Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 34-Г06-11 Суд отказал в признании недействующей нормы закона субъекта РФ, поскольку в оспариваемой норме при определении законодателем субъекта РФ значения корректирующего коэффициента К2 доход учтен в качестве особенности ведения предпринимательской деятельности и как объект налогообложения рассматриваться не может

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 17 января 2007 г. N 34-Г06-11


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе индивидуального предпринимателя М. на решение Мурманского областного суда от 23 октября 2006 года, которым отказано в удовлетворении ее заявления о признании недействующим абзаца 2 пункта 5 статьи 2 Закона Мурманской области от 18.11.2002 года N 367-01-ЗМО "О системе налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., объяснения представителя М. - Т., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ С., полагавшей, что решение суда должно быть оставлено без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

индивидуальный предприниматель М. обратилась в суд с заявлением о признании абзаца 2 пункта 5 статьи 2 Закона Мурманской области от 18.11.2002 г. N 367-01-ЗМО "О системе налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности" противоречащим федеральному закону, а потому недействующим.

В обоснование заявления указала на то, что оспариваемая норма, согласно которой доходом от розничной торговли является совокупность всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (услуги), выраженных в денежной и (или) натуральной формах, в том числе с использованием платежных карт, находится в противоречии с положениями статьи 41 Налогового кодекса РФ.

В соответствии с этими положениями доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме, учитываемая в случае возможности ее оценки и в той мере, в которой такую выгоду можно оценить, и определяемая в соответствии с главами "Налог на доходы физических лиц", "Налог на прибыль (доход) организаций", "Налог на доходы от капитала" настоящего Кодекса.

Таким образом, под доходом в целях определения К2, по мнению заявительницы, следует понимать экономическую выгоду, а не валовой доход.

Поскольку обжалуемая норма изменяет понятие "доход", определяя его без учета фактических и потенциально необходимых расходов налогоплательщика, М. считает, что в силу подпункта 8 пункта 1 статьи 6 Налогового кодекса РФ она подлежит признанию не соответствующей настоящему Кодексу.

Решением суда от 23 октября 2006 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе М. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность и необоснованность.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда и считает его правильным.

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 346.26 Налогового кодекса РФ в редакции, действовавшей на момент принятия оспариваемого закона, система налогообложения в виде единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности устанавливалась настоящим Кодексом, вводилась в действие законами субъектов Российской Федерации и применялась наряду с общей системой налогообложения, предусмотренной законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

При этом законами субъектов Российской Федерации определялись:

1) порядок введения единого налога на территории соответствующего субъекта Российской Федерации;

2) виды предпринимательской деятельности, в отношении которых вводился единый налог, в пределах перечня, установленного пунктом 2 настоящей статьи;

3) значения корректирующего коэффициента К2, учитывающего совокупность особенностей ведения предпринимательской деятельности, в том числе ассортимент товаров (работ, услуг), сезонность, время работы, величину доходов, особенности места ведения предпринимательской деятельности, площадь информационного поля световых и электронных табло, площадь информационного поля печатной и (или) полиграфической наружной рекламы и иные особенности.

Учитывая, что субъект Российской Федерации при определении значения корректирующего коэффициента К2 не был ограничен в установлении особенностей ведения предпринимательской деятельности, суд сделал правильный вывод о том, что законодатель Мурманской области был вправе учесть в качестве таковых в том числе и доход как совокупность всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (услуги).

Довод заявительницы о том, что во всех случаях регулирования налоговых отношений понятие доход в соответствии со статьей 41 Налогового кодекса РФ должно употребляться исключительно в значении прибыли, но не валового дохода, проверялся судом и правомерно признан им не основанным на законе.

Судом учтено, что названной нормой, находящейся в главе 7 Налогового кодекса РФ "Объекты налогообложения", установлены принципы определения доходов как объектов налогообложения также, как статьей 40 этой же главы установлены принципы определения цены товаров, работ или услуг, поскольку в соответствии со статьей 38 Кодекса объектами налогообложения могли являться операции по реализации товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, стоимость реализованных товаров (выполненных работ, оказанных услуг) либо иной объект, имеющий стоимостную, количественную или физическую характеристики, с наличием которого у налогоплательщика законодательство о налогах и сборах связывает возникновение обязанности по уплате налога.

Подобная позиция полностью согласуется с положениями статей 209, 247 Налогового кодекса РФ о налоге на доходы физических лиц, налоге на прибыль (доход) организаций.

Уместно отметить и то, что в силу пункта 1 статьи 346.29 объектом налогообложения для применения единого налога признается вмененный доход налогоплательщика, который также представляет собой потенциально возможный валовый доход плательщика данного налога за вычетом потенциально необходимых затрат.

В оспариваемой же норме в полном соответствии с названной выше статьей 346.26 Налогового кодекса РФ при определении законодателем Мурманской области значения корректирующего коэффициента К2 доход, как совокупность всех поступлений, связанных с расчетами за реализованные товары (услуги), учтен в качестве особенности ведения предпринимательской деятельности и как объект налогообложения рассматриваться не может.

Поэтому вывод суда о том, что такой доход не должен определяться исключительно по правилам статьи 41 Налогового кодекса РФ, следует признать верным.

Доводы кассационной жалобы заявительницы основаны на ином, неправильном толковании норм материального права, а потому не могут служить поводом к отмене решения суда.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ определила:

решение Мурманского областного суда от 23 октября 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу М. - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 17 января 2007 г. N 34-Г06-11


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.