Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 74-О04-72 Поскольку наказание осужденному за злоупотребление и превышение должностных полномочий, незаконное хранение и продажу золота назначено в соответствии с требованиями УК РФ, соразмерно содеянному и с учетом всех конкретных обстоятельств дела, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 февраля 2005 г. N 74-О04-72


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 24 февраля 2005 года кассационное представление государственного обвинителя В. и кассационные жалобы осужденного О.В.И., адвоката Б.А.В. на приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 28 июля 2004 года, по которому

О.В.И., 18 ноября 1954 года рождения, уроженец г. Подволочинска Тернопольской области Республики Украины, ранее не судим

осужден по ч. 1 ст. 191 УК РФ к двум годам исправительных работ с удержанием 15% заработка в доход государства;

по ч. 1 ст. 285 УК РФ к двум годам лишения свободы;

по п. "б" ч. 2 ст. 191 УК РФ к двум годам лишения свободы;

по ч. 1 ст. 286 УК РФ к двум годам лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний назначено два года девять месяцев двадцать два дня лишения свободы. В счет отбытия наказания зачтено время нахождения О.В.И. под стражей с 3 декабря 1999 года по 25 сентября 2002 года.

В соответствии со ст. 24 УПК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования О.В.И. от назначенного наказания по ч. 1 ст. 191 УК РФ; ч. 1 ст. 285 УК РФ освобожден.

Г., 11 мая 1972 года рождения, уроженец г. Якутска, ранее не судим

оправдан по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ за отсутствием в его деянии состава преступления.

О.В.И. признан виновным и осужден за злоупотребление должностными полномочиями; за незаконное хранение золота; за превышение должностных полномочий: за незаконную продажу промышленного золота в крупных размерах.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р., мнение прокурора Е., поддержавшего кассационное представление, по основаниям в нем изложенным, судебная коллегия установила:

В кассационном представлении государственный обвинитель просит отменить приговор и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь на то, что суд не принял во внимание доказательства, представленные стороной обвинения, подтверждающие вину Г.; наказание, назначенное О.В.И., является мягким, по мнению автора представления, О.В.И., являясь представителем власти, используя свои должностные полномочия, совершил ряд преступлений, в результате которых были существенно нарушены права граждан, пострадали экономические интересы государства, поэтому суд не должен был ограничиваться отбытым О.В.И. сроком наказания, а должен был назначить наказание, связанное с реальным лишением свободы.

В кассационных жалобах:

осужденный О.В.И. просит приговор отменить, дело прекратить, ссылаясь на то, что выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела; никто из свидетелей не подтвердил того факта, что видел золото у Д. или у Н.; О. был вручен для передачи Б. муляж золота; экспертизой не установлено причастность Кач. к промышленному золоту, ее показаниям, относительно оговора его - О.В.И. не дано оценки;

адвокат Б.А.В. в интересах осужденного О.В.И. просит об отмене приговора и прекращении дела, не указывая мотивов в обоснование своей просьбы. В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель просит оставить жалобы без удовлетворения, приговор - без изменения.

В возражении на кассационное представление оправданный Г. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав адвоката Ц., поддержавшей доводы кассационных жалоб осужденного О.В.И., по основаниям в них изложенным, обсудив доводы кассационного представления и кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор суда как в части осуждения О.В.И., так и в части оправдания Г. законным и обоснованным.

Виновность осужденного О.В.И. в совершении преступления материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

Так, в период предварительного расследования О.В.И. в категорической форме пояснял о том, что у него имелось золото весом свыше одного килограмма, приобретенное для него у Н. Факт приобретения им золота он никак не документировал.

Весной 1999 года к нему пришел Л., сообщивший о том, что у Д. имеется полкилограмма золота. Через некоторое время Л. принес ему 770 граммов промышленного золота, за что он выплатил тому 2310 долларов США. Никаких документов он не оформлял, так как золото им приобреталось в оперативных целях.

В мае 1999 года разрабатывалась операция по задержанию скупщика золота Б. Для проведения этой операции им - О.В.И. было подготовлено свыше одного килограмма промышленного золота. Через Куз., который от Б. принес 7800 долларов США и передал ему, после чего он передал золото О. для Б.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания О.В.И. в ходе предварительного следствия достоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

В судебном заседании были оглашены и исследованы показания потерпевшего Н., из которых явствует, что в 1997 году он был зарегистрирован в качестве частного предпринимателя по добыче золота, получив свидетельство о регистрации, а также лицензию на право добычи золота. На выделенном ему участке он намыл за сезон свыше двух килограммов золота и приехал в поселок Усть-Нера, чтобы сдать золото в золотоприемную кассу Верхне-Индигирской геологоразведочной экспедиции. В поселке Усть-Нера он был задержан в нетрезвом состоянии сотрудниками милиции, среди которых был О.В.И. На задаваемые ему вопросы он ответил, что приехал сдавать золото. Тогда его стали избивать, требуя предъявить документы на право добычи золота. Он предъявил документы, но О.В.И. заставил его написать объяснение, сказав, что нет выкопировки и, что он нарушает инструкцию, перемещая золото без контейнера, замка и пломбы. После того, как О.В.И. сказал, что золото конфискует, он потребовал, чтобы О.В.И. составил акт изъятия, но О.В.И. избил его дубинкой и забрал все золото. О происшедшем он не стал никому говорить, боясь негативных последствий со стороны О.В.И., так как со слов многих слышал, что О.В.И. с помощью подставных лиц подбрасывают кому-нибудь золото, после чего тех привлекают к уголовной ответственности.

Доводы кассационных жалоб о том, что никто не видел у Н. золота, не могут быть признаны состоятельными, поскольку сам О.В.И. собственноручно составлял рапорты о том, что у Н. производилась проверочная закупка промышленного золота в количестве 100 граммов и что Н. имел на тот период времени промышленное золото и намеревался его реализовывать.

В материалах дела имеется справка главы администрации Оймяконского района о том, что Н. был зарегистрирован индивидуальным предпринимателем по добыче драгоценных металлов сроком на один год.

Согласно заключения минералогической экспертизы выход химически чистого драгоценного металла из общей массы промышленного золота весом 1987 граммов составляет 1457,2 граммов, а химически чистого серебра 430,4 граммов.

Показания Л. свидетельствуют о том, что со слов Д. он знал, что у того имеется промышленное золото. Он об этом рассказал О.В.И., так как последний просил сообщать о торговцах золотом, а О.В.И. как начальник валютного отделения имел право скупать золото в оперативных целях. Он забрал у Д. золото, среди которого был самородок с вкраплением кварца, отдал это золото О.В.И., а О.В.И. передал ему за золото 1200 долларов США, которые им были переданы Д.

Выводы заключения Управления собственной безопасности МВД Республики Саха (Якутия) свидетельствуют о том, что оперативно-розыскные мероприятия в отношении Б. осуществлены О.В.И. в полном противоречии с требованиями приказа МВД РФ от 22 мая 1996 года и требованиями Федерального Закона "Об оперативно-розыскной деятельности". О.В.И. были использованы возможности оперативно-розыскной деятельности в корыстных целях для личного обогащения. К таким выводам Управление собственной безопасности МВД Республики Саха (Якутия) пришло в результате проверки оперативного дела "Столичный", в ходе которой было установлено, что в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий по задержанию Б., О.В.И. были грубо искажены требования приказа МВД РФ N 004 и Федерального Закона "Об оперативно-розыскной деятельности". В плане оперативных мероприятий и в плане реализации по указанному оперативному делу полностью отсутствуют данные, указывающие на осуществление оперативно-розыскной операции, называемой "контролируемая поставка". В оперативном деле нет мотивированного постановления, утвержденного руководителем органа внутренних дел, которое является обязательным основанием для проведения контролируемой поставки. Министерством Внутренних дел Республики Саха (Якутия) Оймяконскому РОВД средств для оперативно-розыскной операции - контролируемой поставки не выделялось. Совершенная О.В.И. продажа промышленного золота Б. не является контролируемой поставкой и противоречит приказам и нормативным актам МВД РФ, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность. Приобретая на собственные деньги у частных лиц промышленное золото, сбывая его, О.В.И. тем самым совершил незаконную сделку, связанную с драгоценным металлом.

Доводы осужденного О.В.И. о том, что Б. передавалась так называемая "обманка", по мнению судебной коллегии, являются несостоятельными, так как сам О.В.И. в ходе предварительного следствия в категорической форме пояснял о том, что при проведении операции с Б. использовалось промышленное золото, а не "обманка".

Виновность О.В.И. в совершении преступлений подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины О.В.И. в злоупотреблении должностными полномочиями; в незаконном хранении золота; в превышении должностных полномочий; в незаконной продаже золота в крупном размере, верно квалифицировав его действия по ч. 1 ст. 285; ч. 1 ст. 191; п. "б" ч. 2 ст. 191; ч. 1 ст. 286 УК РФ.

Выводы суда о наличии у О.В.И. прямого умысла на совершение указанных преступлений надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждается приведенными показаниями О.В.И. в ходе предварительного следствия, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям О.В.И. при совершении преступлений.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного О.В.И. о самооговоре и оговоре его со стороны потерпевших, свидетелей, однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационных жалобах доводы в защиту осужденного, в том числе об отсутствии умысла на совершение преступлений, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационных жалоб о недоказанности вины осужденного О.В.И. в совершении преступлений, установленных судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний О.В.И. Его ссылки на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. О.В.И. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии понятых, при допросе с участием адвоката отказывался от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам О.В.И. как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия. При таких данных, указанная ссылка О.В.И. несостоятельна и его показания в ходе предварительного следствия правильно оценены как допустимые доказательства.

Установление причин изменения показаний и оценка измененных показаний подсудимого, связанных с обстоятельствами хранения, продажи золота, установление умысла на совершение преступлений, входит в компетенцию суда и не может являться основанием для отмены приговора и направления дела новое рассмотрение.

Доводы осужденного О.В.И. о том, что его несвоевременно знакомили с постановлением о назначении минералогической экспертизы, не влияет на выводы суда о виновности осужденного, на обоснованность и законность приговора, поскольку он был ознакомлен с постановлением о назначении указанной экспертизы, с актом экспертизы и в связи с этим никаких ходатайств не заявлял.

Изготовление копии акта судебной экспертизы и приложений к ней, а также вручение ее обвиняемому и осужденному действующим уголовно-процессуальным законодательством не предусмотрено, вследствие чего его права в этой части не нарушены.

Наказание назначено О.В.И. в соответствии с требованиями, ст.ст. 60, 69 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора за мягкостью назначенного О.В.И. наказания, о чем содержится просьба в кассационном представлении, судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Несостоятельны доводы представления о том, что судом неверно оценены представленные стороной обвинения доказательства виновности Г.. Согласно ст. 123 Конституции РФ судопроизводство осуществляется на основе состязательности сторон. Органы предварительного следствия представили суду доказательства, которые, по их мнению, подтверждали виновность Г., эти, а также дополнительные доказательства исследованы в судебном заседании, оценены судом и суд пришел к выводам, изложенным в приговоре.

Так, в приговоре суд обоснованно сделал вывод о том, что Г. никакого оперативного задания О. не давал, а также не предлагал тому принять участие по незаконному обороту драгоценных металлов.

Из показаний свидетеля О. в судебном заседании следует, что он по просьбе О.В.И. за вознаграждение принимал участие в передаче Б. промышленного золота. Г. никаких указаний ему не давал.

При таких обстоятельствах, вывод суда об отсутствии в действиях Г. состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ, по мнению судебной коллегии, является правильным.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Верховного Суда Республики Саха (Якутия) от 28 июля 2004 года в отношении О.В.И., Г. оставить без изменения, кассационное представление государственного обвинителя и кассационные жалобы осужденного О.В.И., адвоката Б.А.В. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 г. N 74-О04-72


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение