Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 февраля 2007 г. N 9-О06-102СП Поскольку наказание осужденным за разбой и убийство назначено с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела, данных о личности виновных, смягчающих наказание обстоятельств, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 19 февраля 2007 г. N 9-О06-102СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Ш.А.В. и Г.П.Н. на приговор суда присяжных Нижегородского областного суда от 11 октября 2006 года, которым

Ш.А.В., 19 сентября 1947 г. рождения, уроженец д. Левашовка Курмышского р-на Горьковской области, не судимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 19 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний Ш.А.В. назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г.П.Н., 3 октября 1967 г. рождения, уроженец п. Неклюдово Борского р-на Горьковской области, судимый:

1) 3 сентября 1998 г. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, д" УК РФ к 5 годам лишения свободы;

2) 1 октября 2002 г. по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ к 4 годам 1 месяцу лишения свободы.

Освобожден 15 апреля 2005 года на 1 год 3 мес. 9 дней условно-досрочно, -

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "б, з" УК РФ к 19 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено 20 лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 УК РФ присоединено частично неотбытое наказание по приговору от 1 октября 2002 года и окончательно по совокупности Г.П.Н. назначено 21 год лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Этим же приговором осужден К.Д.В., в отношении которого приговор не обжалован.

Постановлено взыскать с Г.П.Н. в пользу Ц. 19316 рублей в возмещение расходов на погребение и 300000 рублей компенсацию морального вреда.

С Ш.А.В. постановлено взыскать в пользу А.Н.С. 3650 рублей в возмещение расходов на погребение и 300000 руб. компенсацию морального вреда.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда М., выступление осужденных Ш.А.В. и Г.П.Н., адвокатов Б. и Ч., поддержавших доводы жалоб, потерпевшего А.Н.А. и прокурора Х., полагавших приговор оставить без изменения, жалобы без удовлетворения, судебная коллегия установила:

По приговору суда на основании вердикта коллегии присяжных заседателей Ш.А.В. признан виновным и осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей; убийства, то есть умышленного причинения смерти потерпевшей С., сопряженного с разбоем.

Г.П.Н. признан виновным и осужден за совершение разбойного нападения группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего; убийства, то есть умышленного причинения смерти потерпевшему Ф.В.П., сопряженного с разбоем, в связи с осуществлением потерпевшим служебной деятельности.

Преступления совершены в ночь на 4 сентября 2005 года в г. Н. Новгороде при обстоятельствах, изложенных в описательной части приговора.

В кассационной жалобе и в последующих дополнениях Ш.А.В. просит приговор отменить в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона и отсутствием в его действиях признаков состава преступления.

Ш.А.В. утверждает, что преступления не совершал, его вина не доказана, приговор постановлен на противоречивых показаниях К.Д.В., который на следствии и в суде оговорил их с Г.П.Н.

Дело в суде рассмотрено с обвинительным уклоном, доказательства, в том числе заключения экспертиз, исследовались в выгодном для обвинения свете, вместе с тем, ходатайства осужденных отклонялись без достаточных оснований.

По мнению Ш.А.В., их обвинение основано на косвенных доказательствах, в ходе расследования допускались нарушения уголовно-процессуального закона, применялись недозволенные методы, в связи с чем Г.П.Н. был вынужден дать признательные показания, а у Ш.А.В. проявился ряд заболеваний: ишемическая болезнь сердца, стенокардия, гипертония.

Применением недозволенных методов, как полагает Ш.А.В., объясняются и признательные показания К.Д.В.

В жалобе подробно излагаются обстоятельства дела, приводится анализ показаний осужденных, в том числе К.Д.В., свидетелей, заключений экспертиз и т.д., утверждается, что все эти доказательства не могут свидетельствовать о виновности Ш.А.В.

Осужденный считает, что в ходе рассмотрения дела в суде государственный обвинитель "манипулировал доказательствами и сознанием присяжных, воздействовал на свидетелей".

Ш.А.В. считает, что вердикт является предвзятым по той причине, что один из присяжных работает охранником, как и потерпевший Ф.В.П.

Кроме того, одной из присяжных оказалась знакомая бывшей жены Ш.А.В., с которой у осужденного сложились неприязненные взаимоотношения. Указанные обстоятельства также могли повлиять на вынесение законного и обоснованного вердикта.

Указывает, что допрос К.Д.В. в суде был проведен в отсутствие Ш.А.В. и Г.П.Н., в связи с чем Ш.А.В. был лишен возможности ознакомиться с показаниями К.Д.В., сделал это уже в процессе ознакомления с протоколом судебного заседания.

Осужденный Г.П.Н. в кассационной жалобе и в дополнениях просит приговор отменить, в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона, отсутствием в содеянном состава преступления, дело направить на новое рассмотрение в ином составе судей.

Г.П.Н. полагает, что приговор постановлен только на показаниях К.Д.В., которые являются лживыми и не получили надлежащей оценки.

Осужденный утверждает о применении недозволенных методов в ходе расследования, в связи с чем он был вынужден дать явку с повинной и признательные показания.

Ходатайства осужденных о надлежащей проверке их заявлений о применении недозволенных методов отклонены.

Г.П.Н. считает, что доказательств его вины органами следствия и судом не представлено, свидетельские показания, заключения экспертиз и другие доказательства его в совершении преступлений не уличают.

В жалобах приводится подробный анализ обстоятельств дела, анализируются показания К.Д.В., свидетелей В., Р., Ф.В.П., К., Ш., Гал., потерпевшего Гл. и других, утверждается о их противоречивости, анализируются заключения судебно-медицинских, судебно-биологических, дактилоскопических, медико-криминалистических экспертиз, Г.П.Н. утверждает, что в момент, когда было совершено преступление, он находился на даче.

По мнению осужденного, в прениях государственный обвинитель "навязывал свою позицию" присяжным заседателям, не был вправе участвовать в деле, так как ранее работал в отделе, который занимался расследованием дела.

Не согласен Г.П.Н. с тем, что ему определил особый режим исправительной колонии, полагая, что не имеет судимости за тяжкие и особо тяжкие преступления.

В возражениях на кассационные жалобы осужденных государственный обвинитель И.М.К. просит приговор оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных - без удовлетворения.

Прокурор ссылается на положения уголовно-процессуального закона о том, что фактические обстоятельства уголовного дела, установленные коллегией присяжных заседателей не подлежат обжалованию в кассационном порядке и не могут быть предметом кассационного рассмотрения.

Голословными являются утверждения Ш.А.В. о наличии в составе коллегии присяжных заседателей лиц, заинтересованных в исходе дела (охранника и знакомой бывшей жены Ш.А.В., чью фамилию он в жалобе не указывает).

В отношении указанных лиц отводов Ш.А.В. не заявлял.

Несостоятельными являются утверждения Ш.А.В. о том, что государственный обвинитель оказывал воздействие на свидетелей. Кто-либо из свидетелей и стороны, в том числе Ш.А.В. об этом не заявляли.

Доводы осужденного о личной заинтересованности прокурора в исходе дела также безосновательны, в ходе расследования участия# прокурор не принимал.

Допрос К.Д.В. в отсутствие двух других подсудимых проведен в соответствии со ст. 275 ч. 4 УПК РФ. По возвращению в зал суда Ш.А.В. и Г.П.Н. показания К.Д.В. были оглашены и они воспользовались правом задать К.Д.В. вопросы.

Действия осужденных квалифицированы в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

Наказание Ш.А.В. и Г.П.Н. назначено в соответствии с законом, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности осужденных.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, в ходе рассмотрения дела не допущено.

Потерпевшая Ц. в возражениях на кассационные жалобы осужденных Ш.А.В. и Г.П.Н. просит приговор суда оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения.

Потерпевшая полагает, что все доводы осужденных о их невиновности являются несостоятельными, продиктованы стремлением любой ценой избежать уголовной ответственности.

Эти доводы проверены в судебном заседании и были опровергнуты, каких-либо замечаний на протокол судебного заседания не поступило.

Суд учел все отягчающие и смягчающие обстоятельства, постановил правосудный и справедливый приговор.

Проверив материалы дела, обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах и в возражениях на жалобы, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Утверждения осужденных в жалобах о их невиновности, о несоответствии выводов суда фактическим обстоятельствам дела судебная коллегия находит несостоятельными, поскольку в соответствии с ч. 2 ст. 379 УПК РФ по этим основаниям приговор, постановленный с участием присяжных заседателей отменен быть не может.

Из материалов дела следует, что особенности рассмотрения дела и судебного следствия с участием присяжных заседателей осужденным разъяснялись.

Обвинительный приговор постановлен председательствующим судьей на основании вердикта коллегии присяжных заседателей и соответствует требованиям ст.ст. 348, 350, 351 УПК РФ.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт является обязательным для председательствующего, который квалифицирует содеянное подсудимым в соответствии с обвинительным вердиктом, а также установленными судом обстоятельствами, не подлежащими установлению присяжными заседателями и требующими собственно юридической оценки.

Нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, органами следствия и судом не допущено.

Адвокатами осужденные были обеспечены, положения ст. 51 Конституции РФ им разъяснялись, данных о применении недозволенных методов расследования из материалов дела не усматривается.

Допросы осужденных проводились с участием адвокатов, что исключает оказание какого-либо давления.

Доводы осужденных о применении недозволенных методов расследования проверялись и признаны несостоятельными.

Положения ст.ст. 46 ч. 4 п. 2, 47 ч. 3 п. 3, 56 ч. 4 п. 1 УПК РФ о том, что показания осужденных и свидетелей могут быть использованы в качестве доказательств и в случае отказа от них, указанным лицам разъяснялись.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо слов "47 ч. 3 п. 3 " следует читать "47 ч. 4 п. 3"


Доказательства судом по делу исследованы всесторонне полно и объективно.

Все ходатайства по делу, в том числе о вызове дополнительных свидетелей рассмотрены и разрешены в соответствии с законом.

Из материалов дела не усматривается, что судом исследовались недопустимые доказательства, данных, свидетельствующих об ошибочном исключении допустимых доказательств, об отказе сторонам в исследовании доказательств, которые могли бы иметь существенное значение для постановления обоснованного решения, не имеется.

Состязательность процесса и равенство сторон было обеспечено.

Из протокола судебного заседания не следует, что государственный обвинитель каким-либо образом воздействовал и оказывал давление на присяжных заседателей и свидетелей.

Доводы о том, что судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном являются несостоятельными.

При оглашении судебно-медицинских, дактилоскопических, медико-криминалистических экспертиз вопросов у сторон не имелось (т. 7 л.д. 140, 169).

Коллегия присяжных заседателей сформирована в соответствии с положениями ст. 328 УПК РФ, правами заявить мотивированные и немотивированные отводы стороны воспользовались, заявлений о тенденциозности состава коллегии присяжных заседателей не имелось.

Отводов присяжным заседателям Т. и Ф.Г.Н., фамилии которых назывались осужденным Ш.А.В. и адвокатом Б., не заявлялось.

Кроме того, указанные лица являлись запасными присяжными заседателями и в вынесении вердикта участия не принимали (т. 7 л.д. 21).

Замечаний и предложений по проекту вопросного листа у стороны обвинения и стороны защиты не имелось (т. 7 л.д. 192).

Напутственное слово председательствующего соответствует положениям ст. 340 УПК РФ. Каких-либо возражений в связи с содержанием напутственного слова стороны не заявляли (т. 7 л.д. 192).

В соответствии со ст. 275 ч. 4 УПК РФ К.Д.В. обоснованно допрошен в отсутствие осужденных Ш.А.В. и Г.П.Н.

Из протокола судебного заседания следует, что показания К.Д.В., данные в отсутствие двух других осужденных до сведения последних доведены (т. 7 л.д. 122).

В связи с показаниями К.Д.В. Ш.А.В. и Г.П.Н. задали тому вопросы.

С копией протокола судебного заседания Ш.А.В. и Г.П.Н. ознакомлены (т. 7 л.д. 235, 238).

Замечаний на протокол судебного заседания осужденные не подавали (т. 7 л.д. 274).

Вердикт присяжных является понятным, ясным и непротиворечивым, соответствует требованиям ст.ст. 339, 343 УПК РФ.

Обстоятельств, исключающих участие прокурора И.М.К. в рассмотрении дела, предусмотренных ст. 61 УПК РФ не имеется.

Отводов прокурору И.М.К. осужденные не заявляли (т. 7 л.д. 83).

Действия Ш.А.В. - по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ, Г.П.Н. - по ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п.п. "б, з" УК РФ квалифицированы правильно, их юридическая оценка в приговоре надлежащим образом мотивирована.

Содеянное осужденными квалифицировано в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей.

В соответствии со ст. 348 УПК РФ обвинительный вердикт является обязательным для председательствующего.

Наказание осужденным Ш.А.В. и Г.П.Н. назначено в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом общественной опасности содеянного, обстоятельств дела и данных о личности виновных. В качестве смягчающих обстоятельств суд учел возраст Ш.А.В. и неудовлетворительное состояние его здоровья. Оснований для смягчения наказания осужденным не усматривается.

Г.П.Н. дважды судим за тяжкие преступления и вновь совершил особо тяжкие преступления, в его действиях содержится особо опасный рецидив преступлений.

Гражданские иски судом разрешены в соответствии с законом, размер компенсации морального вреда определен в реальных и справедливых пределах.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Нижегородского областного суда от 11 октября 2006 года в отношении Ш.А.В. и Г.П.Н. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных Ш.А.В. и Г.П.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 февраля 2007 г. N 9-О06-102СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.