Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. N 744-П02 Суд переквалифицировал деяния должностного лица таможенного органа с вымогательства взятки на мошенничество, поскольку указанное должностное лицо не имело права совершать действия, за которые требовало денежные средства

Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. N 744-П02


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по протесту Председателя Верховного Суда Российской Федерации Л.В.М. на приговор Московского городского суда от 30 октября 2001 г.

К.А.С., 20 ноября 1970 года рождения, уроженец г. Москвы, несудимый,

осужден по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ к 7 годам лишения свободы с конфискацией имущества, на основании ст. 47 УК РФ лишен права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года, а на основании ст. 48 УК РФ К.А.С. лишен классного чина - юрист 3 класса;

- по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ к 3 годам лишения свободы, с лишением права в течение 3 лет занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности совершенных преступлений окончательно К.А.С. назначено наказание в виде 7 лет и 3 месяцев лишения свободы, с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года, с лишением К.А.С. классного чина - юрист 3 класса на основании ст. 48 УК РФ.

Назначенное К.А.С. наказание определено отбывать в исправительной колонии строгого режима с исчислением срока с 30 октября 2001 года. В срок наказания зачтено время содержания под стражей с 31 июля 2000 года по 3 августа 2000 года.

Постановлено взыскать с К.А.С. в пользу К.А.А. 263254 рубля 25 копеек.

Признано за К.А.А. право на удовлетворение иска о компенсации причиненного ему морального вреда.

Определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2002 года приговор суда оставлен без изменения, а кассационные жалобы осужденного К.А.С. и его адвокатов - без удовлетворения.

В протесте поставлены вопросы: об отмене состоявшихся судебных решений и прекращении уголовного дела в части, касающейся осуждения К.А.С. по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ; об отмене решения об удовлетворении гражданского иска, заявленного К.А.А.; о переквалификации действий К.А.С. со ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ и назначении по ней наказания в виде 5 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.О.М., выступление представителя осужденного К.Н.С. и заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., согласившегося с протестом, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

приговором суда К.А.С. признан виновным в том, что, являясь должностным лицом - судебным приставом-исполнителем отдела службы судебных приставов по Западному административному округу управления юстиции г. Москвы (ОССП по ЗАО г. Москвы), лично получил взятку в крупном размере за совершение в пользу взяткодателя и представляемых им лиц действий, входящих в его служебные полномочия.

Кроме того, К. признан виновным в том, что превысил должностные полномочия. Являясь должностным лицом, совершил действия, явно выходящие за пределы его полномочий и повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан и организаций, охраняемых законом интересов общества и государства, с причинением тяжких последствий.

Преступления были совершены при следующих обстоятельствах. 27 июля 2000 года, примерно в 9 часов, находясь в помещении ОССП по ЗАО г. Москвы (Москва, ул. 50 лет Октября, дом 6, корпус 1), К. потребовал от начальника юридического отдела ОАО "Транспортная компания "Фили" Ф.Ю.П. взятку в виде денег в сумме 5 тысяч долларов США за направление в Территориальное бюро технической инвентаризации (ТБТИ) "Западное-1" постановления о снятии ареста либо уведомления об отсутствии ареста на принадлежащие ОАО "ТК "Фили" строения по адресу: Москва, Береговой проезд, 3. В тот же день, примерно в 11 часов 30 минут, К. отказался получить от Ф. 5000 рублей, повторно потребовав передачи ему 5000 долларов США.

31 июля 2000 года, примерно в 17 часов, находясь в помещении отдела службы судебных приставов по ЗАО г. Москвы, К. получил от Ф. в качестве взятки 5000 долларов США, эквивалентных 139000 рублей, за направление в ТБТИ "Западное-1" постановления о снятии ареста либо уведомления об отсутствии ареста на принадлежащие ОАО "ТК "Фили" строения по адресу: г. Москва, Береговой проезд, 3.

После получения взятки К. был задержан сотрудниками милиции.

К.А.С. превысил свои должностные полномочия при следующих обстоятельствах.

27 марта 2000 г. начальником таможенного пункта "Автотранспортный" Московской западной таможни П.А.С. вынесено постановление по делу о нарушении таможенных правил N 056007918/99, согласно которому на К.А.А. наложен штраф в виде взыскания стоимости автомашины "Олдсмобиль", которая составляла 352 тысячи 745 рублей 75 копеек.

Согласно этому постановлению, в случае неоплаты взыскания в течение пятнадцати дней с момента вручения или направления постановления по делу о нарушении таможенных правил взыскание должно быть наложено на указанную автомашину "Олдсмобиль".

Данное постановление направлено для исполнения в отдел Службы судебных приставов по ЗАО г. Москвы.

14 апреля 2000 г. К.А.С. вынес постановление N 302 о возбуждении исполнительного производства о взыскании штрафа в виде стоимости автомашины, согласно которому установил для К. трехдневный срок для добровольного исполнения постановления Московской западной таможни.

Копию постановления о возбуждении исполнительного производства направил должнику только 19 апреля 2000 года, то есть по истечении срока, установленного для добровольного исполнения, лишив К.А.А. возможности добровольно исполнить наложенное на него взыскание.

20 апреля 2000 года К.А.С. обратил взыскание на принадлежащую К. автомашину "Олдсмобиль", передав ее начальнику отдела комиссионных продаж автосалона ЗАО "АвтоВАЗ-ШЕР" К.И.Г., после чего автомашина перевезена в указанный автосалон (Москва, Ленинградское шоссе, аэропорт "Шереметьево") и выставлена на реализацию.

21 апреля 2000 года без вынесения постановления о назначении специалиста (такое постановление вынесено лишь 28 апреля 2000 года) с помощью привлеченного эксперта ООО "ВНИИКОМЖТРЕХНО" С.В.В. произведена оценка автомашины. При этом в нарушение ст. 52 Федерального закона "Об исполнительном производстве" оценена автомашина "Олдсмобиль" не по рыночной, а по ликвидационной стоимости в 108500 рублей.

В нарушение п. 5 распоряжения Главного судебного пристава г. Москвы N 20 от 20 февраля 2000 г. о произведенной оценке стороны в лице К. и Московской Западной таможни не уведомлены, в связи с чем К. и Московская Западная таможня были лишены возможности оспорить произведенную оценку автомашины.

В период с 26 мая по 5 июня 2000 года, явно выходя за пределы своих полномочий, в противоречие с исполнительным документом - постановлением Московской Западной таможни, которое предусматривало наложение взыскания на принадлежащую К.А.А. автомашину "Олдсмобиль" в случае невыплаты должником денежных средств в установленный срок, К. потребовал от К. доплатить 263254 рубля 25 копеек, сообщив К.А.А., что в случае отказа от выплаты этой суммы взыскание будет обращено на иное имущество должника. Введенный К. в заблуждение К.А.А., полагая, что на его имущество может быть наложено взыскание, и опасаясь реализации имущества по заниженной стоимости, вынужден был исполнить требование К., для чего 15 июня 2000 года перечислил 263254 рубля 25 копеек на расчетный счет отдела службы судебных приставов по ЗАО г. Москвы.

Состоявшиеся в отношении К. судебные решения в части, касающейся его осуждения по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, подлежат изменению в связи с неправильным применением судами уголовного закона, а в части, касающейся его осуждения по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ, отмене, а уголовное дело - прекращению.

К. было предъявлено обвинение в том, что он, являясь должностным лицом - судебным приставом-исполнителем, достоверно зная, что арест на имущество должника (недвижимость ОАО ТК "Фили") фактически не налагался, и не имея в своем производстве исполнительного производства о взыскании имущества должника, получил взятку в виде 5000 долларов США от представителя ОАО ТК "Фили" Ф. за "направление постановления о снятии ареста, либо соответствующего уведомления об отсутствии ареста в ТБТИ".

Допрошенный в судебном заседании К., признавая факт получения им от Ф. 5000 долларов США и отсутствие у него как судебного пристава-исполнителя служебных полномочий снять арест с нежилых помещений, принадлежащих ОАО ТК "Фили", показал, что получение им денег было обусловлено желанием изобличить Ф. как взяткодателя.

По смыслу закона под действиями (бездействием) должностного лица, которые он должен совершить в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые он правомочен или обязан был выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.

Служебные полномочия судебного пристава-исполнителя К. регламентировались Федеральным законом "О судебных приставах" от 21 июля 1997 года, Федеральным законом "Об исполнительном производстве" от 21 июля 1997 года и Положением "О территориальном подразделении (отделе) Службы судебных приставов г. Москвы" от 8 октября 1998 года. Из содержания указанных нормативных актов следует, что полномочия судебного пристава-исполнителя по исполнению конкретного решения могут быть осуществлены с момента передачи ему исполнительного документа и возбуждения исполнительного производства (ст. 9 ФЗ "Об исполнительном производстве") до вынесения судебным приставом-исполнителем постановления об окончании исполнительного производства (ст. 27 ФЗ "Об исполнительном производстве").

Органами предварительного следствия и судом установлено, что 2 февраля 1998 года К., получив исполнительные документы, вынес постановление о возбуждении исполнительного производства. 21 апреля 1998 года К. вынес постановление о прекращении исполнительного производства в связи с фактическим погашением долга и заявлением взыскателя о возвращении ему исполнительного документа. 23 апреля 1998 года исполнительный лист Арбитражного суда г. Москвы был возвращен К. представителю взыскателя.

Таким образом, судом установлено, что на момент совершения К. преступления в июле 2000 года в его производстве исполнительное производство не находилось, что в свою очередь лишало его права совершения каких-либо действий по исполнению решения Арбитражного суда.

Приобщенные к материалам уголовного дела копии определения и решения Арбитражного суда г. Москвы (том 1 л.д. 164-166) и письмо председателя Дорогомиловского межмуниципального суда г. Москвы от 15 октября 2000 года (том 3 л.д. 38) подтверждают то обстоятельство, что никаких судебных решений об аресте нежилых помещений по Береговому проезду, дом 3, принадлежащих АООТ "Автокомбинат N 26", судами не принималось.

Мотивируя квалификацию действий К., как получение взятки, суд первой инстанции признал, что должностные полномочия К. - судебного пристава-исполнителя не предусматривали наделения его правом налагать арест на недвижимость должника или снимать ранее наложенный арест, а полученное им незаконное вознаграждение было обусловлено лишь его обещанием направить в ТБТИ в интересах взяткодателя "соответствующее уведомление", как официальный документ правомочного лица.

Вместе с тем последний вывод суда о правомочности действий К. находится в противоречии с установленными в ходе судебного следствия обстоятельствами.

К материалам уголовного дела приобщено сообщение ТБТИ "Западное-1" о том, что "письмом" от 30 июля 1997 года (том 3 л.д. 27) за подписью судьи Дорогомиловского межмуниципального суда г. Москвы К.Е.В. ТБТИ было предложено наложить арест на нежилые строения по адресу: г. Москва, Береговой проезд, дом 3 (том 1 л.д. 156-157).

Указанное письмо было ТБТИ принято к исполнению.

Уведомление судебного пристава ССП по ЗАО г. Москвы С. о снятии ареста со спорных строений, направленное в июне 2000 года, ТБТИ к исполнению принято не было, а в письме Старшего судебного пристава по ЗАО г. Москвы от 29 августа 2000 года ОАО ТК "Фили" были даны разъяснения о том, что "снятие ареста" судебным приставом законом не предусмотрено (том 3 л.д. 24).

Председатель Дорогомиловского межмуниципального суда г. Москвы 15 октября 2000 года своим письмом в адрес заинтересованных сторон официально разъяснил, что определения (постановления) о наложении ареста на нежилые строения, принадлежащие ОАО ТК "Фили", судом не выносилось, письмо судьи от 30 июля 1997 года как "не соответствующее нормам закона не может быть основанием для наложения ареста на имущество должника" и предложил ТБТИ снять арест (том 3 л.д. 8), что в последующем и было сделано.

Таким образом, судом фактически установлено, что самостоятельного "решения о снятии ареста" либо направления судебным приставом-исполнителем К. "уведомления о снятии ареста" не могло быть осуществлено в пределах его служебных полномочий и не могло повлечь за собой желаемых для взяткодателя правовых последствий.

Получение судебным приставом К. от представителя ОАО ТК "Фили" Ф. 5000 долларов США за действия, которые он не мог осуществить из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как совершение мошенничества в крупном размере. Состоявшиеся в отношении К. судебные решения в части, касающейся его осуждения по ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ, следует переквалифицировать на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ. Приговором суда К. признан виновным в том, что в мае-июне 2000 года при принудительном исполнении постановления таможенных органов о взыскании в доход государства с К. стоимости недекларированной им автомашины - 352745 руб. 75 коп., явно выходя за пределы своих служебных полномочий, совершил действия, повлекшие существенное нарушение прав и законных интересов граждан с причинением "тяжких последствий".

Допрошенный в суде К., признавая объективность фактических обстоятельств, связанных с оценкой и реализацией автомашины, тем не менее виновным себя в превышении служебных полномочий не признал. Он пояснил, что, осуществляя принудительное исполнение постановления таможенного органа о взыскании штрафа с К. в виде стоимости недекларированной автомашины, предварительно оцененной в 352745 руб. 75 коп., он действовал в интересах государства и в строгом соответствии с законом.

Материалами дела установлено, что К. в мае 1996 года приобрел в США новую автомашину "Олдсмобиль" за 16300 долларов и 3 июля 1996 года перегнал эту автомашину через границу. Не представив указанную автомашину к таможенному оформлению, К. в течение 2 лет незаконно эксплуатировал ее на территории Российской Федерации. 18 июня 1998 года Московской Западной таможней было вынесено постановление о нарушении ст. 254 ч. 1 ТК РФ и взыскании штрафа в размере 40% стоимости автомашины, то есть в сумме 31613 руб. 06 коп., который К. добровольно заплатил.

Поскольку К. и после этого не принял необходимых мер к таможенному оформлению автомашины, 19 октября 1999 года был составлен протокол о нарушении им таможенных правил, предусмотренных ст. 279 ч. 1 ТК РФ, а поскольку ни он ни его доверенное лицо не стали принимать мер к восстановлению нарушенных ими требований закона, 27 марта 2000 года Московской западной таможней было вынесено постановление о нарушении К. ст. 279 ч. 1 ТК РФ и постановлено взыскать с него стоимость автомашины - 352745 руб. 75 коп. При этом в постановлении было указано, что в случае не оплаты взыскания в течение 15 дней взыскание налагается на автомашину "Олдсмобиль".

Суд в приговоре, признавая К. виновным в том, что он принимая меры к принудительному исполнению постановления таможенных органов от 27 марта 2000 года, превышая свои служебные полномочия и нарушая требования Федерального закона "Об исполнительном производстве", лишил должника К. предоставленного ему законом права: добровольно погасить долг, лишил его права участия в оценке автомашины и не довел до его сведения результатов оценки, произвел оценку автомашины не по рыночным, а по более низким - ликвидационным ценам. Последующее добровольное внесение должником К. по предложению К. в доход государства 263254 руб. 25 коп. (то есть разницы между суммой долга и стоимостью реализованной автомашины) и определило, по мнению органов следствия и суда, крупный размер причиненного потерпевшему К. материального ущерба и обусловило квалификацию действий осужденного как превышение К. своих служебных полномочий, повлекших за собой наступление тяжких последствий, то есть по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Однако, достаточных оснований для осуждения К. за превышение служебных полномочий не имеется.

Указав на допущенные К. нарушения требований Федерального закона "Об исполнительном производстве", суд в приговоре не установил, что эти нарушения совершались К. умышленно, а сам он имел целью нарушение прав потерпевшего К. В нарушение требований ч. 1 ст. 68 УПК РСФСР ни органы предварительного расследования ни суд не установили мотивов действий К. и не привели каких-либо доказательств в опровержении выдвинутой им версии о том, что единственным мотивом его действий явилось исполнение штрафа и взыскание с должника К. в доход государства 352745 рублей 75 копеек.

Установив, что допущенные К. нарушения привели к причинению потерпевшему К. крупного материального ущерба 263254 рублей 25 копеек, то есть суммы, добровольно внесенной им в доход государства, суд определил, что эта сумма образовалась в результате разницы суммы долга и суммы, полученной от реализации автомашины должника. При этом судом установлено, что первоначальная таможенная оценка автомашины, по состоянию на май 1996 года, исходила из стоимости новой автомашины на момент пересечения границ РФ с указанием "0% рублей аварийных повреждений и 0% рублей дефектов эксплуатации" (том 2 л.д. 134).

На момент осмотра и изъятия автомашины 27 апреля 1998 года (том 3 л.д. 35-36) отмечен ряд аварийных повреждений и дефектов эксплуатации, что удостоверил своей подписью сам К.

Признав К. виновным в превышении служебных полномочий, суд, в частности, указал на то, что в результате проведенной им 28 апреля 2000 года предпродажной оценки автомашины ее цена определялась не по "рыночным ценам", что предусмотрено требованиями ч. 1 ст. 52 ФЗ "Об исполнительном производстве", а по более низким - "ликвидационным ценам".

Таким образом, суд признал, что для установления действительной стоимости выставленной на продажу автомашины должна была быть проведена ее оценка по рыночным ценам".

Однако, несмотря на это, оценка автомашины ни на предварительном следствии, ни в суде по рыночным ценам не производилась, а сумма возможного ущерба для потерпевшего, таким образом, фактически определена не была.

При изложенных обстоятельствах следует признать, что достаточных доказательств для признания К. виновным в превышении своих служебных полномочий, повлекших за собой наступление тяжких последствий в суде, не добыто и приговор суда в этой части нельзя признать обоснованным.

Судебные решения в части, касающейся осуждения К. по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ, подлежат отмене, а уголовное дело в этой части прекращению в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления.

Признав обоснованными исковые требования о возмещении материального ущерба, суд взыскал с осужденного К. в пользу потерпевшего К. 263254 рублей 25 копеек, отметив при этом, что добровольное перечисление К. указанной суммы на расчетный счет отдела судебных приставов по ЗАО Управления юстиции г. Москвы (том 2, л.д. 109) было следствием противоправных действий К.

При этом суд не сослался на нормы примененного им гражданского закона, не обсудил вопроса обоснованности зачисления указанной суммы в доход государства и возможности ее возврата потерпевшему, не принял мер по привлечению к рассмотрению иска представителя финансовых органов государства.

В соответствии с положениями ч. 2 ст. 90 Федерального закона "Об исполнительном производстве" вред, причиненный судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации, а именно ст. ст. 16, 1064 и 1069 ГК РФ. Указанные требования закона судом не выполнены, что привело к тому, что не был привлечен надлежащий ответчик. Приговор в части, касающейся разрешения гражданского иска, подлежит отмене.

Назначение К. дополнительного наказания в виде лишения права занимать должности на государственной службе и в органах местного самоуправления сроком на 3 года на основании ст. 47 УК РФ, а также лишение его классного чина - юриста 3 класса на основании ст. 48 УК РФ суд первой инстанции мотивировал осуждением его за совершение особо тяжкого должностного преступления.

Учитывая вносимые изменения в состоявшиеся судебные решения и переквалификацию действий К. на менее тяжкое преступление, оснований для назначения ему по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ дополнительного наказания в соответствии со ст.ст. 47 и 48 УК РФ не имеется. Назначенное ему по ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ наказание подлежит отбыванию в исправительной колонии общего режима на основании п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ.

На основании изложенного, руководствуясь п.п. 2 и 5 ч. 1 ст. 378 и ч. 2 ст. 379 УПК РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

приговор Московского городского суда от 30 октября 2001 года и определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 30 января 2002 года в отношении К.А.С. изменить, переквалифицировать его действия со ст. 290 ч. 4 п. "г" УК РФ на ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ, по которой назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием назначенного наказания в исправительной колонии общего режима.

Те же судебные решения в части, касающейся осуждения К.А.С. по ст. 286 ч. 3 п. "в" УК РФ, отменить, а уголовное дело в этой части прекратить.

Те же судебные решения в части, касающейся взыскания с К.А.С. в пользу К.А.А. 263254 рублей 25 копеек, отменить, передав разрешение гражданского иска на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части состоявшиеся судебные решения оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2002 г. N 744-П02


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.