Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 апреля 2005 г. N 48-Г05-5 Суд отказал в иске о признании заключения о прекращении допуска к государственной тайне и отстранении от работы с секретными сведениями незаконным, восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула, поскольку в соответствии с действующим законодательством прекращение допуска гражданина к государственной тайне является основанием для расторжения трудового договора, если выполняемая работа требует такого допуска и если такое условие предусмотрено в договоре

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 15 апреля 2005 г. N 48-Г05-5


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 15 апреля 2005 г. кассационную жалобу Т. на решение Челябинского областного суда от 8 февраля 2005 г. по ее иску к Федеральному государственному Унитарному предприятию - Государственному ракетному центру "КБ имени "Академика В.П. Макеева" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, признании незаконным заключения о прекращении допуска к государственной тайне и отстранении от работы со сведениями, составляющими государственную тайну.

Заслушав доклад судьи В.В.П., объяснения Т., мнение прокурора В.Т.А., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, кассационная жалоба - без удовлетворения, Судебная коллегия установила:

Т. с 1976 г. работала в Федеральном государственном унитарном предприятии - Государственном ракетном центре "КБ имени "Академика В.П. Макеева" в должности конструктора 3 категории, инженера, а затем - инженера-конструктора 2 категории в отделе N 147 с оформлением допуска к работам и документам со сведениями, составляющими государственную тайну, о неразглашении которых она дала соответствующие подписки 13 октября 1976 г. и 26 октября 1992 г., а 17 февраля 1997 г. заключила с предприятием договор - контракт о добровольном принятии перед государством и предприятием обязательства о частичном и временном ограничении своих гражданских прав и сохранении в тайне доверенных ей секретных сведений (л.д. 70, 71, т. 2). Одновременно она была предупреждена, что в случае нарушения взятых на себя обязательств и прекращения допуска к государственной тайне, трудовой договор с ней на основании ст. 22 Закона РФ "О государственной тайне" может быть расторгнут в установленном законом порядке (л.д. 21, т. 3).

6 августа 2004 г. состоялось заключение руководителей отделов N 100, 147, службы безопасности, утвержденное генеральным директором предприятия, о прекращении допуска Т. к государственной тайне и отстранении ее от работы со сведениями, составляющими государственную тайну (л.д. 35, 41, т. 1).

В связи с прекращением допуска к государственной тайне истица приказом от 11 октября 2004 г. уволена с работы на основании п. 12 ст. 81 Трудового Кодекса РФ (л.д. 6, т. 1).

Оспаривая законность увольнения, Т. обратилась в суд с иском о признании заключения о прекращении допуска к государственной тайне и отстранении от работы с секретными сведениями незаконными, восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула, утверждая, что ответчик нарушил процедуру увольнения - порядок и сроки наложения дисциплинарного взыскания (увольнения), не отобрал от нее объяснение; условия трудового договора не нарушала, обязательств по защите государственной тайны не принимала, названные в заключении документы к числу секретных не относились, сведений, составляющих государственную тайну, не содержали и с 2003 г. с секретными сведениями не работала.

Решением Челябинского областного суда от 8 февраля 2005 г. в удовлетворении заявленных требований отказано.

В кассационной жалобе Т. просит решение суда отменить и удовлетворить ее требования в полном объеме, ссылаясь на те же обстоятельства и неправильное определение судом юридически значимых по делу обстоятельств.

Судебная коллегия, обсудив доводы кассационной жалобы и проверив материалы дела, оснований к отмене решения не усматривает.

Вывод суда о законности увольнения Т. по п. 12 ст. 81 Трудового Кодекса РФ в связи с прекращением допуска к государственной тайне, поскольку выполняемая ею работа требовала такого допуска, является правомерным, основанным на материалах дела, правильном применении и толковании норм материального права.

Факт принятия истицей обязательства по неразглашению сведений, составляющих государственную тайну, с последующим прекращением к ним допуска и расторжением трудового договора, а также нарушения принятых на себя обязательств, нашел полное подтверждение в судебном заседании и по существу Т. не оспаривался (л.д. 21, 34, 86-87, т. 170, 71, 128-136, 254 и др.).

Разглашение ею сведений, составляющих государственную тайну, выразилось в оставлении 18.06.04 г. на рабочем столе секретных документов и в представлении 5.12.03 г. Миасскому городскому суду в открытом судебном заседании по другому ее гражданскому делу неучтенной распечатки проекта "Комплексной программы экспериментальной отработки корабельного комплекса систем управления" (N ФГУП "ГРЦ" 147/148 С от 15.01.2001 г.), а затем направлении данного документа заказной почтой в адрес директора ФСБ РФ 13.12.03 г., содержащей сведения, составляющих# государственную тайну (л.д. 29, 30-34, 99, 128-137, 100, 102, 151, 255-261, т. 2 и др.).

В силу ст. 23 ФЗ от 21.07.93 г. "О государственной тайне" (с последующими изменениями и дополнениями), п. 15 Инструкции о порядке допуска должностных лиц и граждан Российской Федерации к государственной тайне" N 1050 от 28 октября 1995 г. совершение указанных действий, связанных с необеспечением режима секретности, влечет прекращение допуска гражданина к государственной тайне, что является дополнительным основанием для расторжения с ним трудового договора, если такие условия предусмотрены в трудовом договоре (контракте).

Из дела видно, что заключенный 17 января 1997 г. Т. с предприятием договор-контракт содержит такое условие как расторжение трудового договора в случае прекращения допуска к государственной тайне, при его подписании истицей никаких замечаний на этот счет не сделано (л.д. 21, т. 1).

Доводы Т. об отсутствии в названных выше документах секретных сведений, нарушений процедуры увольнения и т.п. являлись предметом судебного обсуждения, исследования и не нашли своего подтверждения.

Более того, доводы в части отсутствия в документах секретных сведений, опровергаются заключениями комиссий от 27.01.04 г., 09.07.04 г., подтвержденными независимыми заключениями Федерального космического агентства от 5.08.04 г. и Военного представительства от 3.08.04 г. (л.д. 35, 83-87, т. 1; 34, 106, 151, т. 2 и др.).

Процедура увольнения Т. ответчиком соблюдена, от перевода на другую работу, не требующей допуска к государственной тайне, истица отказалась (л.д. 8, 19).

Обстоятельства по делу, имеющие значение для дела, судом определены правильно, его выводы соответствуют обстоятельствам дела, исследованным доказательствам дана оценка в соответствии с требованиями ст. 67 ГПК РФ.

Таким образом, решение суда является законным, обоснованным и оснований по доводам кассационной жалобы не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 361, 366 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Челябинского областного суда от 8 февраля 2005 г. оставить без изменения, кассационную жалобу Т. - без удовлетворения.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 апреля 2005 г. N 48-Г05-5


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.