Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 23-О06-68 Поскольку при назначении наказания осужденному за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, данные характеризующие личность виновного, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 18 января 2007 г. N 23-О06-68


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденного Ч. и адвоката Э. на приговор Верховного суда Чеченской Республики от 13 октября 2006 года, которым

Ч., родившийся 11 октября 1979 года в г. Грозном,

судимый 26.12.2005 году# по ст.ст. 209 ч. 2, 105 ч. 2 п.п. "а, б, ж, к", 222 ч. 3 УК РФ к 20 годам лишения свободы, первых 5 лет в тюрьме, а остального срока наказания в исправительной колонии строгого режима#,

осужден по ст. 317 УК РФ на 15 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного сложения наказания по приговору суда от 26.12.2005 года окончательно Ч. назначено 21 год лишения свободы с отбыванием первых 5 лет в тюрьме, а остального срока в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Б.В.П., изложившего обстоятельства дела, выслушав адвоката Э., поддержавшего доводы жалобы, мнение прокурора А., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Ч. признан виновным в посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов в целях воспрепятствования законной деятельности указанных лиц по охране общественного порядка и обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность.

Преступление совершено 20 сентября 2002 года в Октябрьском районе г. Грозного Чеченской Республики при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный Ч. вину не признал.

В кассационных жалобах:

осужденный Ч. указывает о своем не согласии с приговором. Утверждает, что на следствии оговорил себя в результате применения к нему недозволенных методов следствия со стороны оперативных работников. На самом деле он никаких преступлений не совершал, вина его ничем не подтверждается. Экспертиза не определила способ подрыва. Указывает, что его показания о том, что подрыв был проведен путем проводного замыкания, не подтверждается заключением экспертов, где они говорят о пульте дистанционного управления. Просит приговор отменить;

адвокат Э. считает приговор необоснованным, вынесенным без учета фактических обстоятельств по делу. Указывает, что приговор основан на показаниях осужденного Ч. данных им на предварительном следствии, которые даны с применением незаконных методов следствия и противоречат показаниям свидетеля Л. о месте и способе подрыва. Экспертизой способ подрыва не определен. В виду того, что приговор основан на сомнительных доказательствах, просит приговор отменить, а Ч. оправдать.

В возражениях на кассационную жалобу государственный обвинитель В.Х.Б., указывая на несостоятельность изложенных в них доводов, просит оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия находит вывод суда о виновности Ч. в совершении вмененного ему преступления основанным на исследованных в судебном заседании доказательствах, анализ которых содержится в приговоре.

Так, из показаний осужденного Ч., данных на предварительном следствии и признанных судом достоверными, усматривается, что 20 сентября 2002 года после обеда встретился с Л. во дворе полуразрушенного дома на ул. Краснофлотской г. Грозного, где было спрятано изготовленное Вл. взрывное устройство, после к ним подошел Вл. Как стемнело, они установили взрывное устройство напротив дома N 57 по ул. Краснофлотской г. Грозного и стали ожидать появления бронетехники федеральных сил. Л. наблюдал за обстановкой и должен был подать сигнал Вл. о появление техники. Примерно после обеда со стороны трампарка в сторону микрорайона появилась автомашина УАЗ и когда поравнялась с местом установки фугаса, Вл. путем замыкания проводов произвел взрыв. При проверке показаний с выходом на место, Ч. указал место установки и подрыва взрывного устройства (т. 1 л.д. 119-131, 167-169, т. 3 л.д. 171-174, т. 5 л.д. 124-128).

Признавая эти показания осужденного достоверными, суд обоснованно указал, что они согласуются с показаниями потерпевших К., Б.В.Г., М. и свидетеля Л. подробно изложенными в приговоре.

Кроме вышеизложенных показаний, по делу имеются и другие, приведенные в приговоре доказательства вины осужденного, признанные судом достоверными, в частности протокол осмотра места происшествия, заключения экспертиз.

Доводы Ч. о том, что он не совершал вмененного ему преступления, являются не состоятельными, поскольку опровергаются вышеприведенными доказательствами, проверенными в суде.

Доводы жалоб осужденного и его адвоката Э. о применении к Ч. недозволенных методов расследования, были предметом тщательного исследования в ходе судебного разбирательства, которые обоснованно признаны неубедительными с приведением в приговоре соответствующих мотивов.

Несостоятельны и доводы жалоб о том, что приговор вынесен на противоречивых показаниях Ч. и Л. данных на предварительном следствии о месте и способе подрыва, поскольку, из данных показаний усматривается, что 20.09.2002 года, они и неустановленное следствием лицо заложили взрывное устройство на ул. Краснофлотской и подорвали его в момент проезда автомобилей УАЗ. Несовпадение показаний Ч. о том, что подрыв был произведен путем замыкания проводов с показаниями Л. о производстве данного подрыва через пульт, объясняются# тем, что они сами непосредственно не производили подрыва, а также давностью событий происшедших в 2002 году.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой, в том числе дана оценка всем доказательствам по делу, нарушений норм УПК РФ не имеется, оно расследовано и рассмотрено всесторонне, полно и объективно.

При таких обстоятельствах судебная коллегия считает, что суд первой инстанции правильно установил фактические обстоятельства дела и обоснованно пришел к выводу о виновности Ч. в инкриминируемом ему преступлении.

Его действиям дана правильная юридическая оценка.

При назначении наказания Ч. суд учел общественную опасность содеянного, обстоятельства дела, а также, данные характеризующие его личность.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного суда Чеченской Республики от 13 октября 2006 года в отношении Ч. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 23-О06-68


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.