Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 июня 2001 г. N 51-ПВ01 Суд отказал в признании недействующими нормативных актов субъекта РФ, поскольку оспариваемые акты приняты в пределах предоставленных субъекту полномочий, не нарушают нормы федерального законодательства, т.к. не содержат предписаний, которыми ограничивается самостоятельность хозяйствующих субъектов, дискриминируются либо создаются благоприятные условия для деятельности отдельных лиц, не ограничивается конкуренция и не ущемляются интересы истца

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 20 июня 2001 г. N 51-ПВ01


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел в порядке надзора по протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации С.Н.Ю. гражданское дело по заявлению Некоммерческого партнерства предпринимателей малого и среднего бизнеса Владимирской области о признании недействующими положений Закона Владимирской области от 20 апреля 1999 г. N 20-03 "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции" и постановления главы администрации Владимирской области от 6 июля 1999 г. N 418 "О мерах по исполнению Закона Владимирской области "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Ю.А., объяснения представителя Некоммерческого партнерства предпринимателей малого и среднего бизнеса Владимирской области М., представителей Законодательного Собрания и Администрации Владимирской области Л., С.О.И., Г.В.А. (доверенности в деле), заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Д., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Некоммерческое партнерство предпринимателей малого и среднего бизнеса Владимирской области (зарегистрированная в установленном порядке организация, представляющая интересы предпринимателей) обратилось во Владимирский областной суд с заявлениями о признании недействующими и не подлежащими применению п. 2 ст. 3, ст.ст. 6-9 Закона Владимирской области от 20 апреля 1999 г. N 20-03 "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции" и о признании недействительными пунктов 1 и 2 постановления главы администрации Владимирской области от 6 июля 1999 г. N 418 "О мерах по исполнению Закона Владимирской области "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции".

Требования мотивировались тем, что оспариваемые нормативные акты изданы с превышением компетенции субъекта Российской Федерации и противоречат действующему законодательству.

Решением Владимирского областного суда от 21 ноября 2000 г. в удовлетворении заявлений отказано.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. решение суда первой инстанции отменено и вынесено новое решение об удовлетворении заявленных требований.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации поставлен вопрос об отмене определения суда кассационной инстанции с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест обоснованным.

Отменяя решение, кассационная инстанция сослалась на то, что оспариваемые положения указанных нормативных актов субъекта РФ вводят по существу маркировку алкогольной продукции, что в соответствии со ст. 5 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции" отнесено к ведению Российской Федерации.

С доводами суда кассационной инстанции нельзя согласиться.

Согласно п. 1 ст. 6 названного Федерального закона к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции относится установление и осуществление комплекса мер по упорядочению поставок и розничной продажи алкогольной продукции в целях защиты здоровья и жизни граждан, а также проведение государственного контроля за качеством, объемом производства и оборота указанной продукции, в том числе через введение специальных защитных мер в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков в соответствии с п. 4 ст. 12 данного Федерального закона.

Пунктом 4 ст. 12 этого Закона определено, что в целях защиты от подделок субъекты РФ могут вводить специальные защитные меры в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

При этом действующее законодательство не устанавливает, что предусматривается под этими специальными защитными мерами.

Из содержания обжалуемого Закона Владимирской области следует, что он принят в целях усиления государственного контроля за оборотом алкогольной продукции, повышения ее качества, защиты жизни и здоровья граждан.

Статьей 2 данного областного Закона вводится понятие идентификации спиртных напитков, определяемой как деятельность по установлению соответствия определенных видов алкогольной продукции требованиям нормативных, технических документов и информации, содержащейся в прилагаемых к ним документах и на этикетках, акцизных и специальных марках, т.е. специальная защитная мера, предусмотренная п. 4 ст. 12 вышеназванного Федерального закона.

В соответствии с п. 2 ст. 3 Закона Владимирской области "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции" розничная реализация алкогольной продукции производится после ее идентификации в порядке, установленном главой администрации области с учетом предложений органов местного самоуправления и поставщиков.

Таким образом, глава администрации области, регламентируя оспариваемым постановлением порядок проведения идентификации алкогольной продукции, то есть специальной меры в целях защиты от подделок, действовал в соответствии с законодательством. Как следует из обжалуемых нормативных актов, идентификация алкогольной продукции включает в себя и нанесение идентификационных знаков на алкогольную продукцию, прошедшую идентификацию.

При этом, нанесение идентификационного знака, как часть деятельности по идентификации алкогольной продукции, также представляет собой специальную защитную меру в отношении поступающих в розничную продажу спиртных напитков, предусмотренную п. 4 ст. 12 указанного Федерального закона, на что правильно указал суд первой инстанции.

Исходя из этого, ее нельзя отождествлять с маркировкой алкогольной продукции знаками соответствия, введенными постановлением Правительства РФ от 17.05.97 г. N 601 "О маркировании товаров и продукции на территории Российской Федерации знаками соответствия, защищенными от подделок", и поэтому постановление главы администрации области от 6.07.99 г. N 418 не расширяет Перечня, утвержденного указанным постановлением Правительства РФ.

Обжалуемый Закон Владимирской области и постановление главы администрации области от 6.07.99 г. N 418 не нарушают нормы Закона РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности", т.к. не содержат предписаний, которыми ограничивается самостоятельность хозяйствующих субъектов, дискриминируются либо создаются благоприятные условия для деятельности отдельных лиц. Названные акты адресованы неопределенному кругу лиц, распространяются на всех хозяйствующих субъектов, реализующих алкогольную продукцию, создают равные условия для всех продавцов алкогольной продукции (все уплачивают равную цену идентификационного знака), и, следовательно, не могут ограничивать конкуренцию и ущемлять интерес конкретного юридического лица или предпринимателя.

С учетом этого следует признать, что суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу, что Закон Владимирской области "О защите рынка Владимирской области от поддельной алкогольной продукции", и постановление главы администрации области от 6.07.99 г. N 418 приняты в пределах полномочий, предоставленных субъекту РФ Федеральным законом "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции", и не противоречат действующему законодательству.

При рассмотрении кассационной жалобы Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также не учла нормы ст. 193 Налогового кодекса РФ, постановления Правительства РФ от 27.12.2000 г. N 1023 и распоряжения Правительства от 18.01.2001 г. N 65-р.

Согласно п. 2 ст. 193 Налогового кодекса РФ с 1 января 2001 г. реализуемая алкогольная продукция подлежит обязательной маркировке региональными специальными марками, без которых ее продажа запрещается. Порядок изготовления и реализации региональных специальных марок определяются Правительством РФ.

Во исполнение требований п. 2 ст. 193 Налогового кодекса РФ Правительство РФ своим постановлением от 27.12.2000 г. N 1023 утвердило Правила изготовления и реализации региональных и специальных марок для маркировки алкогольной продукции, а также осуществления авансовых платежей по акцизам на алкогольную продукцию, установив цену марки не более 0,5 руб. (цена идентификационного знака в области равна 50 коп.) и возможность приобретения ее в управлении Министерства РФ по налогам и сборам по субъекту РФ.

Однако, Правительство РФ, учитывая предложение МНС России, согласованное с Минфином РФ, распоряжением от 18.01.2001 г. N 65-р разрешило реализовывать, произведенную на территории РФ алкогольную продукцию, маркированную специальными марками и региональными идентификационными марками, впредь до введения региональных специальных марок, предусмотренных постановлением Правительства РФ от 27.12.2000 г. N 1023, но не позднее чем до 1 июля 2001 г.

МНС России и его территориальным органам совместно с организациями, осуществляющими реализацию региональных идентификационных марок, поручено провести инвентаризацию указанных марок по состоянию на 1 января 2001 г.

Таким образом, маркировка алкогольной продукции региональными идентификационными марками закреплена в настоящее время на федеральном уровне.

При указанном положении у кассационной инстанции не имелось законных оснований к отмене решения суда первой инстанции и вынесению по делу нового решения.

На основании изложенного и руководствуясь п. 4 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 25 января 2001 г. отменить. Оставить в силе решение Владимирского областного суда от 21 ноября 2000 г.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 20 июня 2001 г. N 51-ПВ01


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.