Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 18-О06-72СП Поскольку назначая осужденному за получение взятки наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного преступления, данные о личности виновного, положительно характеризующегося, обстоятельства, смягчающие наказание, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 января 2007 г. N 18-О06-72СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного И. и адвокатов М.А.Ф., Х.Р.Ш., С.Н.Д. на приговор Краснодарского краевого суда от 29 сентября 2006 года, которым

И., 24 августа 1968 года рождения, уроженец г. Георгиевска Ставропольского края, несудимый -

осужден ст. 290 ч. 1 УК РФ к 3 годам лишения свободы в колонии-поселении, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти, а также с осуществлением организационно-распорядительных функций, сроком на два года.

Заслушав доклад судьи Е., выступление адвоката С.Н.Д., поддержавшей свою кассационную жалобу, и мнение прокурора Х.В.Ф., полагавшего оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей И. признан виновным в получении взятки при следующих обстоятельствах.

И. был назначен на должность заместителя начальника Приморско-Ахтарского РОВД - начальника следственного отдела, приказом ГУВД Краснодарского края N 322лс от 4 марта 2004 года.

Летом 2005 года в производстве СО Приморско-Ахтарского РОВД у следователя С.Е.А. находилось уголовное дело в отношении Д., обвиняемой по ч. 2 ст. 327 УК РФ в подделке подписи в доверенности на продажу дома. По этому делу она задерживалась на 48 часов в качестве подозреваемой. При ее освобождении из ИВС И. потребовал от Д. и ее адвоката Б. взятку за прекращение уголовного дела.

9 августа 2005 года Б. приехала в Приморско-Ахтарск, поселилась в гостинице "Волна" по ул. Ленина, 8. Около 11 часов 20 минут 9 августа 2005 года И. пришел в гостиницу в номер N 29 к Б. и получил от нее в качестве взятки 100000 рублей.

В кассационных жалобах:

осужденный И. считает, что приговор является незаконным и необоснованным. Полагает, что в нарушение требований ст. 75 и ч. 5 ст. 335 УПК РФ суд не исключил по делу недопустимые доказательства, в том числе протокол осмотра места происшествия от 9 августа 2005 года, как полученные с нарушением норм закона. В частности, указывает, что осмотр номера гостиницы был начат до возбуждения уголовного дела, и, кроме того, данное постановление о возбуждении уголовного дела было впоследствии отменено надзирающим прокурором, как незаконное. Ссылается также на то, что при осмотре помещения был незаконно произведен его личный обыск и произведены другие следственные действия. Утверждает, что при этом было нарушены его права на защиту. Указывает на недопустимость доказательств по делу, полученных после отмены постановления о возбуждении уголовного дела. Полагает, что судебное разбирательство в отношении него было предвзятым и необъективным, поскольку исследовались недопустимые доказательства с участием присяжных заседателей, и это выразилось в назначении ему сурового наказания с нарушением требований УК и УПК РФ. Просит приговор в отношении него отменить и дело производством прекратить на основании п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ;

телеграммой осужденный И., в дополнение к кассационной жалобе, уточняет доводы кассационных жалоб адвокатов М.А.С., Х.Р.Ш. и просит исключительно лишь об изменении приговора и смягчении наказания;

адвокат М.А.Ф. в защиту осужденного И. полагает, что приговор является незаконным и необоснованным в виду существенного нарушения уголовно-процессуального закона в ходе судебного рассмотрения уголовного дела. Указывает, что, несмотря на неоднократные ходатайства со стороны защиты, суд не исключил из разбирательства недопустимые доказательства, которые были представлены государственным обвинителем коллегии присяжных заседателей и повлияли на решение о виновности И. Такими доказательствами считает материалы оперативно-розыскной деятельности, полученные, по его мнению, с нарушением действующего законодательства. Наряду с этим ссылается на то, что постановление о возбуждении уголовного дела в отношении И. от 9 августа 2005 года было отменено, как незаконное, что повлекло недопустимость всех доказательств, собранных за 6 месяцев первоначального предварительного следствия, к которым относятся и материалы оперативного эксперимента и прослушивания телефонных переговоров. Считает, что после возбуждения уголовного дела 5 июня 2006 года проводилось дополнительное расследование уголовного дела, что повлекло недопустимость всех полученных доказательств, а также незаконными являются производство выемки аудио-видео и других материалов из камеры хранения прокуратуры, осмотр и признание их вещественными доказательствами. Просит приговор в отношении И. отменить, а дело производством прекратить, поскольку в отношении И. имело место провокация спецслужб;

адвокат Х.Р.Ш. в защиту осужденного И. считает, что приговор является незаконным. Указывает, что уголовное преследование в отношении И. ведется с 9 августа 2005 года, когда было возбуждено уголовное дело следователем прокуратуры Краснодарского края. Постановлением суда от 13 марта 2006 года уголовное дело было возвращено прокурору края в порядке ст. 237 УПК РФ в связи с тем, что решение о возбуждении уголовного дела принято неуполномоченным лицом. После этого, заместителем прокурора Краснодарского края вынесено два постановления от 5 июня 2006 года: об отмене постановления о возбуждении уголовного дела от 9 августа 2005 года и направлении материалов на дополнительную проверку; о возбуждении в отношении И. нового уголовного дела по тому же событию и по признакам того же преступления. Полагает, что по смыслу ст. 237 УПК РФ принятое решение по уголовному делу является незаконным. Ссылается также на постановление Конституционного Суда РФ от 8 декабря 2003 года, признавшим, что мотивом возвращения уголовного дела прокурору не может являться восполнение неполноты произведенного предварительного следствия, что, по его мнению, фактически имело место по настоящему уголовному делу. Считает, что в нарушение требований п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ перед новым возбуждением уголовного дела в отношении И. прокуратурой не получено заключение судьи районного суда о наличии в действиях И. признаков преступления, а использовано заключение, данное судьей Приморско-Ахтарского районного суда от 9 августа 2005 года перед первым возбуждением уголовного дела. Полагает, что по смыслу указанной нормы закона такое заключение должно даваться каждый раз при решении вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении следователя. Утверждает, что на вердикт присяжных заседателей о виновности И. повлияло исследование в их присутствии недопустимых доказательств. Просит приговор отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат С.Н.Д. в защиту осужденного И. не согласна с приговором, считает, что приговор незаконный и необоснованный, вынесен без учета всех обстоятельств дела и личности осужденного. Полагает, что наказание ему назначено без учета совокупности смягчающих обстоятельств, влияния назначенного наказания на исправление осужденного, условия жизни его семьи, имеющего на иждивении двух малолетних детей, его супруга и престарелая мать не имеют самостоятельного источника к существованию, нуждаются в его заботе и уходе. Судом оставлено без внимания то обстоятельство, что И. правдивыми и последовательными показаниями способствовал установлению всех фактических обстоятельств совершенного преступления. Указывает, что судом не обсужден вопрос невозможности исправления осужденного без отбывания наказания, то есть условной меры, а также назначения ему более мягкого наказания в виде штрафа. Принимая во внимание, что осужденный длительное время содержится под стражей, просит приговор в отношении И. изменить, сократить ему срок назначенного наказания до 1 года 6 месяцев и применить ст. 73 УК РФ с минимальным испытательным сроком.

В возражении на кассационные жалобы адвокатов М.А.Ф. и Х.Р.Ш. государственный обвинитель В. полагает, что доводы жалоб являются несостоятельными. Считает, что каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, ущемляющих права И., по делу не допущено, как и нарушений при производстве оперативно-розыскных мероприятий. Просит оставить кассационные жалобы без удовлетворения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражении на них, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению, по следующим основаниям.

Доводы кассационных жалоб о том, что с участием присяжных заседателей исследовались недопустимые доказательства, и что органами следствия и судом допущены другие нарушения закона, в частности, что нарушено право И. на защиту, не соответствуют материалам уголовного дела, из которых видно, что указанные в жалобе нарушения закона, не допускались.

Неосновательным является и утверждение о нарушениях положений указанного в жалобе постановления Конституционного Суда Российской Федерации.

Из материалов уголовного дела усматривается, что уголовное дело по обвинению И. было возвращено судом прокурору в соответствии с требованиями ч. 1 ст. 237 УПК РФ для устранения препятствий его рассмотрения судом, в виду того, что уголовное дело возбуждено не уполномоченным на это лицом.

Согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 8 декабря 2003 г. по делу о проверке конституционности положений статей 125, 219, 227, 229, 236, 237, 239, 246, 254, 271, 378, 405 и 408, а также глав 35 и 39 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросами судов общей юрисдикции и жалобами граждан, положения ч. 1 ст. 237 УПК РФ не исключают - по своему конституционно-правовому смыслу в их взаимосвязи - правомочие суда возвратить дело прокурору для устранения препятствий его рассмотрения судом в случаях существенного нарушения уголовно-процессуального закона, не устранимых в судебном производстве, если возвращение дела прокурору не связано с восполнением неполноты произведенного дознания или предварительного следствия.

Считать, что после возвращения уголовного дела прокурору по нему фактически проводилось дополнительное расследование, как об этом утверждается в кассационных жалобах, нет оснований, поскольку из материалов дела видно, что по делу были лишь устранены препятствия его рассмотрения судом.

Не основаны на законе и утверждения в кассационной жалобе адвоката Х.Р.Ш. о том, что при отмене постановления о возбуждении уголовного дела, в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона, и возбуждении уголовного дела в соответствии с требованиями закона, нужно новое заключение суда о наличии в действиях И. признаков преступления.

В материалах уголовного дела имеется заключение Приморско-Ахтарского районного суда о наличии в действиях И. признаков преступления, которое вступило в законную силу и не отменено.

Доводы в защиту осужденного о предвзятости и необъективности судебного разбирательства опровергаются протоколом судебного заседания, из которого видно, что И. и его защитники имели полную возможность осуществлять свои права, судебное заседание проводилось на основе состязательности и равенства сторон, ходатайства сторон разрешены судом в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона.

И. разъяснялись особенности рассмотрения уголовного дела с участием присяжных заседателей, в частности, особенности прав обвиняемого в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения по такому делу.

Обвинительный вердикт коллегии присяжных заседателей является ясным и не противоречивым, понятным по вопросам, поставленным перед присяжными заседателями.

В соответствии с ч. 2 ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт обязателен для председательствующего по уголовному делу, за исключением случаев, предусмотренных частями 4 и 5 настоящей статьи. Таких случаев председательствующим не установлено.

Действия осужденного И. суд квалифицировал в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными в судебном заседании обстоятельствами дела.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о назначении судом И. несправедливого наказания.

Назначая наказание, суд учел характер и степень общественной опасности совершенного И. преступления, данные о личности виновного, положительно характеризующегося. К обстоятельствам, смягчающим наказание И., суд отнес наличие малолетних детей у виновного. Суд также учел вердикт присяжных заседателей о снисхождении.

Судебная коллегия считает, что назначенное наказание осужденному И. соответствует требованиям ст.ст. 60, 65 УПК РФ, поэтому не находит оснований для смягчения ему наказания.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Краснодарского краевого суда от 29 сентября 2006 года в отношении И. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 18-О06-72СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение