Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 февраля 2007 г. N 618-П06 Приговор в отношении осужденных за пособничество в разбое, разбой и убийство подлежит изменению, поскольку суд, проверив материалы дела, переквалифицировал действия в виде пособничества на подстрекательство к разбою и исключил из осуждения квалифицирующий признак - "группой лиц по предварительному сговору"

Постановление Президиума Верховного Суда РФ
от 19 февраля 2007 г. N 618-П06


Президиум Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрел уголовное дело по надзорным жалобам осужденного Г.С.В. на приговор Иркутского областного суда от 10 февраля 2005 года, которым

Г.С.В., родившийся 19 февраля 1978 года в с. Головновка Жигаловского района Иркутской области, судимый:

22 февраля 1993 года по ст. 89 ч. 3 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с испытательным сроком 3 года;

17 октября 1995 года по ст.ст. 144 ч. 2, 146 ч. 2 п. "б", 41 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы, освобожден 28 сентября 2001 года по отбытии срока, -

осужден по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 15 годам лишения свободы,

по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 11 годам лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей,

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно назначено 20 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в размере 100000 рублей;

М., родившаяся 27 декабря 1966 года в д. Скокнино Усть-Кутского района Иркутской области, несудимая,

осуждена по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ к 9 годам лишения свободы со штрафом в размере 100000 рублей, с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Кассационным определением Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2005 года приговор оставлен без изменения.

В отношении М. дело рассматривается на основании ч. 2 ст. 410 УПК РФ.

В надзорных жалобах осужденным Г.С.В. поставлен вопрос о пересмотре состоявшихся в отношении него судебных решений.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации В., изложившего обстоятельства уголовного дела, содержание приговора и кассационного определения, мотивы надзорных жалоб и вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации К.С.Г., полагавшего жалобы осужденного удовлетворить частично, объяснения осужденного Г.С.В. в режиме видеоконференцсвязи, и адвоката О., поддержавших доводы надзорных жалоб, Президиум Верховного Суда Российской Федерации установил:

Г.С.В. при пособничестве М. группой лиц по предварительному сговору совершили разбой с применением предмета, используемого в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, в процессе которого Г.С.В. совершил убийство Х.

Преступления совершены в г. Усть-Кут Иркутской области при следующих обстоятельствах.

22 февраля 2004 года Г.С.В. и М. пришли в квартиру, где проживала ранее не знакомая Х., куда последняя пустила их для ночлега.

Днем 26 февраля 2004 года М. предложила совершить разбойное нападение на потерпевшую в целях завладения ее имуществом. Г.С.В. согласился, вступив, таким образом, в преступный сговор на нападение с применением насилия, опасного для жизни и здоровья Х.

26 февраля 2004 года, в период времени с 20 до 22 часов, Г.С.В. при пособничестве М., действуя с единым умыслом, направленным на завладение имуществом потерпевшей по предварительному сговору, совершил нападение на Х. и, применяя насилие, опасное для ее жизни и здоровья, нанес последней множественные удары поленом по голове. А затем, выйдя за рамки оговоренного плана на разбойное нападение, Г.С.В., имея умысел на убийство Х., сопряженное с разбоем, нанес кочергой и топором удары по различным частям тела потерпевшей.

Смерть Х. наступила на месте происшествия в результате закрытой черепно-мозговой травмы, сопровождавшейся переломами черепа, разрушением и ушибом головного мозга.

Завладев имуществом потерпевшей на сумму 16480 рублей, Г.С.В. и М. скрылись с места происшествия, однако были задержаны и переданы органам милиции.

В надзорных жалобах осужденный Г.С.В. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, указывает, что дело сфабриковано, он преступлений не совершал, признательные показания им даны в результате незаконных методов ведения следствия, а назначенное наказание является несправедливым.

Изучив доводы надзорных жалоб и проверив материалы уголовного дела, Президиум Верховного Суда Российской Федерации находит, что надзорные жалобы не подлежат удовлетворению.

Виновность Г.С.В. в совершении указанных преступлений установлена и подтверждена совокупностью исследованных судом доказательств.

Сам Г.С.В. в ходе предварительного следствия показал, что с целью завладения имуществом Х. он поленом нанес 3-4 удара по голове, отчего потерпевшая упала. Когда Х. стала приходить в сознание, он сходил за топором и нанес им удары по ее голове и телу. М. стала собирать вещи, он помогал ей. Оставив вещи возле дороги, он вернулся к дому потерпевшей, где был задержан.

При проверке показаний на месте происшествия Г.С.В. указал дом потерпевшей, место на кухне, где он наносил ей удары поленом, после чего ими были похищены вещи.

Эти показания осужденного суд обоснованно признал достоверными, поскольку они подтверждены другими доказательствами.

Осужденная по этому же делу М. на предварительном следствии пояснила, что разбойное нападение и убийство потерпевшей совершил один Г.С.В., ее он заставил собирать вещи. После убийства она видела в руках Г.С.В. топор.

Из показаний свидетелей Ч., А., Г. и К. следует, что они являются очевидцами задержания Г.С.В. и М. с похищенными из дома Х. вещами, далее пояснивших, что со слов М. известно, что убийство потерпевшей совершил Г.С.В., а тот показывал на М. как на инициатора преступления.

Согласно выводам эксперта, на топоре, кочерге, полене, изъятых с места происшествия, обнаружена кровь человека, происхождение которой от Х. не исключается. На рукавах и манжетах рубашки Г.С.В. обнаружена кровь человека, происхождение которой не исключается при смешении крови потерпевшей и осужденного.

Приведенные выше и другие доказательства, изложенные в приговоре, опровергают доводы Г.С.В. о его непричастности к разбою и убийству Х.

Доводы осужденного о том, что признательные показания были получены в результате применения к нему незаконных методов ведения следствия, являются несостоятельными, поскольку допрос был проведен с участием адвоката, протокол соответствует требованиям закона, подписан участниками следственных действий без замечаний.

В то же время, проверяя уголовное дело в порядке надзора в силу положений ч.ч. 1, 2 ст. 410 УПК РФ в полном объеме, Президиум считает необходимым изменить состоявшиеся по делу судебные решения по следующим основаниям.

Судом установлено по делу и отражено в приговоре, что непосредственное участие в разбое принимал Г.С.В. М. только предложила совершить нападение на потерпевшую в целях хищения ее имущества, непосредственного участия в нападении она не принимала.

То есть суд признал, что исполнителем преступления был один Г.С.В. М. принимала соучастие в разбое в форме пособничества, выразившегося в том, что она предложила Г.С.В. совершить нападение на Х., и квалифицировал ее действия по ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ.

Президиум считает, что суд, придя к правильному выводу о том, что исполнителем разбоя был один Г.С.В., квалифицируя действия совершенные М., ошибочно указал, что она являлась пособником в разбое.

Предложение о совершении разбойного нападения в соответствии с требованиями ч. 4 ст. 33 УК РФ следует признать подстрекательством к совершению преступлению#.

По смыслу закона при наличии одного исполнителя, а другого лица, являющегося подстрекателем к совершению этого преступления, действия осужденных не могут быть квалифицированы как совершенные группой лиц по предварительному сговору.

Поэтому данный квалифицирующий признак следует исключить из осуждения Г.С.В. и М.

Судом также установлено, что М. действий, связанных с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей Х., не совершала.

Однако ее действия по данному факту разбойного нападения, вопреки требованию уголовного закона, были квалифицированы по квалифицирующему признаку ст.ст. 33 ч. 5, п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ - "с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей".

В связи с этим следует признать осуждение М. по квалифицирующему признаку совершения пособничества разбою - "с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей" неправильным.

Президиум приходит к выводу, что действия осужденной следует переквалифицировать на ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года N 73-ФЗ) как подстрекательство к разбою с применением предметов, используемых в качестве оружия.

Вносимые в состоявшиеся в отношении Г.С.В. судебные решения изменения не являются достаточным основанием для смягчения назначенного ему наказания.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 407 и п. 6 ч. 1 ст. 408 УПК РФ, Президиум Верховного Суда Российской Федерации постановил:

1. Надзорные жалобы осужденного Г.С.В. оставить без удовлетворения.

2. Приговор Иркутского областного суда от 10 февраля 2005 года и кассационное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 29 ноября 2005 года в отношении Г.С.В. и М. изменить.

Переквалифицировать действия М. с ч. 5 ст. 33 и п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на ч. 4 ст. 33 и ч. 2 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 21 июля 2004 года N 73-ФЗ), назначив по ней 7 лет лишения свободы.

Исключить из осуждения Г.С.В. по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ квалифицирующий признак разбоя - "группой лиц по предварительному сговору".

В остальном судебные решения в отношении Г.С.В. и М. оставить без изменения.



Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19 февраля 2007 г. N 618-П06


Текст постановления официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.