Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 декабря 2001 г. N 53-О01-72 Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в преступлениях, перечисленных в приговоре, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом требований закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, данных, характеризующих личность виновных, их роли в совершенных преступлениях и всех обстоятельств дела

Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 декабря 2001 г. N 53-О01-72


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 5 декабря 2001 г. дело по кассационным жалобам осужденных Л., Ф., М., В. на приговор Красноярского краевого суда от 6 марта 2001 года, по которому

Л., 31 мая 1969 года рождения, уроженец деревни Тугуша Нижнеингашского района Красноярского края, русский, женат, имеет малолетнего ребенка, судим:

5 января 1998 года по ст. 213 ч. 1, ст. 112 ч. 2 п. "д" УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года;

21 марта 2000 года по ст. 159 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ на 5 лет 3 месяца лишения свободы, работал шофером ООО "Селъмашстрой"#, осужден:

по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ на 9 лет лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж, н" УК РФ на 18 лет лишения свободы,

по ст. 166 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 5 лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, назначено наказание в 22 года лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 21 марта 2000 года, и назначено Л. наказание в 23 года лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 5 января 1998 года, и окончательно назначено Л. наказание в 24 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ Л. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления;

Ф. 15 мая 1975 года рождения, уроженец поселка Степной Назаровского района Красноярского края, русский, холост, судим:

12 сентября 1991 года по ст. 146 ч. 2 п.п. "а, б" УК РСФСР на 6 лет лишения свободы, 24 декабря 1996 года освобожден условно-досрочно на 14 дней;

19 ноября 1988 года# по ст. 119, ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в", ст. 222 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы, работал токарем АО "Жилищно-строительного управления",

осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ на 13 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 19 ноября 1998 года, и окончательно Ф. назначено наказание в 15 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 2 УК РФ Ф. оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления;

М., 26 января 1972 года рождения, уроженец города Назарово Красноярского края, русский, холост, несудимый, не работал,

осужден: по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ на 18 лет,

по ст. 33 ч. 3, ч. 5 ст. 167 ч. 2 УК РФ на 4 года лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно М. назначено наказание в 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

В., 13 сентября 1975 года рождения, уроженец поселка Декабрист Ершовского района Саратовской области, русский, женат, имеет двоих малолетних детей, судим:

6 апреля 2000 года по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, г", по ст. 162 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 5 лет лишения свободы условно с испытательным сроком в 4 года, не работал,

осужден: по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ на 15 лет лишения свободы,

по ст. 167 ч. 2 УК РФ на 5 лет лишения свободы;

и по совокупности преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно В. назначено наказание в 17 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать в солидарном порядке с Л. и В. в возмещение ущерба сумму в 71970 рублей.

Взыскана с Л., М., В. солидарно в пользу Ч. компенсация морального вреда в сумме 8000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г. по обстоятельствам дела и доводам кассационных жалоб, заключение прокурора Ш., полагавшей приговор краевого суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

осуждены: Л. - за покушение на убийство; за убийство по предварительному сговору группой лиц, с особой жестокостью, совершенное неоднократно; за угон транспортного средства без цели хищения; за умышленное уничтожение путем поджога автомашины;

М. и В. - за умышленное убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью; за умышленное уничтожение путем поджога автомашины; М. за подстрекательство и пособничество в уничтожении путем поджога автомашины; Ф. - за умышленное убийство.

Преступления совершены в городе Назарове Красноярского края при обстоятельствах, изложенных в приговоре краевого суда.

В судебном заседании Л. виновным себя признал частично.

В кассационной жалобе Л. утверждает, что судом не добыто доказательств, подтверждающих его вину в покушении на убийств Д. Судебное разбирательство в отношении его велось с обвинительным уклоном. Он также считает, что не добыто достоверных доказательств, подтверждающих его участие в убийстве Ч. Не установлено, считает Л., что от действий осужденных наступила смерть Ч. Кроме того, по мнению Л., суд неправильно квалифицировал действия осужденных по эпизоду убийства Ч. В нарушение уголовно-процессуального закона суд не выяснял противоречия в показаниях осужденных и свидетелей. Не добыто доказательств, подтверждающих конкретные действия осужденных, направленные на лишение жизни Ч. Приговор, по мнению Л., основан на противоречивых доказательствах.

Л. просит приговор отменить и дело направить для дополнительного расследования.

М. виновным себя в суде признал частично.

В кассационной жалобе М. утверждает, что он не участвовал в убийстве Ч. и не признает себя виновным в его убийстве. Он просит о полном и детальном рассмотрении дела и вынесении правильного решения по делу. Ф. в судебном заседании виновным себя не признал.

В кассационной жалобе Ф. утверждает, что он в Д. не стрелял и не убивал его. Д. убил Л. Судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном, не выяснялись противоречия в показаниях осужденных и свидетелей.

Ф. просит приговор в отношении его отменить и оправдать его. Кроме того он просит о смягчении назначенного ему наказания с учетом наличия у него малолетнего ребенка.

В. в судебном заседании от дачи показаний отказался.

В кассационной жалобе В. утверждает, что приговор в отношении его незаконный. Судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. Не добыто достоверных доказательств участия его в убийстве Ч. Нет доказательств, что от действий осужденных наступила смерть потерпевшего. В. считает, что суд неправильно квалифицировал действия осужденных по этому эпизоду обвинения. В нарушение уголовно-процессуального закона судом не выяснялись противоречия в показаниях осужденных и свидетелей. Приговор основан на противоречивых доказательствах, постановлен в нарушение уголовно-процессуального закона. В. просит приговор отменить и дело направить для дополнительного расследования.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, Судебная коллегия находит приговор краевого суда законным и обоснованным.

Доводы осужденных Л. и Ф. в кассационных жалобах о том, что Л. не покушался на убийство Д., а Ф. не стрелял в последнего, потерпевший был убит по неосторожности, - нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются собранным и по делу доказательствами, в том числе показаниями самих осужденных, как в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного расследования.

В судебном заседании Л. показал, что у него с Д. сложились неприязненные взаимоотношения. 24 июня 1998 года он и другие, в том числе Д. употребляли спиртное. Затем они приехали на берег озера. С Д. у него произошел конфликт. Из багажника автомашины он, Л., достал ствол ружья, Гор. дал ему два патрона. Он, Л., зарядил ружье, отвел Д. на берег, и с целью убийства направил ружье в грудь Д. Однако выстрелов не последовало, так как произошли осечки, и он не смог убить Д. Л. подтвердил свои показания на следствии о том, что после осечек он ружье отдал Ф. и последний выстрелил в Д.

Суд правильно эти показания сужденного# положил в основу приговора, поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами по делу и соответствуют фактическим обстоятельствам установленным судом.

Согласно заключения судебно-медицинского эксперта смерть потерпевшего Д. наступила от тяжкого вреда здоровью в результате огнестрельного дробового ранения грудной клетки и живота с повреждением диафрагмы, печени, позвоночника (т. 2 л.д. 38-40, 46 -47).

Допрошенный в качестве обвиняемого Ф. показал, что Л. сам отдал ему ружье после того, как произошел выстрел в землю (т. 5 л.д. 185-190, 194-196, 212-215, 222-224).

Из показаний свидетеля Щ. видно, что Ф. взял ружье у Л. , зарядил его. Д. в это время стоял на берегу. После чего раздался выстрел и Д. упал.

Свидетель Б. показал, что Ф. забрал ружье у Л. Он, Б., сел в автомашину. Услышав выстрел, он выскочил из автомашины и увидел Д. лежащим в воде - В# 3-4 метрах от Д., с ружьем стоял Ф., а в двух метрах от последнего стоял Л.

Суд обоснованно пришел к выводу, оценив доказательства в их совокупности, о виновности: Л. в покушении на убийство; Ф. в умышленном убийстве; и правильно квалифицировал действия Л. по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ, а действия Ф. по ст. 105 ч. 1 УК РФ.

В соответствии с требованиями ст. 68 УПК РСФСР мотивы совершенного Л. и Ф. преступлений судом исследованы полно.

Доводы Л., М. и В. в кассационных жалобах о том, что не доказана их вина в убийстве потерпевшего Ч., и не установлены конкретные их действия направленные на убийство последнего, - нельзя признать обоснованными, поскольку они опровергаются собранными доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным судом.

Вина Л., М., В. в убийстве потерпевшего Ч. подтверждается показаниями самих осужденных, как в ходе судебного разбирательства, так и в ходе предварительного расследования;

Из показаний Л. видно, что, услышав два выстрела, остановил автомашину. В. и Н. пошли в лес. Из леса вышел М. и попросил у него нож. Нож не нашли, М. взял гаражный ключ и вновь ушел в лес. Он, Л., пошел за М. и увидел как на поляне М. бьет Ч. по голове ключом. Затем В. и М. по очереди несколько раз из газового пистолета выстрелили в голову Ч. Кто-то сказал, что они хотят убить Ч. Он случайно бампером ударил вставшего с земли потерпевшего. Затем все, кроме Ч. поехали. Но автомашина вскоре заглохла. М. предложил поджечь автомашину.

М. показал, что Ч. прятался в кустах, и он с В. вытащили его на поляну и избили. На микроавтобусе на поляну заехал Л. и автомашиной сбил Ч., а кто-то задушил Ч. палкой. Затем все сели в автомашину и поехали. Но вскоре автомашина заглохла. И он, М., предложил поджечь автомашину и дал для этого В. зажигалку. Л., В. и Н. подожгли автомашину.

Из показаний В. в качестве обвиняемого видно, что у осужденных был газовый пистолет, переделанный для стрельбы малокалиберными патронами. В лесу М. стрелял в голову Ч. М. взял гаражный ключ и вместе с ним и Н. пошли в лес. В кустах они нашли Ч., спрятавшегося в яме. Вытащили его и М. с Л. с близкого расстояния вновь стреляли в голову Ч. Ч. от выстрелов падал. Л. заехал на автомашине на поляну и переехал лежавшего на земле Ч. (т. 8 л.д. 2-8, 16-30, 35-38).

Л. в судебном заседании подтвердил, что на поляне В. и М. поочередно несколько раз стреляли в голову Ч., стоявшего на коленях. При каждом выстреле в висок и затылок из головы потерпевшего брызгала кровь.

Свидетель Мал. показала что Л. выехал на поляну, где стоял М. и В. Она сидела на пассажирском сидении и почувствовала, как автомашина что-то переехала. Через форточку на ее сарафан попали брызги крови. Она поняла, что Л. переехал человека.

В ходе следствия М. и В. подтвердили, что Л. переехал лежавшего на земле Ч. (т. 8 л.д. 2-8, 9-15, 26-30). Суд правильно вышеизложенные показания осужденных и свидетеля Мал. положил в основу приговора поскольку они объективно подтверждаются другими доказательствами и соответствуют фактическим обстоятельствам дела установленным судом.

Протокол осмотра места происшествия подтверждает, что в кустарнике в 600 метрах от "западной подстанции" Назаровского угольного разреза были обнаружены расчлененные животным останки трупа человека (т. 4 л.д. 2-9).

Заключение физико-технической экспертизы свидетельствует, череп вышеназванного трупа человека может являться черепом потерпевшего Ч. (т. 4 л.д. 48-52).

Протокол проверки показаний на месте происшествия с участием В. подтверждает, что В. показал что в вышеуказанном протоколе осмотра места происшествия кустарнике был убит Ч. (т. 8 л.д. 8-15, т. 4 л.д. 178-183).

Судебно-медицинский эксперт не исключает, что обнаруженные останки трупа с переломами ребер и челюсти были последствиями наезда автомашины на потерпевшего (т. 4 л.д. 28-29).

Суд, оценив доказательства в их совокупности, пришел к обоснованному выводу о том, что М., Л. и В., действуя совместно с умыслом, направленным на лишение жизни потерпевшего, непосредственно участвовали в процессе лишения его жизни, избивали его, стреляли в голову из самодельного пистолета, избивали ключом от гаража, переехали потерпевшего на автомашине, и убили его. В процессе лишения жизни осужденные в течение длительного времени причинили потерпевшему большое количество телесных повреждений. И с учетом способа лишения жизни, количества телесных повреждений, суд обоснованно пришел к выводу, что осужденные причиняли потерпевшему особые страдания и мучения, и сознавали это. То есть совершили убийство с особой жестокостью.

При таких данных суд правильно квалифицировал действия осужденных М., Л., В. по ст. 105 ч. 2 п.п. "д, ж" УК РФ, а Л. еще и по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК РФ, так как он совершил убийство неоднократно.

Вина Л. в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, в умышленном уничтожении автомашины путем поджога;

В. в умышленном уничтожении автомашины путем поджога;

М. в подстрекательстве и пособничестве в умышленном уничтожении автомашины путем поджога, - материалами дела доказаны и не оспаривается в кассационных жалобах осужденных. Действия в этой части обвинения: Л. по ст. 167 ч. 2, ст. 166 ч. 1 УК РФ, В. по ст. 167 ч. 2 УК РФ, М. по ст. 33 ч. 5 ст. 167 ч. 2 УК РФ, - квалифицированы судом правильно.

При проверке материалов дела не нашли подтверждения высказанные в жалобах утверждения, что осужденные Л., Ф., М., В. на предварительном следствии дали показания в результате недозволенных методов ведения следствия.

Существенных нарушений уголовно-процессуального закона по делу не установлено.

Наказание осужденным суд назначил с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, в том числе особо тяжких, данных, характеризующих личность виновных, их роли в совершенных преступлениях, всех обстоятельств дела. В связи с чем судебная коллегия не находит оснований для смягчения осужденным наказания, назначенного судом первой инстанции.

Руководствуясь ст. 332, ст. 33 УПК РСФСР, судебная коллегия определила:

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо "ст. 33" следует читать: "ст. 333" УПК РСФСР


приговор Красноярского краевого суда от 6 марта 2001 года в отношении Л., Ф., М., В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.



Определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 декабря 2001 г. N 53-О01-72


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение