Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 48-Г06-22 Суд отказал в удовлетворении требований по заявлению о защите избирательных прав, поскольку избирательные объединения и политические партии не наделены правом обращения в суд в защиту прав и законных интересов неопределенного круга граждан, других участников избирательного процесса, и отсутствует обязательное условие для отмены результатов выборов - установление факта нарушения законодательства, которое не позволяет выявить действительную волю избирателей

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 48-Г06-22


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 20 декабря 2006 г. гражданское дело по кассационной жалобе Ж.М.Ю. на решение Челябинского областного суда от 23 августа 2006 г., которым ему и Челябинскому региональному отделению политической партии "Коммунистическая партия Российской Федерации" отказано в удовлетворении заявления о защите избирательных прав.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., объяснения Ж.М.Ю., представителя избирательной комиссии Челябинской области Ш.Е.В., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации С., полагавшей решение суда законным, Судебная коллегия установила:

Челябинское региональное отделение политической партии "КПРФ" (в дальнейшем ЧРО ПП КПФР) и кандидат в депутаты Законодательного собрания Челябинской области по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 Ж.М.Ю. обратились в Челябинский областной суд с заявлением о защите избирательных прав, в котором просили в соответствии с п. 3 ст. 77 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ":

- отменить постановление Избирательной комиссии Челябинской области "Об установлении общих результатов выборов депутатов Законодательного собрания Челябинской области" N 81/844 от 28 декабря 2005 г.,

- отменить решение Окружной избирательной комиссии по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области N 29 от 27 декабря 2005 г.,

- признать недействительным Протокол N 1 Окружной избирательной комиссии по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области, подписанный в 18 часов 42 минуты 27 декабря 2005 г.,

- отменить решение Территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на территории города Миасса по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области,

- признать недействительным Протокол N 1 Территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на территории города Миасса по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области, подписанный 27 декабря 2005 г. в 16 часов 10 минут,

- отменить решение Территориальной избирательной комиссии города Миасса "Об итогах голосования на двух участках NN 210 и 211" от 27 декабря 2005 г. N 35/2.

ЧРО ПП КПФР просило также взыскать понесенные судебные расходы в виде оплаты государственной пошлины в размере 2000 рублей, почтовые расходы в сумме 28 руб. 50 коп., расходы на оплату ксерокопирования в размере 18 рублей и расходы на оплату услуг представителя 3000 рублей.

В обоснование своих требований Челябинское отделение политической партии КПРФ сослалось на нарушение избирательными комиссиями избирательных прав граждан, избирателей и прав регионального отделения политической партии, выдвинувшего кандидатом в депутаты Законодательного собрания Челябинской области по данному одномандатному избирательному округу Ж.М.Ю., а также на то, что этим затрагиваются интересы всего общества, в том числе ЧРО ПП КПФР, которое является частицей этого общества.

В судебном заседании представитель ЧРО ПП КПРФ заявленные требования поддержал в полном объеме и пояснил, что Избирательная комиссия не исполнила обязанностей по обеспечению соблюдения установленного порядка подсчета голосов и определения результатов выборов. Принятие Территориальной избирательной комиссией города Миасса 27 декабря 2005 года незаконного решения N 35/2 "Об итогах голосования на двух участках NN 210 и 211", которым она посчитала выборы недействительными, повлекло в дальнейшем при подведении итогов голосования на территории города Миасса, а затем в избирательном округе в целом, неправомерное исключение из общего числа избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования на избирательных участках, 2671 избирателя. Действующее законодательство не предусматривает возможности внесения изменений в списки избирателей после окончания голосования и исключения из этого списка избирателей, внесенных в списки избирателей на участках, итоги голосования по которым признаны недействительными. Исключение из списков избирателей, внесенных в него на момент окончания голосования, 2671 избирателя повлияло на определение результатов выборов по округу в целом, так как при включении указанного числа избирателей общее число избирателей составит 93096 и при количестве принявших участие в выборах 22647 избирателей выборы по округу должны быть признаны несостоявшимися вследствие недостаточной явки избирателей (24,3%). Признание выборов недействительными давало возможность кандидату Ж.М.Ю., выдвинутому ЧРО ПП КПФР, участвовать в повторных выборах.

Кроме того, представитель ЧРО ПП КПРФ заявил о подложности представленного Территориальной избирательной комиссией решения от 27.12.2005 г. N 35/2, так как имеющаяся у избирательного объединения копия этого решения имеет иную редакцию. Решение в представленной Территориальной избирательной комиссией редакции принято не было.

Ж.М.Ю. в судебном заседании поддержал свои требования и требования ЧРО ПП КПРФ, пояснив, что избирательные комиссии необоснованно признали выборы по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области состоявшимися. Решение Территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на 210 и 211 избирательных участках незаконно, так как отсутствие реестра избирателей, проголосовавших вне помещения избирательного участка, не исключает возможности проверки количества проголосовавших вне избирательного участка избирателей на основании других документов - актов о проведении голосования вне помещения, заявлений избирателей. Определение явки избирателей достаточной для признания выборов состоявшимися осуществлено избирательными комиссиями незаконно, путем исключения из числа избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования.

Представитель Избирательной комиссии Челябинской области с заявленными требованиями не согласилась и пояснила, что нарушений законодательства о выборах при подведении итогов голосования на выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области не допущено. Документация о выборах оформлена в соответствии с требованиями закона и рекомендациями ГАС "Выборы".

Представитель Территориальной избирательной комиссии Миасского городского округа с заявленными требованиями не согласилась и пояснила, что решение территориальной избирательной комиссии соответствует требованиям закона. Выданная избирательному объединению копия решения содержит техническую ошибку. Изменений в списки избирателей на момент окончания голосования не вносилось. Число избирателей, внесенных в списки избирателей по 210 и 211 избирательным участкам, указано в протоколе в его описательной части в связи с признанием недействительными итогов голосования по этим участкам.

Представитель Окружной избирательной комиссии по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 по выборам депутата Законодательного собрания Челябинской области с заявлением не согласилась, поддержала доводы, изложенные представителями областной и территориальной избирательных комиссий.

Решением Челябинского областного суда от 23 августа 2006 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Ж.М.Ю. поставлен вопрос об отмене решения суда по мотиву его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия оснований для отмены решения суда не находит.

В соответствии с постановлением Законодательного собрания Челябинской области от 25 августа 2005 г. N 1785 "Об утверждении схемы одномандатных избирательных округов для проведения выборов депутатов Законодательного собрания Челябинской области и ее графических изображений" образован Чебаркульский избирательный округ N 29.

Постановлением Законодательного собрания Челябинской области от 22 сентября 2005 г. N 1827 "О назначении выборов депутатов Законодательного собрания Челябинской области нового созыва" на 25 декабря 2005 г. назначены выборы депутатов Законодательного собрания Челябинской области. Голосование по выборам депутатов Законодательного собрания состоялось 25 декабря 2005 г.

Согласно Протокола N 1 окружной избирательной комиссии о результатах выборов депутата Законодательного собрания Челябинской области по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 от 27 декабря 2005 г. число избирателей, включенных в список на момент окончания голосования составило 90425 человек (строка 1), приняло участие в выборах 22647 (сумма строк 3 и 4), что составляет 25,05% избирателей.

Согласно Протокола N 1 территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на территории города Миасса по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 от 27 декабря 2005 г. число избирателей, включенных в список на момент окончания голосования составило 34173 человек# (строка 1), приняло участие в выборах 7138 избирателей по 27 из 29 избирательных участков (сумма строк 2 и 3).

В соответствии с п.п. 1 п. 2 ст. 49 Закона Челябинской области "О выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области" для признания выборов состоявшимися необходимо, чтобы участие в выборах приняло не менее 25% от числа избирателей, внесенных в списки избирателей.

Решением N 37 от 27 декабря 2005 г. Окружной избирательной комиссии по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 "Об утверждении результатов выборов депутатов Законодательного собрания Челябинской области четвертого созыва по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29" выборы признаны состоявшимися. Депутатом Законодательного собрания Челябинской области избран Ж.А.Л., набравший 11800 голосов. Кандидат Ж.М.Ю., согласно протокола N 1 Окружной избирательной комиссии о результатах выборов по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29, набрал 5485 голосов.

Исчерпывающий перечень оснований, по которым суд вправе отменить решение избирательной комиссии о результатах соответствующих выборов после определения результатов выборов, предусмотрен п. 2 и п. 3 ст. 77 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав...". Аналогичный перечень оснований содержится также в п. 4 и п. 5 ст. 61 Закона Челябинской области "О выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области".

Законом предусмотрена возможность отмены решения избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов на избирательном участке, территории, в избирательном округе, в муниципальном образовании, в Челябинской области в целом в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка голосования и подсчета голосов, определения результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей.

Отмена судом решения об итогах голосования, о результатах выборов влечет проведение повторного подсчета голосов избирателей либо, в случае, если допущенные нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей, признание результатов выборов по данному избирательному округу недействительными.

Следовательно, суд правильно исходил из того, что для отмены решения окружной избирательной комиссии об утверждении результатов выборов депутатов Законодательного собрания Челябинской области по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 необходимо установление совокупности обстоятельств: нарушение избирательного законодательства, повлекшее невозможность выявления действительной воли избирателей и нарушение оспариваемыми решениями прав и законных интересов заявителей.

В соответствии с п. 1 ст. 77 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." и п. 1 ст. 61 Закона Челябинской области "О выборах депутатов..." вышестоящая избирательная комиссия вправе отменить решение нижестоящей комиссии об итогах голосования, о результатах выборов и признать итоги голосования, результаты выборов недействительными, если выявленные ею нарушения законодательства о выборах не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

Как видно из материалов дела и установлено судом, Территориальная избирательная комиссия города Миасса своим решением N 35/2 от 27 декабря 2005 г. признала итоги голосования на выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области по избирательным участкам N 210 и N 211 недействительными и исключила их из общих итогов голосования по одномандатному избирательному округу.

Основанием для признания итогов голосования по этим участкам послужило нарушение п. 2 ст. 66 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав граждан..." и п. 2 ст. 45 Закона Челябинской области "О выборах депутатов Законодательного собрания...", установленное в ходе рассмотрения жалобы кандидата в депутаты Законодательного собрания по данному избирательному округу Ж.А.Л., поданной до подведения итогов голосования на соответствующей территории.

В своей жалобе кандидат в депутаты Ж.А.Л. сослался на факты голосования вне помещения на указанных выше избирательных участках без специального реестра регистрации обращений избирателей о предоставлении возможности проголосовать вне помещения для голосования. Статья 45 Закона Челябинской области "О выборах депутатов..." предусматривает, что указанные выше специальные реестры по окончании голосования должны храниться вместе со списком избирателей. При рассмотрении жалобы территориальной комиссией, несмотря на то, что ею предоставлялось время председателям участковых комиссий предоставить указанные реестры, реестры избирателей, выразивших желание проголосовать вне помещения участковой избирательной комиссии, представлены не были. Данные обстоятельства были подтверждены в судебном заседании протоколом заседания Территориальной избирательной комиссии города Миасса N 35/2 от 27.12.2005 г. и показаниями свидетеля Ш.В.Н.

Ссылка заявителей на то, что отсутствие специальных реестров могло быть компенсировано наличием другой документации, в которой содержатся сведения о количестве избирателей, проголосовавших вне помещения для голосования - отметками в списках избирателей данных избирательных участков о голосовании вне помещения, актами о проведении голосования вне помещения для голосования, обоснованно отвергнута судом, так как она основана на ошибочном применении законодательства о выборах.

В соответствии с п. 12 ст. 66 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." и п. 12 ст. 45 Закона Челябинской области "О выборах депутатов..." члены избирательной комиссии вправе выдавать бюллетени только тем избирателям, которые зарегистрированы в реестре.

Следовательно, как правильно указал суд, отсутствие реестров не может быть преодолено наличием отметок в списках избирателей и данными актов о проведении голосования.

На момент рассмотрения жалобы избирательные бюллетени, извлеченные из переносных урн для голосования, были смешаны с бюллетенями, находившимися в стационарных урнах.

Поэтому доводы заявителей о том, что отсутствие реестра могло повлечь только признание недействительными бюллетеней, находившихся в урнах для голосования вне помещения, обоснованно отвергнуты судом.

При таких обстоятельствах является правильным вывод суда о том, что Решение Территориальной избирательной комиссии о признании недействительными итогов голосования по избирательным участкам NN 210 и 211 является обоснованным и соответствует требованиям закона, так как доводы жалобы, поданной кандидатом в депутаты Ж.А.Л. о голосовании вне помещения без реестров, не были опровергнуты участковыми избирательными комиссиями в ходе рассмотрения его жалобы. Отсутствие реестров делает невозможным определение результата выборов на указанных избирательных участках в целом.

Суд правильно не согласился с доводами заявителей о подложности Решения N 35/2 от 27.12.2005 г. на том основании, что в выданной ЧРО ПП КПРФ 23.01.2006 г. копии этого решения п. 1 резолютивной части "Итоги голосования на выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области по избирательным участкам N 210 и N 211 считать недействительными" был изложен как "Выборы депутатов Законодательного собрания Челябинской области по избирательным участкам N 210 и N 211 считать недействительными".

Председатель Территориальной избирательной комиссии города Миасса пояснила, что выданная копия решения содержала техническую ошибку, которая была в последствии исправлена. Согласно протокола заседания Территориальной избирательной комиссии от 27.12.2005 года избирательная комиссия по результатам рассмотрения жалобы Ж.А.Л. приняла решение "Итоги голосования на выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области по избирательным участкам N 210 и N 211 считать недействительными". Данная редакция содержится как в копии протокола, представленного заявителем, так и его подлиннике, который обозревался в судебном заседании. Резолютивная часть решения избирательной комиссии, изложенная в протоколе заседания Территориальной избирательной комиссии, соответствует тексту решения, выполненного в виде отдельного документа.

По смыслу п. 5 ст. 69 и п. 4 ст. 78 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." жалобы, поступившие в территориальную комиссию в период, который начинается в день голосования и оканчивается в день составления соответствующего протокола об итогах голосования, на нарушения законодательства о выборах подлежали разрешению до составления итогового протокола.

Следовательно, соответствует закону вывод суда о том, что рассмотрение 27 декабря 2005 г. Территориальной избирательной комиссией жалоб кандидата Ж.А.Л., поступивших 26 и 27 декабря 2005 г. до составления итогового протокола является правомерным. То обстоятельство, что кандидат Ж.А.Л. не обращался с жалобой на нарушение порядка голосования вне помещения для голосования непосредственно в участковые комиссии, как правильно указал суд, не является препятствием для его обращения с такой жалобой в вышестоящую по отношению к участковой избирательную комиссию.

В целях реализации прав избирателей соответствующими комиссиями составляются списки избирателей на основании сведений, полученных с использованием государственной системы регистрации (учета) избирателей и представляемых в избирательные комиссии соответствующими уполномоченными органами и должностными лицами по установленной форме. Список избирателей составляется соответствующей комиссией, в том числе с использованием ГАС "Выборы", отдельно по каждому избирательному участку (п. 1, п. 6, п. 7 ст. 17 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав...").

Судом установлено и следует из материалов дела, что голосование на выборах депутата Законодательного собрания Челябинской области по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29 осуществлялось соответствии со Списками избирателей, включавших 93096 избирателей (в избирательном округе), в том числе 36844 избирателей на территории города Миасса, на момент окончания голосования по всем 29 избирательным участкам территории города Миасса, включая избирательные участки N 210 и 211. Данное обстоятельство не оспаривалось сторонами и соответствует данным соответствующих протоколов территориальной и окружной избирательных комиссий.

Пункт 18 ст. 17 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав..." содержит императивную норму, запрещающую внесение каких-либо изменений в списки избирателей, участников референдума после окончания голосования и начала подсчета голосов избирателей.

В соответствии с п. 2, ст. 69 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" итоги голосования на соответствующей территории, в округе, субъекте Российской Федерации определяются вышестоящими комиссиями на основании данных протоколов об итогах голосования нижестоящих комиссий после предварительной проверки правильности их составления путем суммирования содержащихся в них данных. Решение комиссии об итогах голосования оформляется протоколом об итогах голосования.

Доводы заявителей о том, что при определении итогов голосования Территориальная избирательная комиссия, а затем окружная избирательная комиссия незаконно внесли изменения в списки избирателей после окончания голосования, как обоснованно указал суд, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

В судебном заседании было установлено и видно из материалов дела, что Территориальная избирательная комиссия при подведении итогов голосования на соответствующей территории действовала в порядке, предусмотренном приведенной выше нормой Федерального закона, а также ст. 48 Закона Челябинской области "О выборах депутатов Законодательного собрания Челябинской области" и суммировала данные протоколов участковых избирательных комиссий на данной территории избирательного округа, итоги голосования в которых не были признаны недействительными. Число избирателей, внесенных в списки избирателей, на момент окончания голосования, указанное в строке 1 Протокола N 1 Территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на территории города Миасса, соответствует сумме строк N 1 протоколов об итогах голосования на 27 избирательных участках территории города Миасса. Данные обстоятельства подтверждаются сводными таблицами.

2671 избиратель, о незаконности исключения которых из списков избирателей указывают заявители, были включены в списки избирателей по окончанию голосования на избирательных участках NN 210 и 211 по данным протоколов N 1 об итогах голосования на этих участках. Поскольку итоги голосования на избирательных участках NN 210 и 211, расположенных на территории города Миасса, входящего в состав территории Чебаркульского одномандатного избирательного округа, были признаны решением Территориальной избирательной комиссией недействительными, данные протоколы были исключены из подсчета и сведения о результатах голосования на этих участках не суммировались при подведении итогов голосования на соответствующей территории по всем графам, включая графу 1 "число избирателей, внесенных в список на момент окончания голосования".

Сведения о количестве участков, итоги голосования по которым признаны недействительными и количестве избирателей, внесенных в списки избирателей на момент окончания голосования на этих участках имеются в Протоколе N 1 Территориальной избирательной комиссии об итогах голосования на территории города Миасса по Чебаркульскому одномандатному избирательному округу N 29.

Следовательно, является правильным вывод суда о том, что Территориальная избирательная комиссия при определении результатов голосования не вносила никаких изменений в списки избирателей по состоянию на момент окончания голосования.

Обязательным условием отмены результатов выборов судом является установление факта нарушения избирательного законодательства, которое повлекло невозможность выявления действительной воли избирателей по данному избирательному участку, территории, округу в целом. Заявления ЧРО ПП КПРФ и Ж.М.А., как обоснованно указал суд, не содержат доводов о том, что указанные ими нарушения законодательства о выборах повлекли невозможность выявления действительной воли избирателей. Оценив представленные сторонами доказательства, суд пришел к правильному выводу не только об отсутствии нарушений закона в части установленного порядка подведения итогов голосования избирательными комиссиями всех уровней, но и отражении в оспариваемых заявителями решениях и протоколах действительной воли избирателей округа.

Кроме того, суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые решения не нарушают прав и законных интересов заявителей.

В соответствии с п. 1 ст. 259 ГПК РФ избиратели, участники референдума, кандидаты и их доверенные лица, избирательные объединения и их доверенные лица, политические партии и их региональные отделения, иные общественные объединения, инициативные группы по проведению референдума и их уполномоченные представители, иные группы участников референдума и их уполномоченные представители, наблюдатели, прокурор, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд.

Согласно п. 10 ст. 75 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." с жалобами на решения и действия (бездействие), нарушающие избирательные права граждан и право граждан на участие в референдуме, могут обратиться избиратели, участники референдума, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения и их доверенные лица, иные общественные объединения, инициативная группа по проведению референдума и ее уполномоченные представители, наблюдатели, а также комиссии.

Политическая партия, участвующая в выборах (избирательное объединение) в соответствии с п. 1 ст. 35 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." вправе выдвигать кандидатов, списки кандидатов.

Избирательное объединение ЧРО ПП КПФР реализовало свое право на выдвижение кандидата в одномандатном избирательном округе и выдвинуло в качестве кандидата в депутаты Ж.М.Ю., который был зарегистрирован в качестве кандидата и был включен в бюллетени для голосования.

Исходя из принципа равенства кандидатов, установленного ст. 39 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав..." все кандидаты обладают равными правами и несут равные обязанности, за исключением случаев, установленных настоящим Федеральным законом.

От имени кандидатов вправе выступать исключительно их уполномоченные представители по финансовым вопросам, доверенные лица, а в случае выдвижения кандидата в составе списка кандидатов также уполномоченные представители, доверенные лица избирательного объединения, выдвинувшего этот список.

Таким образом, суд правильно указал в решении, что избирательное объединение, выдвинувшее кандидата в одномандатном избирательном округе, вправе выступать от своего имени только в защиту своих прав и интересов и не наделено правами по обращению в защиту прав и законных интересов других участников избирательного процесса.

Доводы ЧРО ПП КПРФ о нарушении оспариваемыми решениями избирательных прав избирательного объединения, выдвинувшего Ж.М.Ю. в качестве кандидата в депутаты Законодательного собрания Челябинской области по данному одномандатному избирательному округу обоснованно отвергнуты судом, поскольку в судебном заседании заявителем не представлено никаких доказательств, подтверждающих нарушение прав избирательного объединения. При этом суд обоснованно исходил из того, что оспариваемые решения избирательных комиссий по подведению итогов голосования касаются пассивного избирательного права кандидата Ж.М.Ю., а не избирательного объединения.

Ссылка ЧРО ПП КПРФ о нарушении избирательных прав избирателей округа также правильно отвергнута судом, так как политическая партия не наделена полномочиями обращения в суд в защиту прав и интересов неопределенного круга граждан - избирателей округа.

Соответствует материалам дела и вывод суда о том, что оспариваемыми решениями избирательных комиссий не нарушаются и избирательные права кандидата Ж.М.Ю. Доводы заявителей о том, что исключение при определении результатов голосования данных по избирательным участкам N 210 и N 211 нарушают права данного кандидата, так как по этим участкам за него было подано втрое больше голосов чем за избранного кандидата Ж.А.Л., противоречит материалам дела. Разница в 6315 голосов, поданных избирателями за кандидата Ж.А.Л., признанного избранным депутатом, и кандидата Ж.М.Ю., при 22647 проголосовавших в избирательном округе в целом, как правильно указал суд, свидетельствует о том, что 162 голоса, отданные избирателями за кандидата Ж.М.Ю. на избирательных участках N 210 и N 211 на основании протоколов, признанных территориальной избирательной комиссией недействительными, не может оказать никакого влияния на результаты выборов.

Доводы заявителей о возможном ином результате голосования в случае признания выборов 25 декабря 2005 г. несостоявшимися и проведении в избирательном округе повторных выборов, как правильно указал суд, носят предположительный характер и не могут служить основанием для удовлетворения заявленных требований.

Поскольку заявленные требования по существу не удовлетворены, оснований для взыскания понесенных заявителями в связи с настоящим делом судебных расходов не имеется.

Вывод суда основан на анализе доказательств, мотивирован, соответствует материалам дела и оснований считать его неправильным у Судебной коллегии не имеется.

Нарушений судом норм материального и процессуального права, которые бы привели или могли привести к неправильному рассмотрению дела, в том числе и тех, на которые имеется ссылка в кассационной жалобе, судом не допущено.

Довод о том, что суд разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, других кандидатов в депутаты по этому же избирательному округу, не основан на законе, поскольку решением суда права этих лиц непосредственно не затрагиваются.

Руководствуясь ст.ст. 361, 362, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия определила:

решение Челябинского областного суда от 23 августа 2006 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Ж.М.Ю. - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 декабря 2006 г. N 48-Г06-22


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.