Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 12-О06-25 Суд изменил приговор и смягчил наказание в отношении одного из осужденных, поскольку суд первой инстанции, рассматривая дело после отмены первого приговора назначил осужденному более строгое наказание, чем то, которое было назначено по первому приговору, в остальной части приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 5 февраля 2007 г. N 12-О06-25


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 5 февраля 2007 года кассационные жалобы осужденных М., Б., Ф., кассационному# представлению государственного обвинителя Ш. на приговор Верховного Суда Республики Марий Эл от 18 августа 2006 года, которым

Ф., 4 декабря 1985 года рождения, уроженец и житель г. Йошкар-Ола, судимый 1 марта 2006 года по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 1 году лишения свободы,

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 9 лет,

по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 14 лет,

а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 14 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание не отбытое по приговору от 1 марта 2006 года частично присоединено и окончательно назначено 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

М., 12 марта 1984 года рождения, уроженец г. Йошкар-Ола, житель п. Медведево Медведевского района Республики Марий Эл, судимый 1 марта 2006 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы,

осужден к лишению свободы:

по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 7 лет 4 месяца,

по ст.ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ на 11 лет 8 месяцев,

а на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ на 12 лет 6 месяцев.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание, не отбытое по приговору от 1 марта 2006 года частично присоединено и окончательно назначено 12 лет 10 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима;

Б., 16 октября 1984 года рождения, уроженец г. Йошкар-Ола, житель п. Медведево, Медведевского района Республики Марий Эл, судимый 11 октября 2005 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 2 года лишения свободы, 25 ноября 2005 года по ст. 158 ч. 3 УК РФ с присоединение не отбытого наказания на 2 года 8 месяцев лишения свободы,

осужден по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание не отбытое по приговору от 25 ноября 2005 года частично присоединено и окончательно назначено 9 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

По ст.ст. 33 ч. 4, 105 ч. 2 п. "к" УК РФ Б. оправдан.

Принято решение о взыскании с осужденных материального ущерба, а также компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи Т., объяснения осужденных М., Ф., поддержавших жалобы, мнение прокурора Х., поддержавшей кассационное представление, судебная коллегия установила:

Ф., М., Б. признаны виновными в разбойном нападении на Я.

Кроме того, Ф. признан виновным в причинении Я. тяжкого вреда здоровью, М. в подстрекательстве Ф. к убийству потерпевшего, а Ф. - в умышленном причинении смерти Я. с целью сокрытия преступления.

Преступления совершены 1 августа 2005 года в г. Йошкар-Ола при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах:

осужденный М. просит об отмене приговора, направлении дела на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что выводы суда о доказанности его вины в подстрекательстве к убийству основаны на противоречивых доказательствах. Считает, что суд дал неправильную оценку показаниям осужденных Б. и Ф. В дополнительной жалобе указывает, что он изменил свою позицию, признает себя виновным в разбое, но к подстрекательству к убийству отношения не имеет, просит о снижении наказания;

осужденный Б. просит переквалифицировать его действия со ст. 162 ч. 2 на ст. 161 ч. 1 УК РФ, присоединить не отбытую часть наказания 1 год 8 месяцев лишения свободы. Как утверждает осужденный, доказанность его осведомленности о применении веревки основана лишь на показаниях осужденного Ф., у которого имеются основания для оговора. Своими действиями он не причинял вреда здоровью потерпевшему, а лишь открыто похитил его имущество. Показания Ф. и М. о применении веревки и его присутствии при сговоре являются противоречивыми и подлежат исключению из числа доказательств;

осужденный Ф. просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что суд назначил ему чрезмерно суровое наказание, без учета его раскаяния в содеянном.

В кассационном представлении государственный обвинитель Ш. просит приговор в отношении Б. изменить, снизить ему наказание по ст. 162 ч. 2 УК РФ до 7 лет лишения свободы. По мнению прокурора, после отмены первого приговора объем обвинения у Б. не увеличился, его действия не были квалифицированы по более тяжкому уголовному закону. При таких обстоятельствах суд хоть и применил ст. 62 УК РФ, однако назначил Б. наказание в большем размере.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных Ф. и М. государственный обвинитель просит оставить эти жалобы без удовлетворения, ссылаясь на то, что судом исследованы противоречия в показания# осужденных и им дана правильная оценка.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и кассационного представления, судебная коллегия находит приговор в отношении Б. подлежащим изменению.

Вина Ф., М., Б. в содеянном кроме личного частичного признания своей вины Ф., М. подтверждена протоколами осмотра места происшествия, изъятия и выемки похищенного сотового телефона, показаниями потерпевшей, свидетелей, заключениями экспертиз, другими исследованными в суде и приведенными в приговоре доказательствами, которым суд дал всестороннюю и правильную оценку.

Доводы М. о том, что он не подстрекал к убийству потерпевшего, судом были тщательно проверены и обоснованно отвергнуты. В приговоре приведены убедительные мотивы, по которым суд пришел к такому выводу.

У суда не было оснований сомневаться в достоверности уличающих показаний осужденного Б., подтвердившего, что именно М. после совершенного разбоя на Я. крикнул Ф., чтобы тот "мочил" потерпевшего.

Из показаний осужденного Ф. следует, что Ф. по собственной инициативе не хотел убивать Я., это ему предложил сделать М., которого Я. знал, поэтому М. боялся, что Я. расскажет, где он живет.

Сам М. в ходе расследования не отрицал, что именно он сказал осужденным, что в квартире Я. есть деньги, при этом обсуждали, что возможно Я. придется убить.

По делу установлено, что именно М. знал потерпевший, именно ему он давал деньги взаймы накануне убийства, именно М. был наиболее заинтересован в сокрытии совершенного разбоя.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал М. виновным в подстрекательстве Ф. к убийству Я. с целью скрыть совершенный разбой.

Доводы осужденного Б. о том, что он не причастен к применению насилия к потерпевшему, поэтому его действия следует квалифицировать как открытое хищение чужого имущества, также являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, в ходе предварительного расследования сам Б. неоднократно подтверждал, что при нападении на Я. он помогал связывать и удерживать потерпевшего.

С этими показаниями согласуются и показания других осужденных.

При таких обстоятельствах суд обоснованно пришел к выводу, что и Б. в ходе разбойного нападения действовал согласованно с остальными осужденными, которые применили веревку, сдавливая шею Я., чтобы подавить сопротивление потерпевшего и добиться того, чтобы потерпевший указал, где спрятаны деньги. Именно после применения такого насилия к потерпевшему и были похищены его деньги. Таким образом, и Б. воспользовался результатами применения к потерпевшему насилия, опасного для жизни и здоровья.

Правовая оценка содеянного М., Ф. и Б. судом дана правильно.

Вместе с тем, при назначении наказания Б. суд первой инстанции, рассматривая дело после отмены первого приговора назначил осужденному по ст. 162 ч. 2 УК РФ более строгое наказание, чем то, которое было назначено по первому приговору.

По первому приговору Б. по ст. 162 ч. 2 УК РФ было назначено 7 лет лишения свободы. Вопрос о мягкости назначенного наказания в кассационном представлении не ставился и по этому основанию приговор не отменялся.

При повторном рассмотрении дела объем обвинения, предъявленного Б., остался прежним, его действия не были квалифицированы по более тяжкому уголовному закону, по сравнению с квалификацией по первому приговору.

При таких обстоятельствах в соответствии со ст. 383 ч. 2 УПК РФ постановленный приговор в отношении Б. подлежит изменению.

Мера наказания М. и Ф. назначена справедливая, с учетом общественной опасности содеянного, данных о личности осужденных. В полной мере судом учтены и все смягчающие их наказание обстоятельства.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, определила:

приговор Верховного суда Республики Марий Эл от 18 августа 2006 года в отношении Б. изменить, снизить назначенное ему наказание по ст. 162 ч. 2 УК РФ до семи лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 5 УК РФ наказание, не отбытое по приговору от 25 ноября 2005 года частично присоединить и окончательно назначить девять лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Удовлетворить кассационное представление государственного обвинителя Ш.

В остальном приговор о нем, а также приговор в отношении Ф., М. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Ф., М., Б. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2007 г. N 12-О06-25


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.