Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2006 г. N 58-О06-21СП Суд изменил приговор и смягчил наказание, отменив осуждение по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ по одному из эпизодов, и дело в этой части направил на новое судебное рассмотрение, а также отменил приговор в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ и дело в этой части прекратил за истечением срока давности уголовного преследования, в остальной части приговор оставлен без изменения

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 25 июля 2006 г. N 58-О06-21СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 25 июля 2006 года кассационные жалобы адвокатов М.И.Н., Ч.О.М., осужденных М.В.А., М.А.А., Г.А.С. и законного представителя М.А.А. М.Н.И. на приговор Хабаровского краевого суда от 18 июля 2005 года, которым:

М.В.А., 11 ноября 1978 года рождения, уроженец г. Амурска Хабаровского края, ранее судимый:

- 8.10.2003 г. - Индустриальным районным судом г. Хабаровска по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года;

- 24 мая 2004 года - Центральным районным судом г. Хабаровска по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ (по эпизоду нападения на Г.С.А.) к 12 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду убийства Г.С.А.) - к 19 годам лишения свободы,

по ст. 158 ч. 3 УК РФ - к 5 годам лишения свободы,

по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ - к 8 годам лишения свободы,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ - к 10 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства ежемесячно 10 процентов,

по ст. 223 ч. 2 УК РФ - к 5 годам лишения свободы,

по ст. 209 ч. 1 УК РФ - к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду нападения на Г.Т.Н.) - к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ (по эпизоду нападения на С.А.Ю.) - к 14 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду убийства С.А.Ю.) - к пожизненному лишению свободы,

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ (по эпизоду нападения на О.) - 14 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду убийства О.) - к пожизненному лишению свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 74 ч. 5 УК РФ отменено условное осуждение по приговорам Индустриального районного суда г. Хабаровска от 8.10.2003 г. и Центрального районного суда г. Хабаровска от 24.05.2004 года.

В соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному по настоящему приговору наказанию частично присоединено наказание по предыдущим приговорам (по 6 месяцев по каждому) и окончательно назначено пожизненное лишение свободы в исправительной колонии особого режима;

Г.А.С., 20 февраля 1980 года рождения, уроженец поселка Солнцево Курской области, ранее судимый:

- 21.08.1995 г. - Амурским городским судом по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 41 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы (освобожден 27.11.1997 г. условно-досрочно на неотбытый срок 1 год 9 месяцев 2 дня);

- 2.08.1999 г. - тем же судом по ст.ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г", 158 ч. 2 п. "б" УК РФ с применением ст. 70 УК РФ к 5 годам лишения свободы (освобожден из мест лишения свободы 1 августа 2003 года),

осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы,

по ст. 226 ч. 3 п. "а" УК РФ - к 9 годам лишения свободы,

по ст. 325 ч. 2 УК РФ - к 7 месяцам исправительных работ с удержанием в доход государства ежемесячно 10% заработка,

по ст. 223 ч. 2 УК РФ - к 4 годам лишения свободы,

по ст. 209 ч. 2 УК РФ - к 10 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (по эпизоду нападения на Г.Т.Н.) - к 11 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ (по эпизоду нападения на С.А.Ю.) - к 12 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду убийства С.А.Ю.) - к 14 годам лишения свободы,

по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ (по эпизоду нападения на О.) - к 12 годам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ (по эпизоду убийства О.) - к 14 годам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 18 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

М.А.А., 27 мая 1987 года рождения, уроженец г. Амурска, несудимый,

осужден по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы,

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ - к 6 годам 8 месяцам лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 10 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи "...", объяснения осужденных М.В.А., М.А.А. и Г.А.С., поддержавших кассационные жалобы по изложенным в них доводами#, выступление прокурора М.О.А., полагавшего приговор частично изменить, судебная коллегия установила:

согласно приговору, основанному на вердикте коллегии присяжных заседателей, М.В.А., М.А.А. и Г.А.С. осуждены:

- М.В.А. и М.А.А. - за разбойное нападение на Г.С.А., совершенное с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего (действия М.В.А. дополнительно квалифицированы - группой лиц по предварительному сговору), в ходе которого они вместе с неустановленным лицом убили Г.С.А. Преступления совершены 19 февраля 2004 года в г. Хабаровске;

- М.В.А. и Г.А.С. - за кражу имущества потерпевших Р-их А.В. и А.А., совершенную по предварительному сговору между собой, с причинением значительного ущерба потерпевшим, с незаконным проникновением в жилище. В ходе этого они похитили у Р.А.А. охотничьи гладкоствольные ружья и боеприпасы, а также заграничный паспорт на имя потерпевшего.

Преступления совершены в период времени с 12 по 14 июня 2004 года в г. Хабаровске;

- М.В.А. и Г.А.С. - за незаконное изготовление огнестрельного оружия, совершенное по предварительному сговору между собой в период времени с 12 по 19 июля 2004 года в г. Хабаровске;

- М.В.А. - за создание банды, а также руководство ею, а Г.А.С. - за участие в ней;

- М.В.А. и Г.А.С. - за разбой, совершенный в составе банды, с незаконным проникновением в жилище, с применением оружия, в ходе которого они похитили у Г.Т.Н. документы, подтверждающие ее право собственности на дом, и паспорт на имя потерпевшей для того, чтобы затем изъять дом из ее владения.

Преступление совершено 19 июня 2004 года в поселке Николаевка Смидовичского района Еврейской Автономной области;

- М.В.А. и Г.А.С. - за разбой, совершенный организованной группой, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в ходе которого убили С.А.Ю. Преступления совершены 20 июня 2004 года;

- М.В.А. и Г.А.С. - за разбой, совершенный организованной группой, с применением оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в ходе которого 23 июня 2004 года они убили О.

Преступления совершены при указанных в приговоре обстоятельствах.

В кассационной жалобе адвокат М.И.Н. просит отменить приговор в отношении М.В.А. в связи с неправильностью квалификации его действий по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ по эпизоду нападения на Г.Т.Н. (она полагает, что действия необходимо квалифицировать по ч. 2 ст. 330 УК РФ) и направить дело на новое судебное рассмотрение.

Выражая свое несогласие с установленными в суде некоторыми фактическими обстоятельствами дела, защитник полагает, что суд назначил М.В.А. слишком суровое наказание.

В кассационной жалобе адвокат Ч.О.М. просит назначить М.А.А. более мягкое наказание, ссылаясь на то, что ее подзащитный совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте, под воздействием угроз со стороны неустановленного лица, М.А.А. не был ранее судим, положительно характеризуется, активно способствовал раскрытию преступлений, коллегия присяжных заседателей признала его лицом, заслуживающим снисхождения. Защитник полагает, что к М.А.А. необходимо применить правила ст. 64 УК РФ.

Кроме того, в жалобе указано, что у М.А.А. не было сговора на завладение чужого имущества.

Ссылаясь на аналогичные доводы, указанные выше, в кассационной жалобе осужденный М.А.А. также просит снизить ему наказание.

В кассационной жалобе законный представитель М.А.А. М.Н.И. просит отменить приговор в отношении М.А.А. в связи с неправильностью квалификации его действий и суровостью наказания.

При этом она привела доводы, аналогичные тем, которые указаны в жалобах М.А.А. и адвоката Ч.О.М.

Дополнительно она сослалась на то, что:

- судебное разбирательство проведено с обвинительным уклоном. Потерпевшие комментировали показания подсудимых. Напутственное слово председательствующего было необъективным, так как были приведены доказательства лишь стороны обвинения;

- М.В.А. в суде дал показания, находясь в болезненном состоянии;

- в ходе проверки показаний на месте с участием М.А.А. (т. 3 л.д.л.д. 243-248) не была разъяснена ст. 51 Конституции РФ, некоторые протоколы допроса ее сына, о чем она говорила в суде, являются недопустимыми доказательствами, так как М.А.А. был допрошен в отсутствие законного представителя и педагога.

В дополнительных кассационных жалобах М.Н.И., анализируя исследованные в суде доказательства по каждому эпизоду обвинения, выразила свое несогласие с установленными обстоятельствами дела и выводами суда, в том числе и в части назначения М.В.А. более сурового наказания, чем Г.А.С.

В кассационной жалобе осужденный М.В.А. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное рассмотрение, ссылаясь при этом на то, что:

- в ходе судебного разбирательства были нарушены его права; выводы суда не подтверждаются доказательствами, исследованными в суде (свидетели дали неправдивые показания);

- судебное следствие проведено неполно;

- суд не принял во внимание его явку с повинной (по эпизоду нападения на О.);

- обвинение построено на недостоверных показаниях Г.А.С.;

- суд назначил ему слишком суровое наказание.

В кассационной жалобе осужденный Г.А.С., не соглашаясь с вердиктом присяжных заседателей, считает, что суд неправильно квалифицировал его действия в отношении Г.Т.Н. по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (полагает, что его действия необходимо квалифицировать по ст. 330 УК РФ), он невиновен по ст. 325 ч. 2 УК РФ, так как документы он не похищал.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель Т. и потерпевшая С.Е.А., не соглашаясь с доводами кассационных жалоб, просят приговор оставить без изменения.

В возражениях на кассационную жалобу адвоката (не указано, какого) М.Н.И., анализируя исследованные в суде доказательства, указала на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, нарушение тайны совещательной комнаты при постановлении вердикта (она считает, что у многих присяжных заседателей были сотовые телефоны, а поэтому, возможно, секретарь, прокурор и судья звонили присяжным заседателям).

Проверив материалы уголовного дела, обсудив доводы кассационных жалоб, а также возражений на них, судебная коллегия считает необходимым приговор в отношении М.В.А. и Г.А.С. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить на основании ст. 24 ч. 1 п. 3 УПК РФ за истечением срока давности уголовного преследования.

Документы были похищены в период времени с 12 по 14 июня 2004 года.

Преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 325 УПК РФ, относится к категории небольшой тяжести, за которое срок давности привлечения к уголовной ответственности составляет 2 года.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Имеется в виду ч. 2 ст. 325 УК РФ


В настоящее время этот срок истек. Этот же приговор в отношении М.В.А. и Г.А.С. в части осуждения по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на потерпевшую Г.Т.Н.) отменить и дело в этой части направить на новое судебное разбирательство по следующим основаниям.

Указанные выше осужденные в суде придерживались версии о том, что документы на дом, изъятые у Г.Т.Н., они намеревались отдать другому человеку (в суде они называли фамилию этого человека), который просил их об этом: тот же человек полагал, что имеет право на спорный дом (после смерти брата, у которого осталась жена, и у нее во владении находился этот дом).

Их позиция отличалась от той позиции, которая изложена в обвинительном заключении.

Версия М.В.А. и Г.А.С. сводилась к тому, что они совершили действия, свидетельствующие, по их мнению, о совершении ими самоуправства. Поэтому при обсуждении проекта вопросного листа сторона защиты просила о постановке на разрешение присяжных заседателей дополнительного вопроса, в котором были изложены фактические обстоятельства, отличные от тех, которые были поддержаны в прениях стороной обвинения.

Председательствующий, нарушая требования ч. 2 ст. 338 УПК РФ, незаконно и необоснованно отказал стороне защиты в удовлетворении ходатайства о постановке дополнительного вопроса. Более того, следует отметить, что председательствующий не выполнил положения ч. 1 ст. 338 УПК РФ, согласно которым (даже при отсутствии ходатайства со стороны защиты), исходя из результатов прений (в том числе выступлений защитников по оспариваемому преступлению), изначально формулируя проект вопросного листа он сам должен был (в императивном порядке) поставить дополнительный вопрос по версии защиты.

Кроме того, были допущены и другие нарушения закона.

Органами предварительного следствия М.В.А. и Г.А.С. обвиняются в том, что они, действуя "... с целью завладения документами на дом, принадлежащий ей (Г.Т.Н.) на праве собственности...", совершили разбойное нападение. Документы им были нужны для того, "... чтобы затем обманным путем оформить (судебная коллегия, исходя из требований закона, не входит в обсуждение вопроса о правильности юридической квалификации действий виновных лиц) договор купли-продажи дома и приобрести, таким образом, право на чужое имущество...".

Однако председательствующий, исходя из версии обвинения, также неправильно сформулировал вопросы.

В 29-м вопросе речь идет о доказанности совершения нападения "... на гражданку Г.Т.Н. для завладения ее имуществом...", хотя им предъявлено иное обвинение: нападение с целью завладения документами (это не имущество), чтобы потом оформить право собственности на дом на себя (из обвинительного заключения последнее обстоятельство изложено не совсем четко и ясно - то ли на себя, то ли на других). Данный эпизод обвинения судом квалифицирован, в том числе как разбой, совершенный с незаконным проникновением в жилище.

Однако на разрешение присяжных заседателей (как это следует из основных вопросов по данному эпизоду обвинения) не были поставлены фактические обстоятельства, при доказанности которых суд мог квалифицировать действия виновных лиц указанным выше образом.

В обвинительном заключении такие обстоятельства изложены: М.В.А. и Г.В.С. обвиняются, в том числе и в проникновении в дом под видом родственников Ю., несмотря на возражения хозяйки дома.

Указанные выше обстоятельства в совокупности свидетельствуют о нарушении судом уголовно-процессуального закона, что говорит о незаконности, необоснованности и несправедливости осуждения М.В.А. и Г.А.С. по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на Г.Т.Н.), а это, в свою очередь, исходя из положений ст.ст. 379 и 381 ч. 1 УПК РФ, влечет отмену приговора в данной части.

В ходе нового судебного разбирательства необходимо соблюсти требования норм УПК РФ, приняв по делу законное, обоснованное и справедливое решение.

Этот же приговор в отношении осужденных необходимо изменить в части по следующим основаниям.

Из описательно-мотивировочной части приговора при изложении фактических обстоятельств дела, признанных установленными коллегией присяжных заседателей, необходимо исключить указание суда на то, что М.А.А. предварительно договорился с М.В.А. и неустановленным лицом совершить нападение на Г.С.А. и лишить последнего жизни, так как органами предварительного следствия М.А.А. в этом не обвиняется: в нарушение ст. 252 УПК РФ суд вышел за пределы предъявленного обвинения.

Из описательно-мотивировочной части приговора при обосновании решения о необходимости назначения М.В.А. наказания в виде пожизненного лишения свободы - ссылку суда на то, что М.В.А. "... бахвалился перед случайными знакомыми девушками - Гур. и Гоп., что его (следует понимать, что речь идет о похищенной у Г.С.А. автомашине. По тексту приговора. Здесь и далее стилистика, пунктуация и орфография на изменены) машина похожа на "БМВ". Устроил себе и соучастникам нападения на Г.С.А., сразу же после преступления богатую пирушку на деньги убитого: пил коньяк и ел шашлык. У него угнали эту машину. Свою злость и жестокость выместил на собственном брате, избивая его. Только вмешательство других лиц помешало ему причинить здоровью М.А.А. существенный вред. Но и те тумаки, которые ему достались, нанесены с такой злостью и жестокостью, что от страха М.А.А. убегает от М.В.А. Он понимает на что, тот способен. Шикарная машина для него дороже, чем родной брат...", "... он говорит Ч. - Смотри, какой автомобиль "отработали". Не скрывается, разъезжает на нем по своим делам...".

Эти обстоятельства не основаны на вердикте и не вытекают из других материалов уголовного дела с учетом положений ст. 252 УПК РФ.

В ст. 351 УПК РФ четко и ясно указано, что необходимо излагать в вводной, описательно-мотивировочной и резолютивной частях обвинительного приговора, постановленного на основании обвинительного вердикта присяжных заседателей.

Мотивы назначения наказания должны соответствовать (необходимо соблюдать положения ст. 297 УПК РФ) требованиям (применительно к данному конкретному делу) ст.ст. 57 ч. 1, 60 УК РФ.

Указанные выше в приговоре судом обстоятельства не относятся к рассматриваемому делу и не имеют никакого (с точки зрения закона - даже в плане данных, характеризующих личность виновного лица) значения к назначению наказания.

При назначении наказания М.А.А. и Г.А.С. суд учел то, что М.А.А. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, присяжными заседателями он признан лицом, заслуживающим снисхождения, Г.А.С. написал явку с повинной, активно способствовал раскрытию преступлений и изобличению других участников групповых преступлений.

Поэтому суд счет возможным применить в отношении М.А.А. правила ст. 65 УК РФ, а в отношении Г.А.С. - ст. 62 УК РФ (суд не признал наличие обстоятельств, отягчающих наказание Г.А.С.).

Суд назначил М.А.А. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в" и 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ по 6 лет 8 месяцев лишения свободы, что составляет максимальный срок наказания, который может быть назначен несовершеннолетнему с учетом, в том числе и правил ч. 1 ст. 65 УК РФ, а Г.А.С. по ст.ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" и 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК ПФ# (по эпизодам разбойных нападений на С.А.Ю. и О.) - по 12 лет лишения свободы. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что суд назначил М.А.А. наказание фактически без учета того, что он совершил преступления в несовершеннолетнем возрасте, а Г.А.С. за два преступления назначено наказание вопреки требованиям ст. 62 УК РФ.

Поэтому, а также учитывая и другие изменения, внесенные в приговор, М.А.А. и Г.А.С. (ему только за два преступления) необходимо снизить наказание как за единичные преступления, так и по совокупности преступлений.

В остальной части приговор в отношении осужденных братьев М-ных и Г.А.С. необходимо оставить без изменения, а кассационные жалобы без удовлетворения ввиду их несостоятельности. Из протокола предварительного слушания усматривается, что М-ны В.А. и А.А., Г.А.С. поддержали ходатайство о рассмотрении дела судом присяжных заседателей, которое было удовлетворено.

При выполнении требований ч. 5 ст. 217 УПК РФ и в ходе предварительного слушания им был разъяснены особенности рассмотрения дела судом присяжных заседателей, в том числе особенности и порядок обжалования приговора, постановленного на основании вердикта присяжных заседателей.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 379 УПК РФ обвинительный приговор, постановленный на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, может быть отменен и изменен по основаниям, указанным в п.п. 2-4 ч. 1 ст. 379 УПК РФ, то есть такой приговор не может быть отменен либо изменен ввиду несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела.

Поэтому доводы авторов кассационных жалоб о том, что суд неправильно установил фактические обстоятельства дела, выводы и решения присяжных заседателей (с подробным анализом всех исследованных доказательств по всем эпизодам обвинения) не подтверждаются доказательствами, не могут быть предметом рассмотрения в кассационной инстанции.

Остальные доводы кассационных жалоб не вытекают из материалов уголовного дела.

При рассмотрении дела судом были соблюдены требования ст. 15 УПК РФ и сторонам были предоставлены равные возможности в реализации права на представление на суд присяжных заседателей допустимых и относимых доказательств.

Из протокола судебного заседания не следует, что судебное разбирательство было проведено с обвинительным уклоном, потерпевшие в суде комментировали показания подсудимых, присяжный заседатель спал.

Эти обстоятельства в суде никем не были озвучены.

Напутственное слово соответствует положениям ст. 340 УПК РФ: в нем приведены доказательства как уличающие подсудимых, так и оправдывающие их.

После произнесения напутственного слова стороны не заявили о том, что председательствующий не был объективным при его произнесении.

Перед допросом у М.В.А. суд выяснял вопросы, связанные со здоровьем подсудимого. Подсудимый М.В.А. заявил, что он не болеет, может и хочет дать показания. В судебном заседании сторона защиты (это касается интересов М.В.А.) не просила об исследовании в присутствии присяжных заседателей документов, озаглавленных как явки с повинной.

Поэтому ссылки осужденного М.В.А. на это обстоятельство в кассационной жалобе судебная коллегия считает несостоятельными.

Доводы М.Н.И. о том, что при нахождении в совещательной комнате присяжным заседателям могли позвонить по сотовому телефону, - есть суждение, не основанное на материалах дела.

В присутствии присяжных заседателей исследовались только законные доказательства.

В ходе судебного разбирательства было рассмотрено ходатайство М.Н.И. о признании ряда доказательств недопустимыми.

По нему было принято мотивированное решение об отказе в удовлетворении ходатайства.

Нет оснований подвергать сомнению законность принятого судом решения.

В ходе допроса в качестве подозреваемого, при проверке показаний на месте М.А.А. были разъяснены права, предусмотренные ст. 46 УПК РФ, в том числе и право не свидетельствовать против себя и близких родственников, о чем говорится и в ст. 51 Конституции РФ. Поэтому следователь не обязан разъяснять подозреваемому и обвиняемому положения ст. 51 Конституции РФ.

Законный представитель был уведомлен о времени проведения следственного действия, а поэтому его неявка не является основанием для признания доказательства недопустимым.

Применительно к обстоятельствам, признанным установленными коллегией присяжных заседателей, действия осужденных судом квалифицированы правильно.

В приговоре свое решение по данному вопросу суд мотивировал с достаточной необходимостью.

При назначении наказания суд учел (за исключением тех изменений, внесенных в приговор, о которых сказано выше) общие начала назначения наказания, указанные в ст. 60 УК РФ.

Несмотря на внесенные в приговор в отношении М.В.А. изменения, судебная коллегия не находит оснований для смягчения ему наказания.

Учитывая обстоятельства дела, признанные установленными коллегией присяжных заседателей, характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, данные, характеризующие личность осужденного, положения ч. 1 ст. 57 УК РФ, судебная коллегия считает назначение судом М.В.А. пожизненного лишения свободы законным, обоснованным и справедливым решением.

По делу также отсутствуют обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения в отношении М.А.А. правил ст. 64 УК РФ.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Хабаровского краевого суда от 18 июля 2005 года в отношении М.В.А. и Г.А.С. в части осуждения по п. "а" ч. 4 ст. 162 УК РФ (по эпизоду нападения на потерпевшую Г.Т.Н.) отменить и дело в этой части направить на новое судебное рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд, но в ином составе судей.

Этот же приговор в отношении М.В.А. и Г.А.С. в части осуждения по ст. 325 ч. 2 УК РФ отменить и дело в этой части прекратить на основании п. 3 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за истечением срока давности уголовного преследования.

Этот же приговор в отношении М.В.А., Г.А.С. и М.А.А. изменить.

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора при обосновании решения о необходимости назначения М.В.А. наказания в виде пожизненного лишения свободы ссылки суда на то, что М.В.А. "... бахвалился# перед случайными знакомыми девушками - Гур. и Гоп., что его машина похожа на "БМВ". Устроил себе и соучастникам нападения на Г.С.А. сразу же после преступления богатую пирушку на деньги убитого: пил коньяк и ел шашлык. У него угнали эту машину. Свою злость и жестокость выместил на собственном брате, избивая его. Только вмешательство других лиц помешало ему причинить здоровью М.А.А. существенный вред. Но и те тумаки, которые достались ему, нанесены с такой злостью и жестокостью, что от страха М.А.А. убегает от М.В.А. Он понимает на что (пунктуация сохранена), тот способен. Шикарная машина для него дороже, чем родной брат...", "... он говорит Ч. - Смотри, какой автомобиль "отработали". Не скрываясь, разъезжает на нем по своим делам...".

Исключить из описательно-мотивировочной части приговора при изложении фактических обстоятельств, признанных установленными коллегией присяжных заседателей, указание суда на то, что М.А.А. предварительно договорился с М.В.А. и неустановленным лицом совершить нападение на Г.С.А. и лишить последнего жизни.

М.А.А. снизить по ст. 162 ч. 4 п. "в" и ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ с применением ст. 65 УК РФ наказание до 6 лет лишения свободы за каждое преступление.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний осужденному М.А.А. окончательно назначить 9 лет лишения свободы.

Г.А.С. снизить по ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" и ст. 162 ч. 4 п.п. "а, в" УК РФ (по эпизодам разбойных нападений в отношении С.А.Ю. и О.) с применением ст. 62 УК РФ наказание до 11 лет лишения свободы за каждое преступление.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 158 ч. 3, 226 ч. 3 п. "а", 223 ч. 2, 209 ч. 2, 162 ч. 4 п.п. "а, в", 162 ч. 4 п.п. "а, в" (по эпизодам разбойных нападений на С.А.Ю. и О.), 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" (по эпизодам убийств С.А.Ю. и О.) УК РФ, путем частичного сложения наказаний осужденному Г.А.С. окончательно назначить 16 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 162 ч. 4 п.п. "а, в", 162 ч. 4 п.п. "а, в" (по эпизодам разбойных нападений на Г.С.А., С.А.Ю. и О.), 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 105 ч. 2 п.п. "ж, з", 105 ч. 2 п.п. "ж, з" (по эпизодам убийств Г.С.А., С.А.Ю. и О.), 158 ч. 3, 226 ч. 3 п. "а", 223 ч. 2 и 209 ч. 1 УК РФ, путем частичного сложения наказаний М.В.А. назначить пожизненное лишение свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединить наказание по приговорам Индустриального и Центрального районных судов г. Хабаровска от 18 октября 2003 года и 24 мая 2004 года соответственно (по 6 месяцев лишения свободы по каждому приговору) и осужденному М.В.А. окончательно назначить наказание в виде пожизненного лишения свободы.

В остальной части этот же приговор в отношении М.В.А., М.А.А. и Г.А.С. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 июля 2006 г. N 58-О06-21СП


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение