Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 59-О06-21 Приговор в отношении осужденного за покушение на убийство, убийство и кражу подлежит изменению, поскольку в срок исчисления назначенного наказания подлежит зачету время с момента фактического задержания осужденного

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 30 ноября 2006 г. N 59-О06-21


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 30 ноября 2006 года кассационную жалобу осужденного П.И.В. на приговор Амурского областного суда от 16 июня 2006 года, которым

П.И.В., родившийся 13 сентября 1972 г. в пос. Агинское Читинской области, со средне-специальным образованием, не работавший, ранее судимый 21 декабря 2004 г. по п. "в" ч. 2 ст. 158; ч. 3 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы условно с испытательным сроком в три года,

осужден по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ - к шести годам лишения свободы;

по п.п. "а, в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы;

по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ - к двум годам лишения свободы;

по совокупности преступлений на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к двадцати годам лишения свободы;

по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ - к двадцати двум годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

П.И.В. признан виновным и осужден:

- за покушение на убийство И.Вас., совершенное на почве личных неприязненных отношений;

- за убийство двух лиц: матери и отца И.Вас. - И.А.И. и И.Вик., инвалида первой группы, заведомо находившегося в беспомощном состоянии, с целью скрыть другое преступление;

- за кражу имущества И.Вас. на сумму 1552 руб., совершенную группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены им в с. Великокнязевка Белогорского района Амурской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора Ш.М.В., полагавшей приговор в отношении П.И.В. изменить в части исчисления срока наказания и оставить в остальном его без изменения, судебная коллегия установила:

в кассационной жалобе осужденный П.И.В. просит изменить приговор в части осуждения его по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ, исключить его осуждение по п.п. "в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ, ссылаясь на необоснованность приговора, неправильную оценку доказательств, на ненадлежащую его защиту, на судебное рассмотрение дела необъективно, с обвинительным уклоном. Утверждает, что при совершении убийств он не контролировал своих действий, что умысла на убийство И.Вас. он не имел, что о беспомощном состоянии И.Вик. он не знал, а убил И.Вик. и И.А.И. на бытовой почве, а не с целью сокрытия преступления. Обращает внимание на то, что И.Вик. скончался не на месте происшествия, а в больнице. Просит изменить ему вид колонии на особый режим или тюремное заключение.

В возражениях потерпевшая А.В.В. считает доводы жалобы несостоятельными, а государственный обвинитель З. просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационной жалобы и возражений на нее, судебная коллегия находит приговор в отношении П.И.В. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Виновность П.И.В. в содеянном им подтверждается совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании, приведенных в приговоре, а его виновность в убийстве двух лиц - И.А.И. и И.Вик. и в краже имущества И.Вас., совершенной группой лиц по предварительному сговору - и не оспаривается в жалобе.

Квалификация действий П.И.В. по п. "а" ч. 2 ст. 158 УК РФ по указанным в приговоре признакам является правильной.

Ссылка в жалобе на то, что П.И.В. пришел в дом И-ых случайно, для распития спиртного, не влияет на законность и обоснованность приговора, поскольку наличие (отсутствие) умысла на убийство не связывается с моментом его возникновения.

Как пояснял потерпевший И.Вас., после распития спиртного, когда оно закончилось, П.И.В. предложил продать два ведра, стоявшие в доме, а на вырученные деньги купить спиртное, на что он не согласился и стал выпроваживать П.И.В. и Т. из дома. Продолжая ссориться, они вышли в коридор. П.И.В. схватил лом, которым они подпирали дверь и нанес ему ломом удар по голове, в область лба, от чего он потерял сознание. Очнулся он впоследствии в подполе.

Из показаний Т. следует, что когда допивали спиртное, то П.И.В. хотелось еще выпить и он предложил И.Вас. продать два оцинкованных ведра. И.Вас. и И.А.И. были против продажи ведер. Возник конфликт. П.И.В. предложил И.Вас. продолжить "разговор" в коридоре (т. 1 л.д. 97). П.И.В. заявил И.Вас., что сейчас убьет его, на что тот ответил: "Только попробуй". П.И.В. схватил в руки лом и нанес им удар по голове И.Вас., от удара тот потерял сознание (т. 1 л.д. 107-108, 146, 150).

Суд обоснованно признал достоверными показания потерпевшего И.Вас. и Т. в части, соответствующей друг другу и другим доказательствам.

Ссылка на то, что поскольку ранее И.Вас. и Т. находились в Усть-Ивановской психиатрической больнице, то их показания являются недопустимыми доказательствами - несостоятельна.

Как следует из материалов дела, И.Вас. на учете у врача-психиатра не состоял (т. 2 л.д. 160), окончил курсы обучения на тракториста, ранее (11 июня 1998 г.) он осуждался (по п.п. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ), признавался вменяемым и ему назначалось наказание. На учете он состоял у врача-нарколога и лечение проходил в Усть-Ивановской психиатрической больнице один раз - в 2002 г. по поводу алкоголизации (был признан хроническим алкоголиком 2-ой стадии).

В отношении Т. проведена судебно-психиатрическая экспертиза. Комиссия экспертов-психиатров пришла к выводу, что Т. хроническим психическим расстройствам не страдал и не страдает, а обнаруживает признаки легкой умственной отсталости (олигофрения в степени умеренно выраженной дебильности), однако изменение психики у него не столь значительны, не лишали его возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими и он мог правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них правильные показания. А в Усть-Ивановской психиатрической больнице в 2002 г. Т. проходил стационарную трудовую экспертизу, ему был выставлен диагноз "легкая умственная отсталость (умеренно выраженная дебильность) без нарушений поведения" и в установлении группы инвалидности по психическому состоянию ему было отказано.

При таких данных оснований к признанию показаний И.Вас. и Т. недопустимыми доказательствами по указанному доводу - не имеется.

Ссылка на то, что потерпевшему И.Вас. в судебном заседании прокурором задавались наводящие вопросы - не состоятельна и противоречит содержанию протокола судебного заседания.

Свидетель М. пояснял, что как говорил И.Вас., П.И.В. избил его из-за ведер.

Сам П.И.В. в ходе предварительного следствия пояснял, что он помнит, что наносил удары ломом И.Вас. (т. 1 л.д. 146).

Из акта судебно-медицинской экспертизы, проведенной 15 марта 2006 г., видно, что на волосистой части головы в теменной области чуть слева от средней линии имелся вертикальный рубец размерами 4,7x0,4 см с закругленными концами и ровными краями, являвшийся результатом заживления раны, которая могла возникнуть 5 декабря 2005 г. от действия тупого твердого предмета с удлиненной ограниченной поверхностью, каким мог быть удар ломом. Этот рубец не причинил вреда здоровью. Возникновение этого телесного повреждения при падении И.Вас. с высоты собственного роста, как с приданным ускорением, так и без такового, а также - при ударе кулаком, ногой - маловероятно.

В материалах дела не имеется ни медицинских справок, ни акта судебно-медицинской экспертизы, из которых следовало бы, что рана у И.Вас. находилась на затылочной части головы, и в этой части доводы жалобы - несостоятельны.

Как пояснял специалист Н., врач - нейрохирург, при нанесении удара ломом по голове со значительной силой возможно, что кости черепа останутся без повреждений, если такой удар ломом наносился сверху вниз (у И.Вас. рубец вертикальный) по касательной к голове.

При таких данных ссылка в жалобе на то, что удар ломом по голове не мог повлечь образования рубца как следствия заживления раны, не повлекшего вреда здоровью, - несостоятельна и противоречит материалам дела.

Высказывание угрозы убить И.Вас., последующее нанесение ему ломом удара в область головы, от чего И.Вас. утратил сознание, а П.И.В. затащил его в дом и сбросил в подпол, а свет в доме выключил и входную дверь замотал с наружной стороны проволокой - подтверждают правильность выводов суда о наличии у П.И.В. прямого умысла на лишение И.Вас. жизни.

Мотив покушения на убийство И.Вас. судом установлен верно, в соответствии с имеющимися доказательствами. Вывод суда в этой части подтверждается и тем, что после совершения убийств П.И.В. у И.Вас. похитил два металлических оцинкованных ведра и понес их продавать.

Правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд обоснованно квалифицировал действия П.И.В. по ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Как установлено приговором и это не оспаривается в жалобе, П.И.В. нанес металлическим ломом лежавшему связанному И.Вик. два удара в теменную область головы и в область правого плеча; три удара кулаком в область головы и один удар - в область плеча, перетащил И.Вик. к подполу и сбросил его в подпол, где нанес ему два удара ножом в область живота и шеи.

Указанные характер действий П.И.В., количество нанесенным им ударов, их локализация (в области расположения жизненно-важных органов), орудия совершения преступления, последующее (после нанесения ударов) поведение П.И.В. (ушедшего из дома, не доставившего И.Вик. в больницу и не вызвавшего к нему скорой помощи) - свидетельствуют о наличии у П.И.В. умысла на убийство И.Вик.

Из акта судебно-медицинской экспертизы видно, что смерть И.Вик. наступила в больнице в 12 часов 7 декабря 2005 г. от жировой эмболии малого круга кровообращения, явившегося осложнением закрытого перелома правой плечевой кости с кровоподтеком на коже.

При таких данных - при наличии у П.И.В. умысла на убийство И.Вик. и наступление его смерти в пределах 42 часов вследствие причиненных П.И.В. телесных повреждений - время наступления смерти И.Вик. не влияет на квалификацию действий П.И.В.

Судом проверялись доводы о неосведомленности П.И.В. о беспомощном состоянии И.Вик., эти доводы оказались несостоятельными и правильно отвергнуты судом.

Из показаний потерпевших И.Вас., А.В.В., свидетелей Т., Пог., М., Аг. следует, что И.Вик. был парализован, передвигаться мог лишь с помощью костылей, его речь была нарушена, говорил он невнятно и по состоянию здоровья он не мог оказать сопротивления. Из материалов дела видно, что И.Вик. состоял на учете и получал пенсию по инвалидности первой группы третьей степени, являлся нетрудоспособным и нуждался в постоянном постороннем уходе (т. 2 л.д. 145-154).

Потерпевший И.Вас. пояснял в судебном заседании, что ранее П.И.В. неоднократно приходил к ним домой и знал его родителей, видел, что его отец не говорит и не ходит в последние два года, он знал о физических недостатках отца. 5 декабря 2005 г., когда они употребляли спиртное, его отец стал нечленораздельными звуками звать его, П.И.В. спросил: "Чего он?" Он ответил П.И.В., что отец хочет курить.

Сам П.И.В. в ходе предварительного следствия (т. 1 л.д. 51, 69) пояснял, что семью И-ых он знал около 2-3 лет, общался с ними нормально. Когда 5 декабря 2005 г. он и Т. к ним пришли, то все И-вы - И.Вик., И.Вас. и И.А.И. - находились дома.

Т. пояснял, что до убийства И.Вик. находился на диване в зале. П.И.В. взял его под мышки и перетащил в кухню на диван, где положил его на живот и связал его.

Как признано установленным приговором и это не оспаривается в жалобе, П.И.В. переносил из зала в кухню И.Вик., где положил его на диван и связал.

При таких данных суд пришел к обоснованному выводу об осведомленности П.И.В. при убийстве И.Вик. о его заведомой беспомощности и неспособности оказать сопротивление убийству.

Из материалов дела следует, что у П.И.В. с И.Вик. никакой ссоры, предшествовавшей убийству, не было.

С учетом того, что убийство И.Вик. и И.А.И. совершалось П.И.В. сразу же после покушения на убийство их сына - И.Вас., что после покушения на убийство И.Вас. П.И.В. не пошел с повинной в правоохранительные органы; что иных причин для убийства родителей И.Вас. - И.Вик. и И.А.И. - не было, суд пришел к правильному выводу, что убийство И.Вик. и И.А.И. совершил П.И.В. с целью сокрытия другого преступления.

Правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины П.И.В. в убийстве двух лиц: И.А.И. и заведомо находившегося в беспомощном состоянии И.Вик. - в целях сокрытия другого преступления и верно квалифицировал его действия по п.п. "а, в, к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Судом исследовалось психическое состояние П.И.В.

Как следует из материалов дела, ранее П.И.В. обучался в ПТУ, имел водительское удостоверение и при этом проходил медицинские комиссии с участием врача-психиатра, который признал его по состоянию здоровья годным. Ранее П.И.В. неоднократно осуждался, признавался вменяемым и ему назначалось уголовное наказание. Его наследственность психическими заболеваниями не отягощена. По данному делу в отношении П.И.В. проводилась судебно-психиатрическая экспертиза и комиссия экспертов-психиатров обследовала непосредственно самого П.И.В. Как пришла к выводу комиссия экспертов-психиатров, П.И.В. хроническим психическим расстройством, слабоумием не страдал и не страдает, а обнаруживает отдельные психопатические черты, эти изменения психики у него не столь значительны, у него не было и признаков какого-либо временного психического расстройства, он мог осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

С учетом осмысленных, мотивированных, целенаправленных (строго в отношении И-ых) действий, использования им при покушении на убийство и убийстве различных орудий совершения преступлений, перемещений пострадавших, сокрытия их в подполе, связывания И.Вик., совершения сразу после этих действий кражи чужого имущества и принятия мер по сбыту похищенного; поддержания П.И.В. адекватного речевого контакта; отсутствия у него бреда, галлюцинаций - П.И.В. обоснованно признан вменяемым.

Наказание П.И.В. назначено судом в соответствии с требованиями закона, с учетом данных о личности виновного, влияния назначенного наказания на его исправление и всех конкретных обстоятельств дела.

Как пояснял Т., до того, как П.И.В. стал наносить ножевые ранения И-ым, он заявил: "Серега, ты еще, наверное, не видел, как людей убивают".

Свидетель Мак. пояснял, что когда Шиб. задержал П.И.В. и привел его в дом И-ых, то П.И.В. заявлял, что ему все равно, что он убил их, что он стремится попасть в места лишения свободы.

Аналогичные показания дал свидетель Пог., который, кроме того, пояснял, что П.И.В. заявлял, что он не жалеет о содеянном.

При таких данных и с учетом показаний П.И.В. в судебном заседании и доводов его жалобы, его ссылка на искренность раскаяния в содеянном несостоятельна.

Неназначение П.И.В., ранее совершавшему преступления, за умышленное лишение им жизни двух человек и покушение на убийство еще одного человека - пожизненного лишения свободы и назначение ему наказания в виде лишения свободы не на максимально возможный срок нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным содеянному самим им. П.И.В. назначено справедливое наказание и оснований к его смягчению не имеется.

Вид исправительной колонии, в которой П.И.В. надлежит отбывать лишение свободы, назначено в соответствии с требованиями п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ. Ужесточение вида исправительной колонии по жалобе осужденного законом не предусмотрено.

Вместе с тем, как следует из материалов дела, в том числе - постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 13 апреля 2006 г., фактически по подозрению в совершении преступлений П.И.В. участковым уполномоченным Шиб. был задержан вечером 5 декабря 2005 г., доставлен в дом И-ых и впоследствии передан вызванной оперативно-следственной группе. Протокол задержания подозреваемого П.И.В. был составлен следователем прокуратуры в 6 часов 30 минут 6 декабря 2005 г.

При таких данных в срок назначенного наказания подлежало зачету время с момента фактического задержания - то есть с 5 декабря 2005 г. и в этой части приговор подлежит изменению.

Ссылка на то, что при задержании П.И.В. Шиб. применил физическую силу и нанес ему удар рукояткой пистолета по голове, не влияет ни на выводы суда о виновности П.И.В. в содеянном, ни на квалификацию его действий, ни на назначенное ему наказание.

Постановлением от 13 апреля 2006 г. установлена правомерность действий Шиб. по применению физической силы к пытавшемуся избежать задержания убийце П.И.В. и в возбуждении уголовного дела по ст. 286 УК РФ отказано за отсутствием состава преступления. Данное постановление не отменено и в установленном законом порядке незаконным не признавалось.

За исключением вносимого изменения данное дело рассмотрено объективно, а выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированны.

Заявленные ходатайства разрешены судом в установленном порядке и разрешены они правильно.

Как следует из материалов дела, адвокаты Д. и Л. осуществляли защиту интересов П.И.В. в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства и законодательства об адвокатуре. Нарушения права П.И.В. на защиту не допущено.

Из заявления осужденного П.И.В. в суд видно, что он с протоколом судебного заседания ознакомился в полном объеме. Заверенная судом копия протокола судебного заседания равноценна по содержанию подлиннику протокола. Ознакомление осужденного с заверенной копией протокола судебного заседания не свидетельствует о нарушении его права на ознакомление с протоколом судебного заседания.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Амурского областного суда от 16 июня 2006 г. в отношении П.И.В. изменить.

Исчисление срока назначенного П.И.В. наказания производить с 5 декабря 2005 г.

В остальной части тот же приговор в отношении П.И.В. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного П.И.В. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 30 ноября 2006 г. N 59-О06-21


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.