Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2006 г. N 56-О06-42 Оснований для изменения приговора нет, поскольку нарушение уголовно-процессуального права судом допущено не было, наличие малолетнего ребенка у осужденной учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства, а наказание назначено в соответствии с требованиями закона

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 июля 2006 г. N 56-О06-42


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 25.07.2006 кассационную жалобу защитника С. на приговор Приморского краевого суда от 12.04.2006, по которому

А., родившаяся 09.05.1962 в г. Дальнегорске Приморского края, не судимая

осуждена по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ к 14 годам лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Приговором постановлено взыскать с осужденной в пользу К.О.В. в возмещение материального ущерба 15622 рубля и компенсацию морального вреда в размере 50000 рублей, а также решена судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи "...", мнение прокурора Генеральной прокуратуры РФ Ш.М.В., полагавшей оставить приговор без изменения как законный и обоснованный, судебная коллегия установила:

А. осуждена за убийство К.К.П. с особой жестокостью, совершенное в ночь с 13 на 14 сентября 2005 года в квартире потерпевшей из мести за оскорбление, нанесенное накануне, при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе защитник С. в интересах осужденной просит приговор отменить. Утверждает, что в приговоре неверно применена норма права и не дана оценка обстоятельствам, подлежащим доказыванию.

Подробно приводит доказательства, исследованные в судебном заседании, обращает внимание на то, что судом были отклонены его ходатайства о недопустимости ряда доказательств.

Считает, что объяснение К.К.П. противоречит показаниям дочери пострадавшей о том, что мать была в полусознательном состоянии, а показания А. о том, что она тушила К.К.П., подтверждается ожогами ее рук, их дружескими отношениями.

В возражениях государственный обвинитель Б.Н.К. просит оставить кассационную жалобу без удовлетворения.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

В судебном заседании А. не отрицала, что у нее возникла неприязнь к К.К.П. за то, что она оскорбительно отзывалась о ней, поэтому она пришла к К.К.П. и облила ее сзади жидкостью, взятой в квартире потерпевшей. Когда К.К.П. стала прикуривать, на ней загорелась одежда. Она тушила К.К.П., обожгла себе руки. Когда К.К.П. выносили на носилках, она говорила, что сама себя подожгла.

Эти показания подсудимой суд признал недостоверными, поскольку они опровергаются, а ее вина подтверждается, совокупностью исследованных в судебном заседании доказательств.

Свидетели М.С.И., Л.М.В. и Ш.Т.П. показали, что никаких горючих жидкостей в квартире К.К.П. не было, опровергнув таким образом версию А. о том, что жидкость она взяла в квартире К.К.П.

М.С.И. при этом уточнил, что непосредственно до случившегося проходившая мимо него А. плеснула ему в лицо какой-то жидкостью, по запаху напоминающую бензин или ацетон. Он же находился рядом с К.К.П., когда Р. тушил ее и до помещения ее в автомобиль "скорой помощи", за это время К.К.П. не говорила, что подожгла сама себя.

Работники милиции П. и М.Е.В. также пояснили, что когда К.К.П. выносили из дома для доставления в больницу, она ничего не говорила, только стонала. П. дополнил, что в момент когда они усаживали в патрульную машину М.С.И. и Р., к ним подошла женщина и сказала ее тоже доставить в милицию, потому что она во всем виновата. У нее были обожжены кисти рук.

Фельдшер "скорой помощи" Г. показала суду, что в беседе в ней пострадавшая говорила, что в ванной почувствовала, что загорелась, сама себя не поджигала.

Показания потерпевшей К.О.В. о том, что мать не узнала ее и не рассказывала о происшедшем, не противоречат показаниям других лиц о том, что находясь в больнице, К.К.П. рассказывала об обстоятельствах ее поджога, поскольку потерпевшая давала показания о событиях 19.10.09.2005#, а другие лица - о начальном периоде лечения К.К.П., когда она была в сознании и адекватно отвечала на вопросы.

Свидетель Б.В.И. показала, что 14.09.2005 К.К.П. в больнице рассказала ей, что у нее с подругой на почве ревности был конфликт, подруга вернулась к ней с какой-то жидкостью, облила ее и подожгла.

Свидетель Л.С.Н., также работающий в больнице, куда поступила К.К.П., дал по существу аналогичные показания, из которых видно, что пострадавшая в ходе распития спиртного стала обсуждать сожителя подруги, подруга ушла, вернувшись облила ее какой-то жидкостью и подожгла.

Смерть К.К.П., по заключению судебно-медицинской экспертизы, наступила от ожоговой болезни при наличии термического ожога площадью 75% поверхности тела.

В судебном заседании эксперт В. подтвердил свои выводы и пояснил, что по локализации ожогов можно сделать вывод о том, что обливание К.К.П. горючей жидкостью было произведено по передней поверхности тела, а не стороны спины, что опровергает соответствующие показания А.

Совокупность приведенных исследованных в судебном заседании доказательств правильно оценена судом как достаточная для достоверного вывода о виновности А. в убийстве К.К.П.

Вопреки доводам жалобы защитника, судом установлены и приведены в приговоре обстоятельства, подлежащие доказыванию по данному делу, в том числе время, место, способ совершения преступления, которым дана надлежащая юридическая оценка.

Наличие у А. умысла на убийство подтверждается способом лишения жизни - поджогом, применением для наступления желаемого результата горючей жидкости.

Совершая убийство именно таким способом - действием открытого пламени, осужденная желала причинить потерпевшей особые страдания, а потому квалификация ее действий по ст. 105 ч. 2 п. "д" УК РФ является правильной.

Факт ссоры и появления непосредственно перед происшедшим неприязненных отношений к потерпевшей достоверно установлен и не отрицается самой осужденной, поэтому ссылка защитника на дружеские отношения осужденной и К.К.П. не может свидетельствовать об отсутствии у А. мотива убийства.

Сам по себе факт наличия у А. ожогов рук не противоречит позициям обвинения и защиты, однако, иные доказательства, представленные обвинением, бесспорно подтверждают вину осужденной и опровергают ее версию происшедшего.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, по делу не допущено.

Ходатайство о признании доказательства недопустимым, заявленное защитником, было рассмотрено с соблюдением надлежащей процедуры, постановление об оставлении его без удовлетворения мотивировано, оснований ставить под сомнение обоснованность принятого решения не имеется.

Суд назначил осужденной наказание в соответствии с требованиями главы 10 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления и данных о личности виновной.

Наличие малолетнего ребенка учтено судом в качестве смягчающего наказание обстоятельства.

Справедливость назначенного осужденной наказания сомнений у судебной коллегии не вызывает.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Приморского краевого суда от 12.04.2006 в отношении А. оставить без изменения, кассационную жалобу защитника - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2006 г. N 56-О06-42


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.