Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. N КАС06-549 Суд отказал в признании незаконным в части постановления Минтруда России, поскольку оспариваемые положения нормативного правового акта соответствуют действующему законодательству, изданы компетентным органом государственной власти и не нарушают права граждан на свободное распоряжение своими способностями к труду

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
от 8 февраля 2007 г. N КАС06-549


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Р. о признании незаконными абзаца 3 подпункта "а" и абзаца 3 подпункта "в" пункта 25 Временных критериев определения степени утраты профессиональной нетрудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Министерства труда и социального развития Российской федерации от 18 июля 2001 года N 56 по кассационной жалобе Р. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2005 года, которым в удовлетворении заявленных требований отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации М., объяснения Р., представителя Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Т., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В., полагавшей решение суда оставить без изменения, Кассационная коллегия установила:

постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 18 июля 2001 года N 56, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 15 августа 2001 года N 2876, были утверждены Временные критерии определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее Временные критерии).

Р. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании незаконными абз. 3 п/п. "а" и абз. 3 п/п "в" пункта 25 выше названных Временных критериев, указывая на то, что указанные пункты противоречат Федеральному закону "Об обязательном медицинском страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" и нарушают его конституционные права на свободное распоряжение своими способностями к труду. Нарушение прав выражается в неправильном определении степени утраты профессиональной трудоспособности учреждением медико-социальной экспертизы, поскольку они учитывают способность не профессиональной трудоспособности, а общей.

Представитель Министерства здравоохранения и социального развития Т. не согласившись с заявлением Р. пояснила, что неправильное применение учреждением медико-социальной экспертизы нормативного правового акта не может являться основанием для признания этого акта недействующим и не подлежащим применению.

Верховный Суда РФ постановил приведенное решение.

В кассационной жалобе заявитель ставит вопрос об отмене судебного решения, полагая вывод суда о соответствии оспоренных Временных критериев закону ошибочным, и принять по делу новое решение об удовлетворении заявленных им требований.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии с пунктом 25 Временных критериев степень утраты профессиональной трудоспособности пострадавшим с умеренными нарушениями функций организма устанавливается в зависимости от уровня снижения квалификации, объема производственной деятельности или категории тяжести труда.

Абзацем 3 подпункта "а" пункта 25 Временных критериев предусмотрено, что 60 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случае, если пострадавший может выполнять работу с использованием профессиональных знаний, умений и навыков, но со снижением квалификации на четыре тарификационных разряда.

Абзацем 3 подпункта "в" пункта 25 Временных критериев предусмотрено, что 40 процентов утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в случае, если пострадавший может выполнять работу с использованием профессиональных знаний, умений и навыков, но со снижением квалификации на два тарификационных разряда.

В соответствии с абзацем 18 статьи 3 Федерального закона от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" под степенью утраты профессиональной трудоспособности понимается выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Согласно абзацу 2 пункта 3 статьи 11 названного Федерального закона порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваниях определяется Правительством Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 16 октября 2000 года N 789 утверждены Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний (далее - Правила).

Пунктом 2 Правил определено, что степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством труда и социального развития Российской Федерации по согласованию с Министерством здравоохранения Российской Федерации и Фондом социального страхования Российской Федерации.

При таких данных суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о том, что Временные критерии приняты компетентным федеральным органом исполнительной власти.

Правилами определены условия установления степени утраты профессиональной трудоспособности: вследствие резко выраженного нарушения функций организма устанавливается степень утраты профессиональной трудоспособности 100 процентов (пункт 14), вследствие выраженного нарушения функций организма - от 70 до 90 процентов (пункт 15), вследствие умеренного нарушения функций организма - от 40 до 60 процентов (пункт 16), вследствие незначительного нарушения функций организма - от 10 до 30 процентов (пункт 17).

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что определение степени утраты профессиональной трудоспособности с учетом выраженности нарушений функций организма установлено Правилами. Пункт 16 Правил предусматривает в качестве основания установления степени утраты профессиональной трудоспособности, как продолжение профессиональной деятельности с выраженным снижением квалификации либо с уменьшением объема выполняемой работы, так и утрату способности продолжать профессиональную деятельность вследствие умеренного нарушения функций организма. Аналогичные положения содержатся в пункте 24 Временных критериев.

Оспариваемые заявителем положения пункта 25 Временных критериев не противоречат Правилам, которые являются нормативно правовым актом, имеющим большую юридическую силу.

Ссылка Р. о несоответствии оспариваемых предписаний Временных критериев статье 3 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" несостоятельна, поскольку данная норма не устанавливает критерии, позволяющие определить степень утраты потерпевшим профессиональной трудоспособности, а определяет понятия "профессиональная трудоспособность", - способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, и "степень утраты профессиональной трудоспособности" - выраженное в процентах снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

Довод в кассационной жалобе о том, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться в зависимости от его способности выполнять профессиональную деятельность, не свидетельствует о незаконности оспоренных норм, которые как раз и призваны (в рассматриваемом вопросе) определить такие способности.

Вывод суда о законности в оспариваемой части нормативного правового акта сделан судом исходя из компетенции правотворческого органа его издавшего, и содержания изложенных в нем норм, на основе надлежащего анализа норм Федерального закона.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2005 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Р. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. N КАС06-549


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.