Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2007 г. N 37-О07-4 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность одного из осужденных в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов и убийстве двух лиц с особой жестокостью, а другого - в укрывательстве убийства подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2007 г. N 37-О07-4


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 25 апреля 2007 года уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, кассационным жалобам потерпевшей К.Ж.А., осужденного А.А.Я., адвокатов О.А.Г. и К.И.П. на приговор Орловского областного суда от 1 февраля 2007 года, по которому

А.А.Я., родившийся 9 марта 1982 года в г. Москва, ранее не судимый

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 1 УК РФ на 1 год, по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 3 года, по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, д" УК РФ на 17 лет и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 19 лет в исправительной колонии строгого режима;

Ч.Е.В., родившийся 14 июня 1980 года в городе Мытищи Московской области, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы: по ст. 222 ч. 2 УК РФ на 2 года 6 месяцев, по ст. 316 УК РФ на 1 год и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ окончательно на 3 года.

В соответствии со ст. 73 УК РФ назначенное Ч. наказание постановлено считать условным с испытательным сроком 3 года.

На основании ч. 5 ст. 73 УК РФ на него возложена обязанность не менять постоянного места жительства без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного.

Приговором решены гражданские иски и судьба вещественных доказательств.

Заслушав доклад судьи Т.Н.В., объяснения осужденного А.А.Я., адвоката К.И.П. в защиту А.А.Я., потерпевшую К.Ж.А. и адвокатов К.С.А., С.А.Е. в ее интересах, поддержавших доводы жалоб, осужденного Ч.Е.В. и адвокатов Я.В.В., Г.А.Т. об оставлении приговора в отношении Ч.Е.В. без изменения, мнение прокурора А.В.А., не поддержавшей кассационное представление государственного обвинителя, и полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

признаны виновными:

А. - в незаконном хранении огнестрельного оружия и боеприпасов, в убийство двух лиц с особой жестокостью;

Ч. - в заранее не обещанном укрывательстве особо тяжкого преступления;

А. и Ч. - в незаконном ношении огнестрельного оружия и боеприпасов группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены при обстоятельствах, подробно изложенных в приговоре.

В судебном заседании Ч. вину признал, А. - не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель просит приговор в отношении Ч. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в связи с чрезмерной мягкостью назначенного ему наказания, полагая, что суд не обосновал применение условного осуждения. Указывает, что суду следовало учесть обстоятельства совершения преступлений и то обстоятельство, что Ч. являлся сотрудником милиции.

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

потерпевшая К.Ж.А. просит приговор в отношении А. и Ч. отменить, дело направить на новое судебное разбирательство со стадии предварительного слушания, утверждая, что Ч. являлся соисполнителем убийства. Полагает, что дело надлежит возвратить прокурору для предъявления А. обвинения по п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как убийство двух лиц, совершенное группой лиц с особой жестокостью, а Ч. по ч. 5 ст. 33 и п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, как пособничество в совершении убийства с соответствующими квалифицирующими признаками. Считает также, что при назначении наказания осужденным суд не в полной мере учел характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных, отягчающие наказание обстоятельства и назначил им чрезмерно мягкое наказание. В частности, суд не учел, что осужденные являлись сотрудниками милиции, А. предъявил потерпевшему служебное удостоверение, угрожал Ч. применением физического насилия;

адвокаты К.И.П. и О.А.Г. просят приговор в отношении А. отменить, производство по делу прекратить за непричастностью к совершению преступлений. Приводят доводы о том, что свидетели не видели у А. незарегистрированного огнестрельного оружия и боеприпасов, оно не обнаружено и не изъято. Считают, что Ч. оговорил А. в убийстве К.В.А. и О.В. с целью уйти от ответственности, судом не проверены другие обстоятельства и версии убийства, в частности, о необходимой обороне, о причастности к убийству других лиц и Е. Анализируя материальное положение А. и Ч., утверждают, что в поездке для получения денег от К. был заинтересован Ч., при указанных Ч. обстоятельствах он должен был пострадать от выстрела А. Выражают несогласие с квалификацией убийства как совершенного с особой жестокостью, так как А. не знал о родственных связях потерпевших, и с решением суда хранить при уголовном деле видеокассеты с записью оперативно-розыскных мероприятий, которые признаны недопустимыми доказательствами. Считают, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу, и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании;

осужденный А.А.Я. указывает, что он не участвовал в убийстве и приводит свою версию случившегося. Утверждает, что инициатором поездки в г. Орел был Ч., который нуждался в деньгах. В квартире потерпевших Ч. нанес К.В.А. два удара по голове, после чего он (А.) ушел, а Ч. выбежал через несколько минут. Приводит довод о том, что Ч. в присутствии Г. сообщил, что в квартире К. ему пришлось стрелять. Указывает, что на следствии его ходатайства о проверке показаний на месте, проведении следственного эксперимента не были удовлетворены. Выражая несогласие с приговором, приводит доводы о том, что показания Ч. не подтверждаются другими доказательствами, имеют существенные противоречия. Просит приговор отменить, производство по делу прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы:

потерпевшая К.Ж.А. считает доводы, изложенные в кассационной жалобе А. необоснованными, а изложенную им версию убийства - желанием уйти от уголовной ответственности;

государственный обвинитель считает, что доводы, содержащиеся в кассационных жалобах А. и его защитников, удовлетворению не подлежат, так как являются несостоятельными, обстоятельства совершенных преступлений установлены правильно, наказание, назначенное А., является справедливым.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит выводы суда о виновности осужденных в совершении преступлений соответствующими фактическим обстоятельствам дела и основанными на всесторонне проверенных в судебном заседании допустимых доказательствах, надлежащие анализ и оценка которым дана в приговоре.

Так, из показаний Ч., признанных судом достоверными, следует, что 24 июля 2006 г. А. предложил ему съездить в г. Орел для решения вопроса о возврате долга. На автомашине А. заехали в гараж, где А. из ящика достал пистолеты, один из которых взял себе, а второй пистолет дал ему. Здесь же, в гараже А. зарядил пистолет патронами. Оба пистолета Ч. положил в салон автомашины "Мерседес" под переднее пассажирское сиденье. Во второй половине дня они приехали в Орел, где он, А. и Е. поехали к месту жительства К.А. уточнил у Е. номер квартиры К., подъезд дома, и Е. куда-то ушел. По просьбе А. он достал из автомашины свертки, в которых были пистолеты. А. взял себе пистолет и засунул его за пояс брюк, он также взял пистолет для самообороны. Когда поднялись на 8-й этаж, А. позвонил в квартиру К.О., но никто не ответил. В это время из лифта вышел пожилой мужчина, у которого А. уточнил номер квартиры, сказал, что пришли к Олегу и предъявил служебное удостоверение. Втроем зашли в квартиру К. К. старший открыл дверь комнаты, где находился К.О. К. старший сказал сыну, что к нему пришли. А. прошел в комнату к К.О. и стал тому говорить, что надо возвращать долги. К.О. стал выгонять их из квартиры. К. старший подключился к словесной перепалке и также стал выгонять их из квартиры. Когда К. старший направился к шкафу, чтобы, как сказал, взять топор, он (Ч.) пошел в сторону К. старшего, но К.О. схватил его и стал удерживать. Тогда он достал из-за пояса брюк пистолет и ударил один раз затвором пистолета К.О. по голове. Через несколько секунд он услышал громкий хлопок, повернулся и увидел в руках А. пистолет, который был направлен в сторону К. старшего. После выстрела К. старший упал на пол в коридоре. После выстрела К.О. забежал к себе в комнату и закрыл дверь. А. ему жестом показал, что надо выбить дверь комнаты, где был К.О., направив ствол пистолета ему в живот. Испугавшись за свою жизнь, он ногой выбил дверь в комнату, где был К.О. и выбежал из квартиры. Пробежав вниз несколько метров, услышал из квартиры К. несколько хлопков. Через некоторое время к нему спустился А., они сели в автомашину и поехали в Москву. В пути движения по предложению А. он вытер следы рук с пистолетов, завернул их в тряпки и положил под сиденье в автомашине. Приехав в Москву, встретились с Г., где А. рассказал Г., что они ездили в Орел к К.О., произошла стрельба, и А. застрелил обоих К. Оба пистолета А. положил в гараже. На следующее утро он сжег одежду в которую был одет, находясь в квартире К.

Доводы осужденного А. и адвокатов О. и К. о том, что Ч. давал показания, не соответствующие действительности, оговорил А. с целью уйти от ответственности, Ч. должен был пострадать от выстрела А. при указанных им обстоятельствах, являются несостоятельными.

Вопреки доводам кассационных жалоб осужденного А., его защитников и потерпевшей суд обоснованно положил показания Ч. в основу приговора, так как они последовательны, непротиворечивы и подтверждаются другими доказательствами, к которым относятся:

показания свидетеля Е.В.Ю. о том, что 24 июля 2006 г. ему звонил А., выяснял номера телефонов К.О. и сказал, что приедет в г. Орел. Около 16 часов он встретился с А. и Ч., которые приехали на автомашине "Мерседес". В его присутствии А. разговаривал с К.О. После этого, примерно в начале 18-го часа он вместе с А. и Ч. приехали к дому, где проживал К.О., так как А. сказал, что ему с К.О. необходимо обсудить какие-то дела. А. и Ч. остались во дворе дома, так как увидели автомашину К., а он ушел. Вечером ему сообщили, что К.О. и отца К.О. убили;

показания свидетеля Г.В.А., видевшего как к подъезду дома, где расположена его и К. квартира, подъехала автомашина "Мерседес", из которой вышли два ранее незнакомых ему парня, один из которых был А. Когда он открыл кодовую дверь, за ним в подъезд дома вошли А. и второй парень. Вечером, в этот день он узнал, что было совершено убийство отца и сына К.;

протокол опознания Г.В.А. А.А.Я.;

показания свидетеля Д.З.М., которая слышала из квартиры К. крик К.В.А., который кого-то выгонял из своей квартиры. Затем входная дверь в квартиру К. хлопнула, и после этого она услышала несколько глухих хлопков - стуков из квартиры К., затем все стихло;

показания соседей - свидетелей Х.Н.Н. и Х.В.А., слышавших шум и громкие голоса в квартире К., топот, нецензурную брань, как что-то падало. Затем слышали около 5-6 хлопков, похожих на выстрелы фейерверка, после чего все стихло;

показания свидетеля Х.И.А., которая показала, что 24 июля 2006 г. в 17 час. 38 мин., проходя мимо дома N 5 по ул. Космонавтов г. Орла она слышала около 4-6 хлопков. Сначала было 2-3 хлопка, а затем еще через несколько секунд 2-3 хлопка. Через некоторое время, она от своих родственников узнала, что убили отца и сына К.;

показания потерпевшей К.Ж.А., обнаружившей около 18 часов убитыми: в коридоре - мужа и в комнате - сына;

показания свидетеля Г.К.А., у которого 24 июля 2006 г. А. спрашивал номер телефона Е. Около 21 часа на встрече в г. Москве, куда А. приехал с Ч., А. сообщил, что он и Ч. ездили в г. Орел к К.О., чтобы взять у того деньги, которые К. был должен А. Для этой цели они заходили к К. домой, но К. деньги не отдал. В квартире произошла потасовка, и А. пришлось выстрелить, чтобы успокоить отца и сына К. Ч. находился в машине и участия в разговоре не принимал;

протокол осмотра места происшествия, согласно которому 24 июля 2006 г. по месту жительства - в квартире N 210 д. 5 по ул. Космонавтов г. Орла с огнестрельными ранениями были обнаружены трупы К.В.А. и К.О.В.;

заключения судебно-медицинских экспертов о наступлении смерти К.В.А. и К.О.В. в результате огнестрельных пулевых ранений с близкой дистанции;

заключения экспертов и показания эксперта П.А.В. о том, что каждая из пяти представленных на экспертизу гильз, обнаруженных и изъятых с места происшествия, является частью малокалиберного пистолетного патрона центрального боя калибра 5,45 мм., и они стреляны в одном экземпляре пистолета. Три пули, изъятые из трупа К.О.В. и пуля, изъятая из трупа К.В.А., также выстреляны с использованием одного ствола;

детализации телефонных соединений, акты фоноскопических экспертиз, протокол проверки показаний на месте с участием Ч., а также другие имеющиеся в деле и подробно изложенные в приговоре доказательства.

Оснований не доверять показаниям осужденного Ч. при таких обстоятельствах у суда не имелось.

При таких обстоятельствах суд обоснованно признал недостоверными показания А., аналогичные изложенным в жалобах, о том, что преступлений он не совершал, ушел из квартиры до убийства потерпевших.

Не согласуются с имеющимися в деле доказательствами доводы А. о том, что инициатором поездки в г. Орел, а также заинтересован в получении денег с Е. или К.О.В. был не он, а Ч.

Из показаний А. следует, что 3500 долларов США он передавал Е., и последний должен был решить вопрос возврата денег ему.

Помимо того, детализация входящих и исходящих звонков с телефонов сотовой связи свидетельствует о том, что все разговоры с 12 часов 20 минут до 17 часов 05 минут 24 июля 2006 г. с Е. и К. осуществлял А.

Не согласуются с показаниями свидетеля Г. доводы А. о том, что не он, а Ч. в присутствии Г. сообщил, что в квартире К. пришлось стрелять.

Свидетель Г. пояснял, что во время встречи Ч. сидел в машине и дремал, а А. сообщил, что стрелял именно он.

Нельзя согласиться с доводами осужденного А., что ходатайства о проверке показаний на месте, проведении следственного эксперимента не были удовлетворены.

Каких либо ходатайств о дополнении материалов уголовного дела, производстве дополнительных следственных действий А. и его защитники не заявляли.

Что же касается приведенных адвокатами доводов о том, что судом не проверены другие обстоятельства и версии убийства, в частности, о необходимой обороне, о причастности к убийству других лиц и Е., то они также являются несостоятельными.

А. не заявлял о том, что находился в состоянии необходимой обороны.

Данных о том, что кроме осужденных и потерпевших в квартире К. находились другие лица, не имеется.

Из показаний Е. следует, что с осужденными он доехал до дома, где проживал К., откуда ушел около 17 часов.

Это обстоятельство подтверждали осужденные, и они соответствует показаниям свидетеля Г. о том, что в дом заходили два человека, один из которых - А.

То обстоятельство, что свидетели не видели у А. оружие и боеприпасы, оружие не обнаружено, никоим образом не влияет на обоснованность осуждения А.

Что касается доводов потерпевшей, что Ч. являлся соисполнителем убийства, и дело следует возвратить прокурору для предъявления А. обвинения по п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Ч. по ч. 5 ст. 33 и п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, то с ними также нельзя согласиться.

Обвинение Ч. по ч. 5 ст. 33 и п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ и А. по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ не предъявлялось и ходатайства об этом не заявлялись, судебное разбирательство проведено в пределах предъявленного Ч. и А. обвинения, что соответствует требованиям ст. 252 УПК РФ.

Материалы дела исследованы с достаточной полнотой и в дополнительной проверке не нуждаются. Суд дал оценку всем доказательствам, представленных сторонами, в том числе показаниям осужденного А. о его невиновности в совершении преступлений.

При таких обстоятельствах с доводами о том, что предварительное и судебное следствие проведено не полно, выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным по делу и не подтверждаются доказательствами, рассмотренными в судебном заседании, согласиться нельзя.

Оценив собранные по делу доказательства в их совокупности, суд обоснованно пришел к выводу о доказанности вины осужденных и правильно квалифицировал действия А. по ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 222, п.п. "а, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ и действия Ч. по ч. 2 ст. 222, ст. 316 УК РФ.

Что касается вывода суда о совершении А. убийства с особой жестокостью, то он сомнений не вызывает, так как убийство отца в присутствии сына безусловно вызывало у последнего особые страдания, что А. осознавал.

Доводы о том, что при совершении убийства А. не знал о том, что К.В.А. доводится К.О.В. отцом, являются несостоятельными.

Обстоятельства, при которых К.В.А. открыл дверь квартиры осужденным и сопроводил их к К.О.В., а также показания свидетеля Г. опровергают эти доводы.

Из показаний Г. следует, что после приезда в Москву А. ему рассказал, что в Орле заходил к К.О.В., а дома оказался его отец. Отец К.О.В. угрожал А. и Ч. Пришлось пару раз выстрелить, чтобы "угомонить" отца К.О.В.

Наказание осужденным назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени тяжести совершенных преступлений, данных о личности каждого из них, в том числе всех обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Назначенное осужденным наказание нельзя признать несправедливым как вследствие мягкости, так и вследствие суровости, и судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания или отмены приговора из-за несправедливости назначенного наказания.

Вопреки доводам государственного обвинителя, вывод суда о возможности исправления Ч. без реального отбывания наказания в приговоре подробно мотивирован.

Все обстоятельства на которые в кассационных представлении и жалобе ссылаются государственный обвинитель и потерпевшая, влияющие на наказание, судом учтены.

Решение суда хранить при уголовном деле видеокассеты с записью оперативно-розыскных мероприятий, несмотря на признание материалов киносъемки недопустимыми доказательствами, является правильным и соответствует требованиям п. 5 ч. 3 ст. 81, и ч. 3 ст. 84 УПК РФ о том, что документы приобщаются к уголовному делу и хранятся в течение всего срока его хранения.

Нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Орловского областного суда от 1 февраля 2007 года в отношении А.А.Я. и Ч.Е.В. оставить без изменения, а кассационные жалобы и кассационное представление - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 25 апреля 2007 г. N 37-О07-4


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение