Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2007 г. N 13-О06-44СП Оснований для изменения приговора нет, поскольку требования, установленные для производства в суде с участием присяжных заседателей соблюдены, квалификация действий осужденного дана правильная, а наказание назначено в соответствии с законом и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 13 февраля 2007 г. N 13-О06-44СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрев в судебном заседании 13 февраля 2007 года уголовное дело по кассационной жалобе осужденного С. на приговор Тамбовского областного суда с участием присяжных заседателей от 9 ноября 2006 года, по которому

С., 30 июля 1962 года рождения, уроженец г. Мичуринска Тамбовской области, ранее не судимый

осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 1 к 10 годам;

по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ к 8 годам.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательное наказание С. по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, назначено в виде лишения свободы сроком на 15 лет в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания исчислен с 18 октября 2005 года.

Постановлено взыскать с осужденного С. в пользу потерпевшей К.Т.И.: в возмещение расходов на погребение - 24993 рубля; в качестве компенсации морального вреда - 100000 рублей; в качестве возмещения расходов по оплате труда адвоката - 5000 рублей; а всего - 129993 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б. об обстоятельствах дела и доводах кассационной жалобы, выступление осужденного С., поддержавшего доводы своей кассационной жалобы, адвоката Ч., поставившей вопрос об отмене приговора, мнение прокурора Г., полагавшего приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

приговором суда, постановленным в соответствии с вердиктом присяжных заседателей. С. признан виновным в совершении умышленного убийства К.О.П. и покушении на умышленное убийство Ш.

Преступления были совершены 14 октября 2005 года в р.п. Дмитриевка Тамбовской области при обстоятельствах, установленных в ходе судебного разбирательства и изложенных в приговоре.

В своей кассационной жалобе осужденный С., оспаривая обоснованность своего осуждения, считает, что совершенные им действия квалифицированы неправильно.

По мнению осужденного, суд не дал объективной оценки показаниям свидетелей, не учел того, что потерпевшая Ш. на предварительном следствии давала показания, как он считает, под давлением работников милиции.

Кроме того, по мнению осужденного, в ходе предварительного следствия было нарушено его право на защиту, поскольку председательствующий в судебном заседании, во время дачи им показаний, неоднократно его прерывал и останавливал.

В своих возражениях государственный обвинитель И. указывает на то, что доводы кассационной жалобы осужденного С., по его мнению, удовлетворению не подлежат, так как приговор суда является законным и обоснованным.

Проверив материалы уголовного дела, и обсудив доводы кассационной жалобы Судебная коллегия не находит оснований к удовлетворению приведенных в ней доводов, оснований к отмене либо изменению приговора суда.

Настоящее уголовное дело было рассмотрено в суде первой инстанции в соответствии с требованиями, которые установлены ст.ст. 324-35# УПК РФ, и которые регламентируют особенности производства в суде с участием присяжных заседателей; с соблюдением принципов равенства сторон и состязательности.

Вопросы, связанные с допустимостью исследуемых доказательств, разрешались судом в точном соответствии с требованиями закона, с учетом мнения всех участников судебного процесса.

Вопросный лист, напутственное слово председательствующего и вердикт коллегии присяжных заседателей полностью соответствует требованиям, установленным ст.ст. 339, 340, 345 УПК РФ, ответы вопросного листа ясны и непротиворечивы.

Обвинительный приговор в отношении С. постановлен судом в соответствии с вердиктом присяжных заседателей, признавшим его виновным в умышленном причинении смерти К.О.П. и покушении на умышленное причинение смерти Ш., при обстоятельствах, указанных в установочной части приговора.

Доводы жалобы осужденного о неправильной квалификации судом его действий, являются необоснованными. Действия С. суд первой инстанции правильно квалифицировал:

по эпизоду, связанному с убийством К.О.П. - ст. 105 ч. 1 УК РФ, как умышленное причинение смерти другому человеку;

по эпизоду, связанному с нападением на Ш. - по ст.ст. 30 ч. 3 и 105 ч. 2 п. "а" УК РФ, как покушение на умышленное причинение смерти двум лицам.

Судебная коллегия отмечает, что нанесение С. удара ножом в голову потерпевшему К.О.П., который повлек проникающее колото-резаное ранение левой лобной области с повреждением свода черепа, твердой мозговой оболочки вещества головного мозга, и одномоментное нанесение удара ножом потерпевшей Ш., который повлек резаное ранение живота, а также последующая активная попытка С. причинить смерть Ш., объективно свидетельствуют о наличии у него прямого умысла на лишение им# жизни обоих потерпевших.

Наступившая в больнице смерть К.О.П. находится в прямой причинной связи с причиненным ему С. ранением.

Смерть потерпевшей Ш. не наступила по причинам, не зависящим от воли и желания С., поскольку ей удалось убежать и скрыться в квартире соседки, а сам С. был задержан работниками милиции.

Мотивом совершенного преступления, как обоснованно отмечено судом, явилась ревность С. к своей сожительнице - Ш. и К.О.П.

Судебная коллегия отмечает, что входе# предварительного следствия нарушений уголовно-процессуального#, которые могли бы повлиять на объективность выводов о доказанности виновности С. и правильность квалификации его действий, допущено не было.

Предусмотренные законом права обвиняемого и подсудимого, в том числе и его право на защиту от предъявленного обвинения, были реально обеспечены.

Доводы жалобы С. о нарушении его прав на защиту не могут быть признаны обоснованными. В процессе всего расследования уголовного дела и рассмотрения его в суде С. предоставлялась возможность обращаться за разъяснениями закона к своему защитнику, согласовывать с ним позицию защиты от обвинения. О каких либо расхождениях между его позицией защиты и позицией защитника, либо о ненадлежащем исполнением тем принятых на себя обязанностей по защите, подсудимый С. не заявлял. Протокол судебного заседания содержит подробные объяснения подсудимого С. по всем вопросам относящимся к обстоятельствам дела, его ответы на вопросы участников судебного процесса.

При назначении С. наказания суд в соответствии с требованиями ст.ст. 60, 65 ч. 1 и 66 ч. 3 УК РФ учитывал: характер и общественную опасность содеянного, данные о его личности, обстоятельства, влияющие на наказание, а также вердикт коллегии присяжных заседателей, по которому С. был признан заслуживающим снисхождения.

Судебная коллегия считает, что назначенное осужденному С. наказание соответствует закону и является справедливым.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Тамбовского областного суда от 9 ноября 2006 года в отношении С. оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденного без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 13 февраля 2007 г. N 13-О06-44СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение