Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 октября 2006 г. N 46-О06-84 В связи с тем, что лицо совершило общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, суд в соответствии со ст. 21 УК РФ обоснованно освободил его от уголовной ответственности, назначив принудительные меры медицинского характера

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 16 октября 2006 г. N 46-О06-84


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 16 октября 2006 г. кассационную жалобу потерпевших К.И.В., К.Т.А. и С.Е.А. на постановление Самарского областного суда от 26 июля 2006 г., которым

Г.М.Б., 16 июля 1948 г. рождения, уроженец г. Куйбышева, совершивший запрещенные уголовным законом общественно опасные деяния, предусмотренные ст.ст. 105 ч. 1, 105 ч. 2 п.п. "а, к" УК РФ в состоянии невменяемости, освобожден от уголовной ответственности.

К нему применены принудительные меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением.

Мера пресечения Г.М.Б. оставлена без изменения - заключение под стражу.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., мнение прокурора К.Ю.Н., полагавшего постановление оставить без изменения, кассационную жалобу потерпевших без удовлетворения, судебная коллегия установила:

Как установлено судом, Г.М.Б., находясь в состоянии невменяемости, совершил запрещенное уголовным законом общественно опасное деяние - убийство потерпевшей Б.З.К., а затем убийство двух лиц - потерпевших К.А.П. и К.Л.Н. на почве личных неприязненных взаимоотношений и с целью скрыть факт ранее совершенного убийства Б.З.К.

Указанные общественно опасные, запрещенные уголовным законом деяния совершены 7 марта 2006 г. в г. Самаре при обстоятельствах, изложенных в постановлении суда.

В кассационной жалобе потерпевшие К.Т.А., С.Е.А., К.И.В. просят постановление Самарского областного суда от 26 июля 2006 г. в отношении Г.М.Б. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, провести в отношении Г.М.Б. повторную медицинскую экспертизу.

Указывается, что со слов свидетелей Пет., А., П.В., Сах., Бел., Буд., С.Н., Ч., по показаниям законного представителя Г.Д.Я. Г.М.Б. был абсолютно вменяем и адекватен.

В 2005 г. он помещался в психиатрический стационар в связи с угрозами убийством в адрес кого-то, невменяемым не признавался.

Со слов свидетелей, Б.3.К. и К.Л.Н. были для Г.М.Б. "врагами N 1", он знал, что на дополнительное обследование его направляла именно Б.З.К. Можно сделать вывод, что Г.М.Б. исполнил свои угрозы. Действия Г.М.Б. в момент совершения убийства Б.З.К. и в последующем можно расценить как поведение вполне здорового человека: он принял меры к сокрытию содеянного, пытался ввести в заблуждение следствие.

Государственный обвинитель Д.Е.С. просит постановление от 26.07.2006 г. оставить без изменения, а жалобу потерпевших - без удовлетворения.

Из заключения комиссии экспертов-психиатров следует, что в момент совершения указанного, запрещенного уголовным законом общественно опасного деяния Г.М.Б. страдал хроническим психическим расстройством в виде параноидной формы шизофрении с приступообразно-прогредиентным типом течения.

Указанное психическое расстройство лишало Г.М.Б. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. Это психическое расстройство у Г.М.Б. имеет место и в настоящее время, оснований не доверять выводам указанной экспертизы у суда не имелось.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе и в возражениях на жалобу, судебная коллегия находит постановление Самарского областного суда от 27 июля 2006 г. законным и обоснованным.

Выводы суда о совершении Г.М.Б. в состоянии невменяемости запрещенного уголовным законом деяния - убийства потерпевших Б.З.К., К.А.П., К.Л.Н. являются обоснованными и подтверждаются совокупностью доказательств: показаниями потерпевших и свидетелей, протоколом осмотра места происшествия, заключениями судебно-медицинских, судебно-психиатрической, криминалистических экспертиз и другими доказательствами, которые исследованы в суде и получили правильную оценку в их совокупности.

Доводы в кассационной жалобе о том, что Г.М.Б. является вменяемым и должен нести уголовную ответственность за содеянное, судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку они опровергаются совокупностью доказательств, подробный анализ которых изложен в постановлении.

В частности, из показаний законного представителя Г.М.Б. - Г.Д.Я. следует, что они состояли в браке, от брака имеют двоих сыновей.

Последнее время Г.М.Б. работал охранником на заводе, постоянно жаловался на работников завода. Дважды по своей воле лечился в психиатрической больнице, а 7 марта 2005 г. был доставлен туда с работы. Имеет взрывной характер. О совершенном убийстве представитель узнала от сотрудницы мужа, а о причастности последнего к преступлению спустя несколько дней от следователя.

Потерпевшая К.И.В. показала, что Б.З.К. является ее матерью.

Когда в указанное время мать не пришла с работы, К.И.В. от работников милиции узнала, что на территории завода обнаружен труп Б.3.К., опознала последнюю.

Из показаний К.Т.А. следует, что погибшие - ее родители. О совершенном убийстве потерпевшая узнала от сотрудников милиции, позднее стало известно, что к преступлению причастен Г.М.Б.

Последний, как было известно К.Т.А. от матери, постоянно конфликтовал с последней, был сменщиком последней, проходил лечение в психиатрической больнице. Перед помещением в психиатрическую больницу Г.М.Б. угрожал кому-то убийством, К.Л.Н. вызвала милицию и Г.М.Б. был отправлен в больницу.

Из показаний свидетеля Пет. следует, что 7 марта 2005 г. днем на проходной дежурил Г.М.Б. Потерпевшая К.Л.Н. просила последнего немного задержаться. Б.З.К. Свидетель# последний раз видел 7.08.2006 г. около 13 часов, когда та собралась уходить домой.

Сам Пет. ушел с завода в начале 17-ти часов вместе с Сах. и А.

На проходной находилась К.Л.Н.

8 марта 2006 г. позвонил директор завода Пан., сообщил, что со слов Ч. на заводе "что-то не так".

Вдвоем с Пан. они приехали на место, через ворота проникли на территорию, обнаружили на ступенях проходной кровь, потерпевших, которые были засыпаны снегом, вызвали милицию.

Пет. подтвердил, что 7.03.2005 г. К.Л.Н. вызывала работников милиции, поскольку Г.М.Б. вел себя неадекватно, был возбужден, по телефону угрожал кого-то "грохнуть". После этого Г.М.Б. три месяца лечился в психиатрической больнице.

Свидетель А. показала, что Б.З.К. 7 марта 2006 г. с работы уходила около 15 часов. Примерно в 15-30 мин. в отдел пришла К.Л.Н., посидела около 10 минут. Затем пришел Г.М.Б. и они вместе ушли. Сама А. ушла с работы около 16 часов, на вахте кроме К.Л.Н. никого не видела. Ей известно, что женщины-вахтеры жаловались на Г.М.Б. за грубость.

Аналогичные показания даны свидетелями П.В., Сах. В., Бел., Без., Н.С.

Из показаний Ч. следует, что 8 марта 2006 г. к 7 ч. 30 мин. она пришла на проходную, стучала в двери, но ей не открыли, жалюзи на окнах были закрыты.

По ее звонку приехали директор завода Пан. и главный инженер Пет.

Через забор они проникли на территорию завода, обнаружили, что в снегу напротив проходной закопаны трупы потерпевших. На ступенях лестницы административного здания свидетель видела следы крови, пол в подсобном помещении проходной был замыт.

Свидетель Е. показал, что живет вблизи проходной завода "Красный Октябрь", проходная из окна ее квартиры хорошо просматривается. На территории завода живут три собаки, которые по ночам лают на чужих, проходящих мимо проходной.

Вечером 7 марта 2005 г. свидетель находилась дома, собаки не лаяли. Примерно в 00 часов Е. слышала, что дверь проходной хлопнула, но собаки молчали, она поняла, что на территорию завода зашли "свои" люди.

Из показаний С.Н. следует, что последней было известно о нахождении в 2005 г. Г.М.Б. в психиатрической больнице. 7 марта 2006 г. Г.М.Б. приходил к ней около 17 ч. 45 мин., принес две подушки.

Свидетель К.3., снимавший у Г.М.Б. комнату, показал, что 7.03.2006 г. он лег спать примерно в 20 часов, Г.М.Б. с работы не вернулся, хотя обычно он приходил в 18-18.30 мин. На следующий день утром в 10 часов Г.М.Б. находился дома.

Свидетель С.3. - жена К.3. показала, что 7 марта 2006 г. она с мужем и сыном вернулась домой примерно в 17-18 часов, Г.М.Б. в квартире не было. Он пришел в 19-19.30 мин., постирал какие-то свои вещи. Примерно в 20-20.30 мин. Г.М.Б. ушел, а вернулся после 00 часов.

Из показаний А. и Н.Е. следует. Что# они работали на заводе охранниками, Г.М.Б. знали по работе, как вспыльчивого и конфликтного человека.

Из протокола осмотра места происшествия следует, что трупы потерпевших К.Л.Н. и Б.З.К. обнаружены вблизи от проходной на территории завода, прикопанными в снегу.

Труп потерпевшего К.А.П. обнаружен в комнате отдыха проходной завода.

На дорожке, ведущей от крыльца проходной, на кафельной плитке, покрывающей крыльцо, на полу душевой, на предметах обстановки, на трубах отопления, на стене обнаружены пятна, брызги и наложения вещества бурого цвета.

В кузове автомашины обнаружена женская вязаная шапка белого цвета, пропитанная веществом бурого цвета, похожий# на кровь. В мусорном контейнере находились сотовый телефон "Нокия", чехол от него, кусок керамической плитки с пятнами бурого цвета, женская сумка, косметичка, два детских платья, пенсионное удостоверение на имя Д.Н., опачканное# веществом бурого цвета, женский кошелек.

Установлено, что смерть потерпевшей Б.З.К. наступила от множественных переломов костей свода, основания черепа, лицевого скелета, с разрывами твердой мозговой оболочки, размозжением вещества головного мозга, с кровоизлияниями под оболочки мозга, в желудочки и вещество головного мозга.

Переломы костей черепа причинены в результате ударного воздействия твердого тупого предмета. Кроме того, потерпевший причинены множественные раны, кровоизлияния, кровоподтеки лица, мягких тканей головы, различных частей тела и конечностей.

Смерть Б.З.К. наступила в период от 8 до 24 часов до осмотра трупа на месте ее обнаружения.

Смерть К.А.П. наступила от многооскольчатого перелома свода черепа с переходом на основание, с повреждением твердой мозговой оболочки, с кровоизлияниями под мягкую мозговую оболочку, в желудочки и вещество головного мозга, с разрушением вещества головного мозга. Кроме того, потерпевшему были причинены закрытые переломы ребер, ссадины и кровоизлияния в мягкие ткани различных частей тела.

Повреждения, повлекшие смерть, причинены в результате ударов твердым тупым предметом.

Давность наступления смерти К.А.П. соответствует периоду от 10 до 16 часов от времени осмотра трупа 8.03.2005 г. в 14.45 мин. Содержание алкоголя в крови потерпевшего соответствует тяжелому алкогольному опьянению.

Смерть К.Л.Н. последовала от множественных переломов костей черепа, с кровоизлияниями под оболочки и в вещество головного мозга.

У потерпевшей установлены множественные кровоподтеки и кровоизлияния в мягких тканях головы, лица, различных частей тела и конечностей.

Повреждения, установленные у потерпевшей, причинены твердым тупым предметом.

Давность наступления смерти 8-16 часов до осмотра трупа, который проводился 8 марта 2006 г. в 12 ч. 50 мин.

Содержание алкоголя в крови К.Л.Н. соответствовало средней степени опьянения.

Из заключения комплексной судебно-биологической и медико-криминалистической экспертизы следует, что на куртке Б.З.К. обнаружена кровь, которая может происходить от Б.З.К. и К.Л.Н.

На кошельке Б.З.К., на предметах обстановки в проходной обнаружена кровь, которая может происходить от Б.З.К., К.А.П. и К.Л.Н.

На детском платье обнаружена кровь, происхождение которой возможно от смешивания крови К.А.П., К.Л.Н. и Б.З.К.

Из заключений судебно-криминалистических экспертиз следует, что на одежде Г.М.Б. обнаружены волокна, входящие в ткань одежды потерпевших Б.З.К. и К.Л.Н. На одежде К.А.П. и К.Л.Н. обнаружены волокна, входящие в ткань одежды Г.М.Б.

Из заключения комиссии экспертов-психиатров следует, что у Г.М.Б. выявлено хроническое психиатрическое расстройство в виде параноидной формы шизофрении с приступообразным прогредиентным типом течения.

Это подтверждается анамнестическими сведениями и данными медицинского наблюдения о наличии у него в прошлом аффективно-бредовых состояний, результатами настоящего клинического психиатрического обследования, которое выявило у Г.М.Б. наличие параноидного (бредового) синдрома с бредовой трактовкой анамнеза, типичные для шизофренического процесса изменения эмоциональности, мышления, грубые нарушения критики.

Указанное хроническое психическое расстройство в момент совершения инкриминируемого деяния лишало Г.М.Б. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Действия Г.М.Б. были обусловлены психическими переживаниями болезненного характера.

Принимая во внимание характер содеянного и клиническую картину заболевания, комиссия пришла к заключению, что и в настоящее время, вследствие имеющегося у него хронического психического расстройства Г.М.Б. не может осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими, нуждается в применении принудительной меры медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специального типа с интенсивным наблюдением.

Оснований сомневаться в указанных выводах у суда не имелось, не усматривает таких оснований и судебная коллегия.

Из материалов дела следует, что Г.М.Б. неоднократно до указанных событий проходил лечение в психиатрической больнице.

Согласно справки Самарской психиатрической больницы, Г.М.Б. наблюдается с 31.05.2005 г. с диагнозом: "Шизофрения приступообразно-прогредиентная, аффективно-бредовый приступ". С указанным диагнозом Г.М.Б. находился на лечении с 7.03.2005 г. по 4.05.2005 г.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение постановления Самарского областного суда от 26 июля 2006 г. в отношении Г.М.Б. органами следствия и судом не допущено.

Положения главы 51 УПК РФ (ст.ст. 433-446 УПК РФ), регламентирующие производство о применении принудительных, мер медицинского характера в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства соблюдены.

В деле принимали участие законный представитель и адвокат.

В постановлении приведены бесспорные доводы о том, что запрещенное уголовным законом общественно-опасное# деяние - убийство потерпевших Б.З.К., К.Л.Н., К.А.П. совершено Г.М.Б., который находился в состоянии невменяемости.

В ходе судебного разбирательства были исследованы справка на Г.М.Б. из психиатрической больницы, заключение судебно-психиатрической экспертизы о невменяемости Г.М.Б.

По указанным материалам каких-либо вопросов и заявлений от сторон не поступало, ходатайств о проведении в отношении Г.М.Б. дополнительной судебно-психиатрической экспертизы не имелось.

При таких обстоятельствах судебная коллегия полагает несостоятельными доводы потерпевших в кассационной жалобе о вменяемости Г.М.Б.

В связи с тем, что Г.М.Б. совершил общественно опасное деяние в состоянии невменяемости, суд в соответствии со ст. 21 УК РФ обоснованно освободил его от уголовной ответственности, назначив принудительные меры медицинского характера.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Самарского областного суда от 26 июля 2006 г. в отношении Г.М.Б. оставить без изменения, кассационные жалобы потерпевших К.Т.А., С.Е.А., К.И.В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 октября 2006 г. N 46-О06-84


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение