Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 марта 2007 г. N 41-О07-10СП Оснований для отмены или изменения приговора, как о том просит осужденный, нет, поскольку его виновность в мошенничестве, разбойном нападении и убийстве подтверждена совокупностью доказательств, нарушений уголовно-процессуального закона допущено не было

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 марта 2007 г. N 41-О07-10СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам адвоката А.В.А. на приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 18 декабря 2006 года, которым

А.К.А., родившийся 16 февраля 1986 года в гор. Шахты, ранее не судимый,

осужден к лишению свободы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к 18 годам, по ч. 2 ст. 159 УК РФ на 3 года, по п. "в" ч. 4 ст. 162 УК РФ на 12 лет, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений - на 20 лет с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи К., мнение прокурора Х., полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

вердиктом коллегии присяжных заседателей А.К.А. признан виновным в мошенничестве в отношении Д.Н.А., разбойном нападении и убийстве С.Н.В., 1984 года рождения.

Данные преступления совершены им соответственно 10 июня и 19 июля 2005 года в гор. Шахты при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В кассационных жалобах (основной и дополнительной) адвокат А.В.А. в интересах осужденного А.К.А. ссылается на необъективность председательствующего, который вынудил подзащитного отказаться от услуг адвоката М., хотя последний был болен и должен был вступить в дело в ходе судебного разбирательства. При отборе коллегии присяжных заседателей в зале судебного заседания присутствовали посторонние лица. Во время замены выбывших членов коллегии присяжных заседателей судья не выяснил у запасных присяжных заседателей вопрос о необходимости возобновления судебного следствия. Председательствующий незаконно отказал защите в исследовании протокола осмотра места происшествия, постановления об изменении подзащитному меры пресечения, заключения эксперта по исследованию вещественных доказательств, объяснения Д., справки Ростовской областной прокуратуры (т. 2 л.д. 36), заявления потерпевшей С., постановления о возбуждении уголовного дела, объяснения свидетеля Т. о совершенном убийстве С. Дело рассмотрено в отсутствии потерпевших. Судья неправильно разрешил ходатайство об отводе его и прокурора. Во время совещания в комнату присяжных заходила секретарь судебного заседания. В заключении эксперта ничего не сказано об отрезании головы у трупа С., однако в приговоре на это обстоятельство имеется ссылка. Судья не учел положительную характеристику на А., впервые совершенное им преступление и назначил осужденному чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить и дело направить на новое рассмотрение.

В возражении государственный обвинитель М. не согласна с доводами жалоб и просит приговор оставить без изменения.

Изучив материалы дела, проверив и обсудив доводы жалоб, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению.

Вердикт коллегии присяжных заседателей о виновности А. в содеянном основан на всестороннем, полном и объективном исследовании представленных доказательств.

Дело рассмотрено с соблюдением принципа состязательности и равенства прав сторон. С доводами о допущенных судом нарушениях норм уголовно-процессуального закона судебная коллегия согласиться не может.

В частности, из протокола судебного заседания следует, что в подготовительной части судебного разбирательства была установлена неявка адвоката М. по причине полученного им перелома ноги. После консультации А. с другим своим адвокатом, А., подсудимый А. принял решение об отказе от услуг адвоката М., оформив этот отказ в письменном виде. Выслушав мнения сторон, председательствующий удовлетворил данное ходатайство подсудимого А. (т. 6 л.д. 12-13).

Из протокола судебного заседания также следует, что формирование коллегии присяжных заседателей было проведено в закрытом судебном заседании. При этом никаких замечаний или заявлений от участников процесса не поступило (т. 6 л.д. 14-25).

Действительно, в ходе судебного разбирательства в состав коллегии присяжных заседателей дважды вступали запасные присяжные заседатели взамен убывших. Однако эта замена была проведена с соблюдением требований ст. 329 УПК РФ. В частности, председательствующий выяснил у новых членов коллегии присяжных заседателей вопрос о необходимости дачи необходимых пояснений по делу, но получил на него отрицательный ответ (т. 6 л.д. 128, 168).

В суде в качестве потерпевших были допрошены Д. и С. Их последующая неявка в судебное заседание не являлась препятствием к продолжению судебного разбирательства, что согласуется с требованиями ч. 2 ст. 249 УПК РФ (т. 6 л.д. 140, 177).

Заявленные адвокатом А. отводы председательствующему и государственному обвинителю рассмотрены судом в установленном законом порядке, и обоснованно оставлены без удовлетворения (т. 6 л.д. 119, 120).

Принимая решение об отказе в удовлетворении ходатайств подсудимого А. и адвоката А. об оглашении в присутствии присяжных заседателей перечисленных в жалобе документов, председательствующий обоснованно указал, что они получены внепроцессуальным путем, либо сами по себе являются процессуальными документами, и по этой причине они не были допущены к исследованию с участием коллегии присяжных заседателей (т. 6 л.д. 90-91, 188).

Удовлетворяя частично ходатайство защиты об обозрении присяжными заседателями сумки погибшей С., государственный обвинитель и председательствующий обоснованно указали, что эта сумка в ходе следствия не признавалась вещественным доказательством, не обозревалась и не приобщалась к материалам дела, в связи с чем в суде был проведен лишь осмотр ее внешнего вида (т. 6 л.д. 204).

Вопросный лист, напутственное слово и вердикт коллегии присяжных заседателей соответствуют требованиям ст.ст. 339, 340 и 345 УПК РФ.

Утверждения защиты о нарушении тайны совещательной комнаты со стороны секретаря судебного заседания Т. не соответствуют протоколу судебного заседания и являются безосновательными.

К обстоятельствам, как они были установлены вердиктом коллегии присяжных заседателей, уголовный закон применен правильно.

Вместе с тем судебная коллегия считает необходимым приговор изменить и исключить указание суда о совершении А. действий в отношении С., "связанных с отрезанием головы жертвы", поскольку они ему не вменялись, и это указание суда не согласуется с заключениями судебно-медицинских экспертиз (т. 1 л.д. 70-71, т. 4 л.д. 5).

Наказание А. назначено с учетом содеянного, его личности и не противоречит вердикту коллегии присяжных заседателей. Оснований для смягчения наказания, в том числе и с учетом внесенных в приговор изменений, судебная коллегия не усматривает.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Ростовского областного суда от 18 декабря 2006 года в отношении А.К.А. изменить, из описательно-мотивировочной части приговора при мотивировке назначения наказания исключить указание о совершении осужденным действий, "связанных с отрезанием головы жертвы".

В остальном приговор в отношении А.К.А. оставить без изменения, жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 марта 2007 г. N 41-О07-10СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.