Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2007 г. N 46-О07-16 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в разбое, совершенном с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в убийстве, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2007 г. N 46-О07-16


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 16 апреля 2007 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Г., адвоката Я., на приговор Самарского областного суда от 15 января 2007 года, по которому

Г., родившийся 7 февраля 1976 года в с. Ташла, Ставропольского района, Самарской области, судимый 2 марта 2004 года по ст. 162 ч. 2 УК РФ на 3 года 6 месяцев лишения свободы, освобожденный 30 сентября 2005 года условно-досрочно на 1 год 8 месяцев 3 дня,

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ на 16 лет лишения свободы, по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ на 12 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено 18 лет лишения свободы.

На основании ст.ст. 79 ч. 7, 70 УК РФ отменено условно-досрочное освобождение, наказание, не отбытое по предыдущему приговору, присоединено частично и по совокупности приговоров назначено 19 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Г. в пользу М. компенсацию морального вреда в сумме 100000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ж., выступление адвоката Я., поддержавшего доводы жалоб, мнение прокурора К. полагавшего приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

Г. признан виновным в разбойном нападении на М., совершенном с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей, а также в ее убийстве, сопряженном с разбоем.

Преступления совершены 13 марта 2006 года в г. Тольятти Самарской области при обстоятельствах изложенных в приговоре.

В кассационной жалобе осужденный Г. указывает, что приговор основан на предположениях, он потерпевшую не убивал, а только совершил кражу имущества, убийство могло совершить другое лицо, на следствии он оговорил себя под воздействием работников милиции, просит учесть наличие детей и отменить приговор.

Адвокат Я. в кассационной жалобе, в защиту осужденного, приводит аналогичные доводы, указывает, что вина в убийстве не доказана, просит приговор отменить и дело производством прекратить.

В возражениях на кассационные жалобы потерпевшая М. указывает, что оснований для их удовлетворения не имеется, просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений на них, судебная коллегия находит приговор суда правильным.

Виновность Г. в совершенных преступлениях, кроме частичного признания вины осужденным, доказана показаниями потерпевшей М., свидетелей К., Л., И., Б., К., протоколом осмотра места происшествия, протоколом изъятия похищенного, заключениями дактилоскопической, почерковедческой, медико-криминалистической и судебно-медицинской экспертиз, исследованными в судебном заседании и подробно изложенными в приговоре.

Доводы, изложенные в жалобах о том, что Г. убийства не совершал, а лишь украл чужое имущество из квартиры, несостоятельны.

Сам осужденный в ходе предварительного следствия, признавая вину, пояснял об обстоятельствах совершения им убийства и похищения имущества потерпевшей. Ссылку в жалобах на то, что на следствии Г. оговорил себя под воздействием работников милиции нельзя признать обоснованной, поскольку эти показания им давались в присутствии адвоката, они соответствуют обстоятельствам дела и согласуются с другими доказательствами.

Так согласно заключениям почерковедческих экспертиз текст записки обнаруженной на месте преступления выполнен Г, а текст написанный кровью на полу рядом с трупом потерпевшей выполнен вероятно Г.

Из заключения дактилоскопической экспертизы видно, что след пальца руки на акустической колонке, обнаруженной при осмотре места происшествия на полу в зале, оставлен Г.

В указанном Г., в ходе следствия, ломбарде было произведено изъятие похищенных золотых изделий, которые были возвращены родственникам потерпевшей.

Из показаний свидетеля Б. следует, что точной договоренности между ним и Г. о приобретении нардов не было и после увольнения последнего с работы в феврале 2006 года, он с осужденным вообще не встречался.

Оценив все исследованные доказательства, суд пришел к обоснованному выводу о виновности Г. в разбое, совершенном с применением предметов используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и в убийстве, сопряженном с разбоем.

Действия Г. по ст.ст. 162 ч. 4 п. "в", 105 ч. 2 п. "з" УК РФ квалифицированы правильно.

Наказание ему назначено с учетом степени общественной опасности преступлений, личности виновного, всех обстоятельств, в том числе наличия детей, которому суд дал соответствующую оценку, справедливое, в соответствии с законом.

Руководствуясь ст.ст. 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Самарского областного суда от 15 января 2007 года в отношении Г. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденного и адвоката Я. без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2007 г. N 46-О07-16


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.