Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 739-П06ПР Решение суда в отношении осужденного за покушение на убийство и убийство подлежит отмене, дело передаче на новое рассмотрение в связи с необоснованным отказом в предоставлении осужденному адвоката в суде второй инстанции, поскольку переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 17 января 2007 г. N 739-П06ПР


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. на кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2003 года.

По приговору Читинского областного суда от 5 декабря 2002 года

М., 27 июня 1971 года рождения, уроженец поселка Чернышевска Читинской области, несудимый,

осужден по ч. 3 ст. 30, п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 12 лет лишения свободы,

по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ на 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно М. назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2003 года в удовлетворении ходатайства М. о назначении ему адвоката отказано.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2003 года приговор изменен, смягчено наказание по ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п. "а" УК РФ в соответствии со ст.ст. 62, 66 УК РФ до 11 лет лишения свободы, по ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ с применением ст. 62 УК РФ - до 15 лет лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно назначено наказание в виде лишения свободы на 16 лет в исправительной колонии строгого режима.

В надзорном представлении заместителем Генерального прокурора Российской Федерации К. поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Д., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорной жалобы и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, выступление Первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Б., Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

по приговору суда М. осужден за совершение преступлений при следующих обстоятельствах.

3 ноября 2001 года М., приехав к себе домой по адресу: поселок Чернышевск Читинской области и обнаружив там в компании с женой и ее подругой Е., Н. и З., на почве ревности к жене решил убить последних. Реализуя задуманное, М. нанес удары металлической кочергой, а затем и топором Е., Н. и З. От полученных ранений Е. и Н. скончались, а З. остался жив в результате оказанной ему медицинской помощи.

В надзорном представлении поставлен вопрос об отмене кассационного определения и передаче дела на новое кассационное рассмотрение в связи с необоснованным отказом в предоставлении осужденному адвоката в суде второй инстанции.

Президиум Верховного Суда Российской Федерации, проверив производство по уголовному делу в отношении М., находит надзорное представление подлежащим удовлетворению.

Как видно из материалов дела, до начала рассмотрения дела в суде кассационной инстанции М. заявил ходатайство о назначении ему защитника.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2003 года в удовлетворении ходатайства отказано по тем основаниям, что обязательное участие защитника по назначению суда согласно ст. 51 УПК РФ предусмотрено лишь при указанных в этой статье определенных условиях и лишь в суде первой инстанции.

Однако такие выводы суда кассационной инстанции нельзя признать правильными.

По смыслу ст. 16 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 50 УПК РФ, регламентирующими порядок реализации права на защиту, приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляется по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого. Иное толкование ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы части 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и означало бы ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства.

При таких обстоятельствах следует признать, что при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции право осужденного М. на защиту было нарушено, что в соответствии с п.п. 2, 3 ч. 2 ст. 409 УПК РФ влечет отмену судебных решений, вынесенных судом второй инстанции.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, п. 5 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорное представление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К. удовлетворить.

2. Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации об отказе в удовлетворении ходатайства М. о назначении защитника в суде кассационной инстанции и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 24 сентября 2003 года в отношении М. отменить и передать уголовное дело на новое кассационное рассмотрение.


Президиум Верховного Суда РФ отменил определение нижестоящей инстанции, на основании которого осужденному было отказано в удовлетворении ходатайства о назначении ему адвоката при пересмотре вынесенного приговора в суде кассационной инстанции. Суд исходил из того, что обязательное участие защитника по назначению суда согласно ст. 51 УПК РФ предусмотрено лишь в суде первой инстанции. Президиум признал такой вывод неправильным, указав следующее.

По смыслу ст. 16 УПК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 50 УПК РФ, регламентирующими порядок реализации права на защиту, приглашение, назначение, замена защитника и оплата его труда в отношении осужденного осуществляется по тем же правилам, что и в отношении подозреваемого и обвиняемого. Иное толкование ст. 16 и ст. 50 УПК РФ противоречило бы ч. 1 ст. 48 Конституции РФ, гарантирующей каждому право на получение квалифицированной юридической помощи, и означало бы ограничение процессуальных прав осужденного по сравнению с такими же правами, предусмотренными законом для лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления. Более того, сам по себе переход от одной процессуальной стадии к другой не может влечь за собой ограничение права на защиту, закрепленного в качестве принципа уголовного судопроизводства. При таких обстоятельствах Президиум признал, что при рассмотрении уголовного дела в суде кассационной инстанции было нарушено право осужденного на защиту.


Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 739-П06ПР


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.