Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 января 2007 г. N 4-О06-170СП Оснований для изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в преступлениях, перечисленных в приговоре, подтверждена совокупностью представленных в деле доказательств, а наказание назначено с учетом требований закона и является справедливым

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 16 января 2007 г. N 4-О06-170СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 января 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденных Е. и Г. на приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 9 октября 2006 года, которым

Е., родившийся 24 октября 1976 года в г. Электростали Московской области, судимый:

1) 12 августа 1996 года по ст.ст. 144 ч. 3, 145 ч. 2 и 207 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы,

2) 1 февраля 1999 года по ст.ст. 313 ч. 1, 158 ч. 2 п.п. "б, в, г", 222 ч. 4 и 325 ч. 2, 70 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобождавшийся 29 сентября 2004 года по отбытии срока,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 20 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (по эпизоду от 15-16 августа 2005 года) к 13 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (по эпизоду от 4-5 сентября 2005 года) к 15 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 7 годам лишения свободы

и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 25 годам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ оправдан в связи с вынесением коллегией присяжных заседателей оправдательного вердикта ввиду непричастности к совершению преступления.

Г., родившийся 13 марта 1984 года в ст. Задоно-Кагальницкая Семикаракорского района Ростовской области, несудимый,

осужден по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, ж, з" УК РФ к 20 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (по эпизоду от 15-16 августа 2005 года) к 10 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (по эпизоду от 4-5 сентября 2005 года) к 10 годам лишения свободы без штрафа,

по ст. 166 ч. 2 п. "а" УК РФ к 4 годам лишения свободы

и по совокупности совершенных преступлений, на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, к 25 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи И., объяснения осужденного Г., просившего смягчить наказание, и выступление прокурора Ф. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Приговором суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Е. и Г. признаны виновными в убийстве 4 лиц, сопряженном с разбоем и совершенном группой лиц по предварительному сговору, в разбойных нападениях, совершенных группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия с незаконным проникновением в помещение с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевших, и в угоне автомобиля, совершенном группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены 15-16 августа и 4-5 сентября 2005 года в г. Электростали Московской области.

В кассационных жалобах:

адвокат К. в защиту интересов осужденного Г. просит приговор изменить, снизить срок лишения свободы, мотивируя тем, что Г. способствовал раскрытию преступлений, вердиктом присяжных заседателей признан лицом, заслуживающим снисхождение, положительно характеризуется. По мнению адвоката, эти смягчающие наказание обстоятельства, судом учтены формально, а фактически никак не отразились на наказании, которое является чрезмерно суровым;

осужденный Г. также просит о смягчении наказания, ссылаясь на то, что он явился с повинной, активно помогал следствию в раскрытии преступлений, положительно характеризуется и раскаивается в содеянном. Просит учесть также возраст его родных и применить ст. 64 УК РФ и п. 4 ст. 65 УК РФ;

осужденный Е. просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение или изменить приговор, применить ст. 36 УК РФ об эксцессе исполнителя, снизить срок и смягчить режим, ссылаясь на то, что государственный обвинитель просил назначить колонию строгого режима, а суд усугубил его положение, назначив колонию особого режима. Он также утверждает, что у него был умысел только на разбой, а убийство потерпевших совершил Г. В судебном заседании судья поддерживал государственного обвинителя, исследовались его предыдущие судимости, государственный обвинитель общался с присяжными заседателями без разрешения судьи. В то же время не исследовались письменные ходатайства свидетеля А. и Г., в которых они указывали на то, что оговорили его.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия считает, что приговор постановлен в соответствие с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности Е. и Г. в совершении преступлений, основанном на полном и всестороннем исследовании обстоятельств дела.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона при рассмотрении дела судом не допущено.

Доводы кассационной жалобы осужденного Е. о необъективности председательствующего являются необоснованными.

Как следует из протокола судебного заседания, сторона защиты и сам Е. не заявляли возражений на действия председательствующего.

Не было от них возражений и на напутственное слово судьи.

Также, вопреки утверждениям Е. в жалобе, в судебном заседании не исследовались его предыдущие судимости.

Данных о том, что государственный обвинитель общался с присяжными заседателями, протокол судебного заседания не содержит.

Ходатайство Г. о том, что он оговорил Е., было подано им в ходе предварительного слушания дела.

В судебном заседании никто из участников процесса не просил огласить это ходатайство.

Вместе с тем, присяжным заседателям эта позиция Г. была известна, так как Г. в судебном заседании говорил о непричастности Е. к совершению преступлений.

Ходатайство от свидетеля А. не поступало, в судебном заседании он дал показания в пользу Е.

Таким образом, доводы кассационной жалобы осужденного Е. о рассмотрении дела судом с нарушением закона являются несостоятельными.

Правовая оценка действиям Е. и Г. дана правильная.

С доводами кассационной жалобы осужденного Е. о том, что в действиях Г. по лишению жизни потерпевших Л. и С. имеется эксцесс исполнителя, согласиться нельзя по следующим основаниям.

Из ответов присяжных заседателей на вопросы N 9 и N 11 следует, что Г. и Е. по договоренности и совместно нанесли удары потерпевшим Л. и С., при этом Е. бил потерпевших руками и ногами, а Г. ножом, переданным ему Е.

Смерть Л. и С. наступила от ножевых ранений, то есть непосредственно от действий Г. Однако с учетом вердикта присяжных заседателей, которые признали доказанным, что Е. и Г. действовали по договоренности между собой и совместно, суд в приговоре правильно расценил их действия как совершение убийства группой лиц по предварительному сговору.

Что касается лишения жизни потерпевших Р. и П., то, как следует из ответов на вопросы N 6 и N 19, присяжные заседатели признали доказанным, что Е. поочередно с Г. нанесли удары ножом потерпевшим Р. и П., которые от полученных ранений скончались на месте.

Наказание назначено Е. и Г. с учетом всех обстоятельств, влияющих на наказание.

С доводами жалобы адвоката К. о том, что суд, назначая Г. наказание, не учел вердикт присяжных заседателей о признании его лицом, заслуживающим снисхождение, согласиться нельзя.

Согласно ст. 65 УК РФ срок или размер наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения, не может превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление. Если соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса предусмотрены смертная казнь или пожизненное лишение свободы, эти виды наказаний не применяются.

Указанные требования уголовного закона при назначении наказания Г. полностью соблюдены. За совершение убийства ему назначено наказание в виде лишения свободы на определенный срок, а за совершение разбоя назначенное наказание не превышает 2/3 от максимального срока лишения свободы, предусмотренного санкцией ч. 4 ст. 162 УК РФ (более 10 лет).

При назначении наказания по совокупности совершенных преступлений судом правильно применены правила ст. 69 ч. 3 УК РФ.

Ссылка осужденного Г. на положительную характеристику и возраст родных не является достаточным основанием для смягчения наказания, так как им совершен ряд особо тяжких преступлений.

Данных о том, что Г. явился с повинной и активно способствовал раскрытию преступления, на что ссылаются в жалобах, как сам осужденный, так и его адвокат, в материалах дела не имеется.

Отягчающие обстоятельства в отношении Г. судом в приговоре не указаны.

Режим исправительной колонии Е. определен судом правильно, с учетом наличия в его действиях особо опасного рецидива, который образовался за счет двух предыдущих судимостей за тяжкие преступления - кражу и грабеж, совершенные с проникновением в жилище, и аналогичную кражу чужого имущества, и совершения им вновь особо тяжкого преступления (п. "б" ч. 3 ст. 18 УК РФ).

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского областного суда с участием присяжных заседателей от 9 октября 2006 года в отношении Е. и Г. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 января 2007 г. N 4-О06-170СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение