побегайки, лично передавал Д.М.Б. для дальнейшего хранения пистолет, который Д.В.В. намеревался использовать при совершении преступления, что опровергает доводы жалоб о том, что С.А.П. не был осведомлен о вооруженности преступной группы.

О причастности С.А.П. к вооруженной преступной группе свидетельствуют также показания свидетеля М.А.М., из которых видно, что С.А.П. входил в ближайшее окружение лидера криминальных структур г. Бора Ю.

Показания свидетеля М.А.М. о причастности С.А.П. к совершению убийства М.В.В. полностью согласуются с показаниями Д.М.Б.

Утверждения в жалобах о том, что суд необоснованно признал С.А.П. виновным также в совершении разбойных нападений, совершенных вооруженной бандой, несостоятельны, поскольку судом С.А.П. признан только в том, что состоял в указанной банде и участвовал в составе этой банды в убийстве потерпевшего.

При установленных обстоятельствах, оценив все доказательства по делу в их совокупности суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины С.А.П. в совершении преступлений в составе организованной группы и правильно квалифицировал действия его по ч. 2 ст. 209 УК РФ, как участие в устойчивой вооруженной группе (банде) и в совершении убийства по п. "н" ст. 102 УК РСФСР,

Выводы суда мотивированы и основаны на доказательствах, собранных с соблюдением процессуальных норм, поэтому не вызывающих сомнений.

Причины изменения показаний свидетелями, также имеющиеся в их показаниях неточности, выяснялись судом и в приговоре приведены мотивы, почему одни доказательства признаны судом правдивыми, а другие отвергнуты как недостоверные.

Нарушений уголовно-процессуального закона, которые могли бы повлиять на правильность и объективность выводов суда о доказанности вины осужденного С.А.П., также влекущих отмену приговора, в ходе предварительного расследования уголовного дела и судебного заседания допущено не было, процессуальные права ему разъяснены, защитником был обеспечен он своевременно.

Доводы о применении недозволенных методов ведения следствия в отношении свидетелей и самого осужденного, судом проверены и обоснованно признаны несостоятельными.

Психическое состояние здоровья осужденного С.А.П. проверено надлежащим образом и установлено, что преступления совершены им во вменяемом состоянии.

С доводами кассационных жалоб о том, что назначенное С.А.П. наказание является слишком суровым, нельзя согласиться, поскольку наказание, назначенное ему в соответствии с требованиями уголовного закона, с учетом характера и степени общественной опасности содеянного, смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств и данных о его личности, наличие на иждивении малолетнего ребенка, является справедливым, а потому оснований для его смягчения не имеется.

Вместе с тем, придя к обоснованному выводу о необходимости назначения окончательного наказания по совокупности преступлений, в резолютивной части приговора суд сослался на ст. 69 ч. 3 УК РФ, хотя на момент совершения преступлений действовал уголовный закон в прежней редакции и следовало назначить ему окончательное наказание по совокупности преступлений на основании ст. 40 УК РСФСР, в связи с чем следует внести в приговор указанное изменение и следует считать назначенным ему наказание по совокупности преступлений на основании ст.40 УК РСФСР, но это обстоятельство не может служить основанием для смягчения назначенного осужденному наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Нижегородского областного суда от 17 июля 2006 года в отношении С.А.П. изменить, окончательное наказание в виде лишения свободы сроком на десять лет без штрафа по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 УК РФ и п. "н" ст. 102 УК РСФСР определить на основании ст.40 УК РСФСР.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного С.А.П. и адвокатов Т. Ф., защитника С.С.В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17 октября 2006 г. N 9-О06-68


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.