Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 48-О06-126 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в разбойном нападении с целью завладения чужим имуществом по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и умышленном убийстве подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 48-О06-126


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационным жалобам осужденных Б.С.А. и Г.С.Л. на приговор Челябинского областного суда от 18 августа 2006 года, которым

Б.С.А., 7 марта 1983 года рождения, уроженец г. Коркино Челябинской области, несудимый,

осужден:

по ст. 105 ч. 2 п. "з" УК РФ к 12 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 9 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 167 ч. 2 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 14 годам лишения свободы;

по ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Б. назначено 18 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием меры наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Б. в пользу потерпевшей Е. 200000 рублей - компенсацию морального вреда, в ее же пользу 150000 рублей в счет возмещения материального ущерба.

Постановлено взыскать с Б. в пользу Е. 100000 рублей - компенсацию морального вреда;

Г.С.Л., 15 марта 1983 года рождения, уроженец г. Копейска Челябинской области, несудимый,

осужден:

по ст. 161 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ к 5 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 105 ч. 2 п.п. "ж, з" УК РФ к 15 годам лишения свободы;

по  ст. 162 ч. 4 п. "в" УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа;

по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ст. 158 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ Г. назначено 17 лет лишения свободы без штрафа, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Г. в пользу Л. в счет возмещения материального ущерба 12680 рублей.

Постановлено взыскать с Г. и Б. в пользу Л. в счет возмещения материального ущерба 12680 рублей.

Постановлено взыскать с Г. и Б. солидарно в пользу С. в счет возмещения материального ущерба 3000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ К.Н.А., мнение прокурора Г.И.А., полагавшей оставить приговор Челябинского областного суда без изменения, судебная коллегия установила:

При обстоятельствах, указанных в приговоре, Б. и Г. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на К. с целью завладения чужим имуществом по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей и умышленное убийство К., совершенное группой лиц, сопряженное с разбоем.

Б., кроме того, осужден за разбойное нападение на Е. с целью завладения его имуществом, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, за умышленное убийство Е., сопряженное с разбоем, и за умышленное уничтожение и повреждение чужого имущества, совершенные путем поджога, с причинением потерпевшему значительного ущерба.

Г., кроме того, осужден за открытое хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с незаконным проникновением в жилище и за кражи чужого имущества.

Преступные действия осужденными совершены в г. Копейске в период с марта по июнь 2005 года.

В судебном заседании Б. и Г. виновными себя признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный Б. просит об отмене приговора суда и направлении дела на новое судебное рассмотрение. Он ссылается на то, что в судебном заседании он ходатайствовал о проведении в отношении него стационарной судебно-психиатрической экспертизы, но его ходатайство удовлетворено не было. При назначении ему наказания не были учтены все смягчающие его наказание обстоятельства. Считает, что в момент совершения преступления он находился в таком состоянии, когда не мог контролировать свои действия.

Осужденный Г., не соглашаясь с приговором суда, просит его отменить. Считает его незаконным, построенным на предположениях. По мнению осужденного, имущество Е. он не похищал, к убийству К. и к разбойному нападению на К. он не причастен. В ходе предварительного следствия и в суде были допущены нарушения требований уголовно-процессуального законодательства. Он не согласен с размером назначенного ему наказания, считает его чрезмерно суровым. Полагает, что судом необоснованно отказано Б. в проведении судебно-психиатрической экспертизы. По мнению осужденного, суд необоснованно удалил его из зала суда, приговор ему не был объявлен своевременно.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель С.Е.П. считает, что оснований для отмены или изменения приговора в отношении осужденных не имеется.

Обсудив доводы кассационных жалоб, возражения, проверив материалы дела, судебная коллегия находит приговор суда законным и обоснованным.

Суд правильно установил фактические обстоятельства по делу.

Выводы суда о виновности Б. и Г. в совершении преступных действий, указанных в приговоре суда, основаны на тщательно исследованных в судебном заседании доказательствах, которым дана надлежащая оценка.

Доводы, содержащиеся в кассационных жалобах осужденных Б. и Г. о том, что они необоснованно привлечены к уголовной ответственности, состоятельными признать нельзя.

Вина Б. и Г. в совершении преступлений, указанных в приговоре, установлена совокупностью доказательств, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре, а именно: показаниями потерпевших Е., С.; показаниями свидетелей Х.М.М., З.А.Ф., Р.В.В., Е.В.К., К.А.В., А.Ю.Н., С.Т.В., Н.Г.В., Д. Е.Н., Б.Н.В., П.B.C., С.О.А.; протоколами осмотра места происшествия; заключениями судебно-медицинской, судебно-биологической, криминалистической, трассологической экспертиз; другими, указанными в приговоре доказательствами, в том числе, показаниями осужденных на предварительном следствии, которые судом признаны достоверными.

Необоснованными являются доводы кассационной жалобы Г. о том, что он не похищал имущество Е, к разбойному нападению на К. и к убийству К. - не причастен.

Вина Г. в открытом хищении имущества Б. установлена совокупностью приведенных в приговоре доказательств, в том числе - показаниями осужденного Б. на предварительном следствии, которые судом признаны достоверными и положены в основу приговора.

Из показаний Б. на предварительном следствии видно, что 7 марта 2005 года около 22 часов он (Б.) и Г. пришли к Е., распивали с ним спиртные напитки, затем вышли на улицу за ограду дома Е. Кто-то из них предложил вернуться к Б., так как у него должны были быть деньги. Вернулись к Е., решили отобрать насильно у Е. деньги. Когда Е. открыл им дверь, он (Б.) нанес потерпевшему удар рукой по лицу. От удара потерпевший упал. После этого он (Б.) взял автомобильный аккумулятор весом около 15 кг и 2 или 3 раза бросил его с высоты около 1,5 метров на голову Е. Затем он (Б.) и Г. стали осматривать дом, но денег не нашли, забрали 2 сотовых телефона. Когда выходили из дома, он (Б.) поджег ковер в доме и открыл газ на газовой плите, чтобы скрыть следы преступления.

Действия Г. по эпизоду в отношении Е. судом правильно квалифицированы, как открытое хищение чужого имущества, совершенное по предварительному сговору группой лиц, с проникновением в жилище.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами Г. о его непричастности к разбойному нападению на К. и убийству К.

Допрошенный неоднократно на предварительном следствии Б. показал, что в дом к К. он и Г. пришли, имея умысел на хищение имущества Б. - аудио-видеотехники, удары лопатой К. наносили вместе, сперва он, а потом Г., после причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшей совместно искали ценное имущество сначала в доме потерпевшей, потом в помещении летней кухни.

Суд обоснованно показания осужденного Б. на предварительном следствии признал по эпизоду в отношении К. достоверными, поскольку они получены с соблюдением требований закона, соответствуют фактическим обстоятельствам, установленным в суде, подтверждены другими доказательствами по делу, анализ которых дан в приговоре суда.

Показаниям осужденных Б. и Г. по указанному эпизоду в суде дана надлежащая оценка. Их утверждения о применении недозволенных методов расследования, в силу чего были даны не соответствующие действительности показания на предварительном следствии, судом проверялись и подтверждения не нашли.

Доводы Г. о том, что суд необоснованно удалил его из зала судебного заседания и приговор ему не был объявлен своевременно, являются несостоятельными.

Как видно из материалов уголовного дела, Г. неоднократно нарушал регламент судебного заседания, в связи с чем ему объявлялись замечания, однако из зала судебного заседания он не удалялся. Г. участвовал в прениях сторон, ему было предоставлено право на последнее слово. Приговор также провозглашался в его присутствии. Однако при провозглашении приговора Г. стал громко выражаться в зале суда нецензурной бранью, тем самым препятствуя нормальному ходу судебного разбирательства и провозглашению приговора. Г. председательствующим было объявлено замечание, однако он продолжал выражаться нецензурной бранью. После того, как Г. не подчинился требованиям председательствующего и продолжал выражаться нецензурной бранью - он был удален из зала судебного заседания до оглашения резолютивной части приговора. После оглашения описательно-мотивировочной части приговора сотрудникам конвойной службы было предложено доставить Г. в зал судебного заседания, но Г. категорически отказался. После вручения Г. копии приговора суда, он в полном объеме реализовал свое право на ознакомление с протоколом судебного заседания, внесение кассационной жалобы на приговор.

Каких-либо нарушений требований уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора, при рассмотрении судом уголовного дела в отношении Б. и Г. допущено не было.

Нельзя согласиться с доводами кассационных жалоб осужденных о необходимости проведения Б. повторно стационарной судебно-психиатрической экспертизы.

В ходе предварительного расследования Б. была назначена и проведена амбулаторная судебно-психиатрическая экспертиза, по заключению которой Б. признан вменяемым в отношении инкриминируемых ему деяний. В судебном заседании было исследовано заключение экспертизы, сомневаться в выводах экспертизы у суда не имелось оснований. Каких-либо оснований для проведения Б. повторной стационарной судебно-психиатрической экспертизы объективно не установлено.

Всесторонне, полно и объективно исследовав имеющиеся доказательства по делу, оценив их, суд пришел к правильному выводу о доказанности вины осужденных в содеянном.

Правовая оценка преступным действиям осужденных дана правильно.

Мера наказания Б. и Г. назначена в соответствии с требованиями ст. 60 УК РФ, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельств дела, смягчающих наказание, и данных о личности.

Оснований для отмены приговора, смягчения меры наказания, как об этом ставятся вопросы в кассационных жалобах осужденных Б. и Г., судебная коллегия не находит.

Смягчающие наказание обстоятельства: явка с повинной, признание вины, положительные характеристики с места учебы и с места работы судом учтены при назначении меры наказания осужденному Б.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 18 августа 2006 года в отношении Б.С.А. и Г.С.Л. оставить без изменения, а их кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 18 января 2007 г. N 48-О06-126


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.