Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2006 г. N 13-О06-42 Поскольку наказание осужденному за разбой и убийство назначено с учетом обстоятельств преступления, данных о личности осужденного, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 11 декабря 2006 г. N 13-О06-42


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя Б., кассационные жалобы осужденного В.В.С., адвоката С.С.А. на приговор Тамбовского областного суда от 11 октября 2006 года, по которому

В.В.С., родившийся 16 июля 1987 года в д. Ильинка Знаменского района Тамбовской области, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на пять лет лишения свободы;

ст. 105 ч. 2 п.п. "в, з" УК РФ на семь лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено девять лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.С., мнение прокурора К.Ю.Н. не поддержавшего доводы кассационного представления, судебная коллегия установила:

В.В.С. осужден за совершение разбойного нападения на потерпевшую Л.Т.Е. с причинением тяжкого вреда ее здоровью, а также ее убийство, совершенное в отношении лица, находящегося в беспомощном состоянии, сопряженное с разбоем.

Преступления совершены им 13 мая 2005 года в д. Ильинка Знаменского района Тамбовской области при следующих обстоятельствах.

13 мая 2005 года около 20 часов В.В.С., находившийся в состоянии алкогольного опьянения, пришел к дому Л.Т.Е., расположенному в д. Ильинка Знаменского района Тамбовской области, с целью ее убийства и хищения денег у потерпевшей. Он проник внутрь сарая через окно, в котором выставил стекло, перелез через дрова и зашел в дом. На кровати в комнате лежала престарелая Л.Т.Е., являющаяся инвалидом, которая не могла оказать ему сопротивления, о чем подсудимый хорошо знал. В.В.С. стал бить потерпевшую рукой по лицу, стащил ее на пол, где продолжил избиение ногами. Затем В.В.С. вытащил Л.Т.Е. из дома и на пороге сеней еще несколько раз ударил ногой в область головы, после чего оттащил потерпевшую на соседнюю усадьбу за дом. Там на огороде он снял с Л.Т.Е. ночную сорочку и вернулся в дом, где пытался найти деньги в шкафу. Не найдя денег подсудимый ушел с места происшествия, по пути выбросив стекло из окна и ночную сорочку Л.Т.Е. в заброшенный погреб неподалеку.

В суде В. вину признал, от дачи показаний отказался.

В кассационном представлении государственный обвинитель Б. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в другом составе судей, указывая, что суд вопреки предъявленному В.В.С. обвинению указал в приговоре о времени совершения им преступлений не около 22 часов, а около 20 часов, в то время когда он не мог совершить преступления, так как находился в гостях у знакомых. Кроме того, считает, что суд неправильно установил в приговоре последовательность и места нанесения В.В.С. ударов потерпевшей. Не оспаривая вид и размер назначенного осужденному наказания, полагает, что поскольку В.В.С. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, то в резолютивной части приговора должна содержаться ссылка на назначение ему наказания в соответствии с требованиями ст. 88 УК РФ.

В возражениях на кассационное представление государственного обвинителя осужденный В.В.С. просит оставить его без удовлетворения, но в свою очередь, в кассационной жалобе просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания, указывая, что его вина в содеянном не доказана, а он не причастен к совершенным преступлениям. Считает, что приговор основан на показаниях его и свидетелей, полученных в ходе предварительного расследования под воздействием работников милиции, а также на заключении судебно-медицинской экспертизы, выводы которой противоречат первоначальному заключению эксперта.

Аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката С.С.А. в защиту интересов осужденного. Кроме того, адвокат считает, что не проверена, как это следует из заявления В.В.С., причастность других лиц к совершению преступления.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель просит оставить их без удовлетворения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для отмены либо изменения приговора по следующим основаниям.

Вина осужденного в содеянном подтверждается совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

Доводы кассационных жалоб осужденного и адвоката о недоказанности вины В.В.С. в содеянном и совершении преступлений иными лицами нельзя признать состоятельными.

Как следует из явки с повинной В.В.С., он дал показания об обстоятельствах совершения преступлений, как они установлены судом.

Аналогичные показания В.В.С. дал при допросах 18 мая 2005 года в качестве подозреваемого, 21 июня, 3 августа, 21 сентября 2005 года в качестве обвиняемого.

Каких-либо оснований не доверять указанным показаниям В.В.С. не имеется, поскольку он был допрошен с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Доводы жалоб о даче В.В.С. показаний под воздействием недозволенных методов следствия проверялся в судебном заседании и не нашел своего подтверждения.

Постановлением прокурора Знаменского района Тамбовской области от 1 июня 2006 года по заявлению В.В.С. отказано в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников УБОП Тамбовской области и Знаменского РОВД.

Кроме того, показания В.В.С. об обстоятельствах совершения преступления подтверждаются совокупностью других доказательств.

Так в месте, указанном В.В.С., были обнаружены осколки стекла и порванная женская сорочка, выброшенные им в погреб.

Поза обнаруженного обнаженного трупа потерпевшей также соответствует показаниям В.В.С.

Согласно протоколу осмотра места происшествия у окна на задней стене сарая, примыкающего к дому потерпевшей, обнаружено наслоение вещества в виде следа ноги человека без обуви.

Из показаний свидетелей В.С., О., матери осужденного следует, что В.В.С. убежал без обуви, в носках.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля О., данных в ходе предварительного следствия, следует, что когда он и В.С. рыбачили на пруду, то мимо них пробежал с фонарем в руках В.В.С., на котором были одеты лишь спортивные брюки и носки. После этого к ним подошла В.В.А., мать осужденного и свидетеля В.С., и попросила найти В.В.С. По следам В.В.С. они прошли к дому Л.Т.Е. и, заглянув в окно, увидели, что В.В.С. стащил потерпевшую, одетую в ночную сорочку на пол и нанес ей удары руками и ногами. Испугавшись, они убежали от дома. Спустя некоторое время повстречавшийся им В.В.С. сообщил, что убил Л.Т.Е. из-за денег.

Из оглашенных в судебном заседании показаний свидетеля В.С., брата осужденного, следует, что когда они подошли к дому Л.Т.Е., он услышал женский крик, а, заглянув в окно, увидел, сидящую на полу Л.Т.Е. и брата Владимира, который попросил им помочь, но они испугались и убежали. Спустя некоторое время на улице им встретился брат Владимир, который сообщил, что убил Л.Т.Е.

В судебном заседании свидетели изменили свои показания, заявив, что дали их под воздействием работников милиции.

Однако суд обоснованно признал правдивыми их показания, полученные в ходе предварительного следствия, поскольку они также были допрошены с соблюдением норм уголовно-процессуального закона.

Кроме того, оглашенные показания свидетелей соответствуют не только показаниям самого В.В.С., но и показаниям допрошенного в судебном заседании свидетеля Л.А.Ю., пояснившего, что со слов В.С. и О. ему известно, что они искали В.В.С., подходили к дому Л.Т.Е., в окно видели В.В.С., который что-то делал, а Л.Т.Е. звала на помощь.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, проведенной судмедэкспертом С.Е.Ф., на трупе потерпевшей были обнаружены открытая черепно-мозговая травма, множественные колото-резаные и резаные раны, термический ожог в подбородочной области и обширная ожоговая поверхность на передне-боковой поверхности туловища справа, огнестрельная рана в подколенной области правого коленного сустава. Смерть потерпевшей наступила от повреждения головного мозга как результата проникающего колото-резаного ранения в череп через левую глазницу (открытая черепно-мозговая травма) на фоне малокровия внутренних органов.

Поскольку В.В.С. в ходе предварительного следствия отрицал причинение потерпевшей колото-резаных, резаных, огнестрельных, термических повреждений, и в связи с возникшими сомнениями в достоверности выводов судмедэксперта, органами следствия была проведена эксгумация трупа потерпевшей и назначена повторная комиссионная судебно-медицинская экспертиза.

Согласно заключению указанной экспертизы обнаружена тупая черепно-мозговая травма с открытыми переломами костей лицевого скелета, кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку; тупая травма шеи с переломом подъязычной кости, закрытая тупая травма грудной клетки с переломами 4-х ребер слева, ушибом нижней доли левого легкого; множественные ссадины и кровоподтеки на лице, туловище, левой нижней конечности на фоне участков подсыхания кожи.

Данные телесные повреждения возникли от действия тупых твердых предметов с ограниченной контактирующей поверхностью, возможно, в срок, указанный в постановлении. Отсутствие каких-либо специфических признаков не позволяет идентифицировать предметы, которыми причинены данные повреждения, однако образование этих повреждений в результате ударов руками и ногами не исключается.

В ходе проведения лабораторных и дополнительных методов исследования объектов трупа не установлено признаков применения огнестрельного оружия, колюще-режущих предметов, а также термического воздействия.

Множественные распространенные ссадины на лице, туловище, левой нижней конечности могли образоваться при перетаскивании и волочении тела по земле.

Смерть потерпевшей наступила от тяжкого, опасного для жизни телесного повреждения - тупой черепно-мозговой травмы с переломами костей лицевого скелета, кровоизлиянием под мягкую мозговую оболочку, спустя незначительный промежуток времени после причинения ей вышеуказанного повреждения 13 мая 2005 года.

Из описательной части заключения следует, что вокруг повреждения в подколенной области правого коленного сустава признаки огнестрельного, колото-резаного, колотого, рубленого воздействия не установлены, а обнаружены признаки, характерные для воздействия ногтей и (или) зубов мелких грызунов или животных.

С учетом совокупности исследованных в судебном заседании доказательств, в том числе положенных в основу приговора показаний осужденного, данных в ходе предварительного следствия, показаний всех судмедэкспертов, допрошенных в судебном заседании, суд дал надлежащую оценку заключению комиссионной судебно-медицинской экспертизы.

Каких-либо сомнений оно не вызывает.

Доводы осужденного и адвоката о причастности к смерти потерпевшей других лиц проверялись в судебном заседании, но не нашли своего подтверждения.

Следует отметить, что В.В.С. в ходе предварительного следствия уже оговаривал в совершении преступлений других лиц, не причастных к содеянному.

Так при допросе в качестве обвиняемого 2 июня 2005 года В.В.С. пояснил, что в дом потерпевшей он проник совместно с К.А.С., чтобы взять у Л.Т.Е. деньги. Он первым нанес потерпевшей удары по лицу, а затем ее избиение продолжил К.А.С., совместно с которым и по его просьбе он помог ему вытащить потерпевшую в огород. Взял вину на себя по просьбе К.А.С. Указанные обстоятельства В.В.С. подтвердил на очной ставке с К.А.С., который отрицал свою причастность к содеянному.

При допросе в качестве обвиняемого 21 июня 2005 года В.В.С. заявил, что оговорил К.А.С., а преступления совершил один.

Такие же показания он дал и при допросе в качестве обвиняемого 3 августа, 22 сентября 2005 года.

В начале судебного следствия В.В.С. вину в предъявленном обвинении признал полностью, но от дачи показаний отказался, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

После возобновления судебного следствия и замены адвоката К.Д.В. на адвоката С.С.А., последний представил суду "явку с повинной" В.В.С., в которой тот указал, что преступления были совершены Г.П.П. и его знакомым, имя которого он не знает, работавшим и проживающим на территории склада завода "Ревтруд". По их просьбе он вину взял на себя.

В ходе продолжающегося судебного следствия адвокат В.В.С. заявил, что его подзащитный вспомнил, что вторым лицом был С.А.П. (следует отметить, что сам В.В.С. никогда не называл эту фамилию).

А в последнем слове В.В.С. заявил, что преступления были совершены Г.П.П. и лицом по имени Володя.

Во время продолжающегося судебного следствия органами прокуратуры была проведена проверка заявления В.В.С. о причастности к совершению преступлений других лиц.

Как следует из постановления заместителя прокурора Знаменского района Тамбовской области от 10 февраля 2006 года, в возбуждении уголовного дела по ст. 105 УК РФ в отношении Г.П.П. отказано за отсутствием в его действиях состава преступления.

Как следует из указанного постановления, В.В.С. написал "явку с повинной" о совершении преступления Г.П.П. и другим лицом после того, как узнал от адвоката С.С.А. о том, что Г.П.П. умер 8 января 2006 года. Г.П.П. и С.П.П. по обстоятельствам дела были опрошены еще 15 мая 2005 года, оба отрицали свою причастность к совершению преступлений. Согласно справке, выданной п. Марфинским сельским Советом в ООО "Ревтруд" за период с 01.01.2005 г. по 01.06.20005# г. граждан по имени Владимир зарегистрировано не было.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал осужденного виновным в содеянном, правильно квалифицировал его действия.

Не находит судебная коллегия и оснований согласиться с доводами кассационного представления государственного обвинителя о допущенных судом нарушениях закона при постановлении приговора, влекущих его отмену.

Довод кассационного представления о том, что суд вопреки показаниям В.В.С., полученных в ходе предварительного расследования и признанных судом достоверными, а также вопреки предъявленному ему обвинению не указал, что В.В.С. избивал потерпевшую не только в комнате на кровати, затем около кровати и на пороге дома, но и в сенях дома, что имеет, по мнению государственного обвинителя, существенное значение для признания его виновным в содеянном, нельзя признать состоятельным.

Каких-либо объективных доказательств, подтверждающих, что В.В.С. избивал потерпевшую в сенях дома, в материалах дела не имеется.

Так лишь в двух протоколах допроса в качестве обвиняемого В.В.С. упоминает об этом.

Так при допросе 3 августа 2005 года он пояснил: "...бил ли я Л.Т.Е. в сенях, я не помню, может быть и бил" (т. 2, л.д. 14).

При допросе 22 сентября 2005 года В.В.С. пояснил: "Я дотащил Л.Т.Е. до сеней, где, кажется, еще несколько раз ударил ее ногами в область головы и туловища..." (т. 2. л.д. 48).

Таких вероятностных показаний осужденного недостаточно для признания его виновным в совершении указанных действий.

Тем более, что с учетом установленных судом действий В.В.С. по избиению потерпевшей на кровати, около кровати и на пороге дома, приведших к ее смерти, указанное государственным обвинителем обстоятельство не имеет значения для квалификации действий осужденного. Нельзя согласиться и с доводами кассационного представления о том, что признание судом совершения В.В.С. преступлений не около 22 часов, как это следует из предъявленного ему обвинения, а около 20 часов исключает его участие в их совершении, так как он в это время находился в гостях у жителей деревни.

Как следует из материалов дела, большинство свидетелей по делу после 12 часов 13 мая 2005 года в доме К.А.С., расположенном в деревне Ильинка, участвовали в употреблении спиртных напитков, отмечая увольнение К.А.С. в запас с воинской службы и возвращение домой. В 17-18 часов там же появились братья В-вы, в том числе и осужденный. Между братьями произошла ссора и драка, после которой В.В.С. убежал к дому потерпевшей, где и совершил преступления.

Следует отметить, что в силу указанных причин свидетели, поясняя об обстоятельствах того вечера, называют примерное время.

Так рыбачившие на пруду свидетели В.С. и О., мимо которых к дому потерпевшей пробежал осужденный, называют промежуток времени как: "примерно, после 20 часов", "около 20 часов".

Из показаний матери осужденного, В.В.А., данных в ходе предварительного расследования, следует, что сын пришел домой после ссоры около 20 часов и сразу убежал в сторону пруда, где она, увидев О. и сына Сергея, попросила их найти Владимира. Вернулся Владимир домой, примерно, через полтора часа. В судебном заседании В.В.А. пояснила, что сын вернулся домой в 21 час 25 минут.

При таких обстоятельствах указание суда о совершении В.В.С. преступлений около 20 часов, вместо около 22 часов согласно обвинительному заключению не свидетельствует о его алиби и не нарушает его права на защиту.

Довод кассационного представления о том, что при назначении наказания несовершеннолетнему осужденному суд в резолютивной части приговора должен быть сослаться на требования ст. 88 УК РФ, предусматривающей правила назначения наказания несовершеннолетним осужденным, не основаны на законе.

Вид и размер назначенному В.В.С. наказания в виде лишения свободы в кассационном представлении не оспаривается.

Довод кассационного представления о допущенном судом нарушении уголовного закона, как самостоятельном основании отмены приговора, выразившемся в том, что осужденному по ст. 162 ч. 4 УК РФ не назначено дополнительное наказание в виде штрафа, также не основан на действующем законе.

Санкцией ст. 164 ч. 4 УК РФ наказание в виде штрафа предусмотрено в качестве альтернативного, а не обязательного наказания.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ст. 162 ч. 4 УК РФ


С учетом обстоятельств преступления, данных о личности осужденного, совершившего преступление в несовершеннолетнем возрасте, оснований для назначения наказания в виде штрафа не имеется.

Наказание в виде лишения свободы назначено осужденному в соответствии с законом.

Оснований для его снижения также не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тамбовского областного суда от 11 октября 2006 года в отношении В.В.С. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя Б., кассационные жалобы осужденного и адвоката С.С.А. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 11 декабря 2006 г. N 13-О06-42


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.