Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 35-О06-85 Суд исключил из приговора указание на наличие у осужденной рецидива преступлений как отягчающего ее ответственность обстоятельства, поскольку деяние, за совершение которого осужденная ранее привлекалась к ответственности, декриминализировано

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 35-О06-85


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 21 марта 2007 года кассационную жалобу осужденной А.Н.А. на приговор Тверского областного суда от 4 октября 2006 года, которым

А.Н.А., 13 октября 1948 года рождения, уроженка г. Вильнюса Литовской ССР, ранее судимый: 6 марта 2002 года по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ на 3 года лишения свободы, освобожденная 16 декабря 2004 года по отбытии наказания,

осуждена по ст. 158 ч. 3 УК РФ на 4 года лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п. N#  к" УК РФ на 14 лет лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательно на 15 (пятнадцать) лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Заслушав доклад судьи Л.В.Н., объяснения осужденной А.Н.А., адвоката Я.С.Ю., поддержавшего доводы и просьбу осужденной, мнение прокурора М.Л.М. о необоснованности доводов кассационной жалобы, судебная коллегия установила:

А.Н.А. признана виновной в краже чужого имущества с незаконным проникновением в жилище и в убийстве Ф.Т.М. с целью сокрытия другого преступления.

Преступления совершены 7 декабря 2005 года в дер. Терелесово Вышневолоцкого района Тверской области при указанных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании А. вины своей не признала.

В кассационной жалобе и в дополнениях к ней А. указывает, что преступлений, за совершение которых осуждена, не совершала, на следствии себя оговорила под незаконно оказанным на нее воздействием со стороны следователя в отсутствие адвоката. Считает, что адвокат не помог ей, а наоборот, ухудшил ее положение, что суд не дал ей возможности доказать свою невиновность, в деле не разобрался. Просит приговор отменить, провести по делу новое расследование, либо смягчить назначенное ей наказание, которое считает чрезмерно суровым. Указывает при этом, что суд необоснованно признал в ее действиях рецидив преступлений и учел его в качестве отягчающего обстоятельства при назначении наказания.

Государственным обвинителем Ш.А.А. на жалобу осужденной принесены возражения.

Проверив материалы уголовного дела, судебная коллегия находит приговор в отношении А. подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о доказанности вины А. в совершении указанных выше преступлений соответствуют установленным по делу фактическим обстоятельствам и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, должный анализ и оценка которым даны в приговоре.

Доводы осужденной о ее непричастности к преступлениям опровергаются протоколом осмотра места происшествия, заключением судебно-медицинской экспертизы о причинах смерти Ф.Т.М., характере, тяжести, времени и способе причинения ей телесных повреждений, показаниями потерпевшей Ж.Г.Б., свидетелей Т.Л.А., М.И.В., Б.В.Б., Т.P.M., Б.В.М. и, в первую очередь, показаниями самой осужденной.

Так, из показаний А.Н.А., данных ею в ходе предварительного следствия в качестве подозреваемой 17 июня 2006 года и обвиняемой - 23 июня 2006 года (т. 1 л.д. 99-101, 128-130) и оглашенных в судебном заседании в соответствии со ст. 276 УПК РФ следует, что она проживала в деревне Терелесово у цыгана Б-ва, присматривала за его детьми. 3 декабря 2005 года она ушла от Б-ва, ночевала в доме Б-ной в деревне Терелесово, а утром 04.12.2005 года туда пришел Б-в и избил ее. Ее на скорой помощи увезли в больницу. 7 декабря 2005 года, когда ее выписали из больницы, она приехала в деревню Терелесово, просила Б-ну пустить ее переночевать, но Б-на ее к себе в дом не пустила. Тогда она решила совершить кражу из дома 117 в деревне Терелесово Вышневолоцкого района. Она знала, что в доме живет одна старушка, и увидев на двери дома замок, решила проникнуть в дом. В дом потерпевшей она проникла, открыв запор на задней двери дома и через хозяйственную постройку вошла в комнату. Она обыскала дом, искала деньги под матрасом на кровати в комнате, в шкатулке, которая стояла в буфете, при этом она высыпала из шкатулки пуговицы. В кухне она похитила продукты: колбасу, колбасный сыр, баранки, банку консервов, батоны, которые сложила в пакет, в ящике буфета в комнате она нашла кошелек, в котором было 320 рублей. В тот момент, когда она обыскивала дом, туда зашла хозяйка дома, которая стала ругаться на нее и сказала, что позовет соседей и вызовет милицию. Тогда она решила убить хозяйку дома, чтобы та не сообщила о совершенном ею преступлении. Она нанесла хозяйке дома удар чайником по голове, а потом стала затягивать концы платка, который был у нее на шее. Когда потерпевшая упала, она раза 3 или 4 ударила ее ногами по телу. Когда она поняла, что потерпевшая умерла, она обыскала ее и, обнаружив в кармане куртки кошелек, похитила деньги в сумме 50 рублей, а кошелек бросила на кухне. После этого, похитив продукты и деньги, она повесила на входную дверь навесной замок, и с места происшествия скрылась. На электричке уехала в г. Бологое.

Данные показания носили осведомленный характер, полностью согласовывались с показаниями потерпевшей, свидетелей, другими приведенными в приговоре доказательствами, были получены с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, поэтому суд обоснованно счел их достоверными и положил в основу при установлении фактических обстоятельств преступления.

Доводы подсудимой А.Н.А. о том, что на предварительном следствии она давала показания под диктовку следователя, в том числе и проверка показаний на месте проходила под диктовку следователя, являются несостоятельными по следующим основаниям.

Как установлено в судебном заседании, при проведении следственных действий А.Н.А, разъяснялись положения ст. 51 Конституции РФ, что давало ей право вообще отказаться свидетельствовать против себя, однако данным правом А.Н.А. не воспользовалась, в том числе и при проверке показаний на месте с ее участием.

Более того, как пояснила в судебном заседании потерпевшая Ж.Г.Б., при проведении проверки показаний на месте, в котором она принимала участие, было видно, что А. ранее уже бывала в доме у погибшей Ф.

Довод А.Н.А. о том, что ее 7 декабря 2005 года не было в д. Терелесово Вышневолоцкого района Тверской области опровергается показаниями свидетеля Т. о том, что именно 7 декабря 2005 года в д. Терелесово видели А.Н.А.

Кроме того, анализ показаний подсудимой А.Н.А. показывает, что при допросе в качестве подозреваемой 17 июня 2006 года и обвиняемой 23 июня 2006 года она сообщала сведения, которые могли быть известны лишь лицу, непосредственно совершившему описанные выше преступления.

Так, А.Н.А. в частности поясняла, что она из чайника вылила воду в бутылку, а затем пустым чайником нанесла удар по голове Ф. Органам предварительного следствия на тот момент данное обстоятельство известно быть не могло, так как объективно оно было установлено и подтверждено лишь в ходе дальнейшего расследования, исходя из совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе и признательных показаний самой А.

При таких обстоятельствах суд обоснованно не принял отказ подсудимой А.Н.А. от данных показаний, а ее утверждения о том, что все ее показания в ходе предварительного следствия даны ею в результате якобы имевшего место морального воздействия на нее со стороны следователя, правильно расценил как способ защиты с целью избежать ответственности за содеянное.

В связи с этим показания А.Н.А., данные ею в ходе предварительного следствия, объективно подтвержденные другими доказательствами, обоснованно признаны допустимыми и достоверными доказательствами.

Действия А. квалифицированы судом правильно.

Доводы осужденной об отсутствии у нее рецидива преступлений являются обоснованными.

Рецидивом преступлений в соответствии с ч. 1 ст. 18 УК РФ признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

По приговору Пушкиногорского районного суда Псковской области от 6 марта 2002 года А. была осуждена по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 13.06.1996 г.) за кражу 600 рублей по признаку причинения гражданину значительного ущерба.

Согласно ч. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г.) значительный ущерб при краже не может составлять менее двух тысяч пятисот рублей.

В соответствии со ст. 10 ч. 1 УК РФ этот закон, как улучшающий положение лица, совершившего преступление, имеет обратную силу, т.е. распространяется на деяние, за совершение которого ранее А. была осуждена.

По новому закону содеянное А. следовало бы квалифицировать по ст. 158 ч. 1 УК РФ (в ред. ФЗ РФ от 08.12.2003 г.), как кражу чужого имущества, отнесенную ст. 15 ч. 3 УК РФ к категории преступлений небольшой тяжести, которая в соответствии со ст. 18 ч. 4 УК РФ при признании рецидива преступлений не учитывается.

Кроме того, Федеральным законом от 30 декабря 2001 года N 196-ФЗ был введен в действие Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях, примечанием к ст. 7.27 которого хищение чужого имущества, если стоимость похищенного имущества не превышала пять минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством Российской федерации, признавалось мелким.

На момент кражи А. в августе 2001 года 600 рублей один минимальный размер оплаты труда составлял 300 рублей в месяц.

Таким образом, деяние за совершение которого А. ранее была осуждена, декриминализировано и перенесено в разряд административных правонарушений.

С учетом изложенного указание о наличии у А. рецидива преступлений и признание рецидива отягчающим ее ответственность обстоятельством подлежит исключению из приговора. Соответственно, должно быть снижено назначенное ей наказание.

Иных оснований для отмены либо изменения приговора, в том числе и по мотивам кассационной жалобы, не имеется.

Процессуальных нарушений, на которые указано в жалобе, по делу не допущено,

В силу изложенного и, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тверского областного суда от 4 октября 2006 года в отношении А.Н.А. изменить.

Исключить из приговора указание на наличие у А.Н.А. рецидива преступлений и на признание его отягчающим ее ответственность обстоятельством.

Назначенное А.Н.А. наказание по ст. 158 ч. 3 УК РФ снизить до 3 лет лишения свободы без штрафа, по ст. 105 ч. 2 УК РФ до 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений окончательное наказание А. назначить в 13 (тринадцать) лет лишения свободы.

В остальном приговор оставить без изменения, а кассационную жалобу осужденной - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2007 г. N 35-О06-85


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.