Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007 г. N 48-О06-86 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве, краже чужого имущества с причинением значительного ущерба, похищения паспорта и другого важного личного документа, а также в злостном уклонении от уплаты алиментов подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007 г. N 48-О06-86


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационному представлению прокурора, кассационным жалобам потерпевшей Т.Ю.С. осужденного А.Ф.С., адвокатов Н.В.Н., Ю. и Б.О.А. на приговор Челябинского областного суда от 9 июня 2006 года, которым

А.Ф.С., родившийся 1 января 1958 года в г. Орске Оренбургской области, судимый 22.06.2005 г. по ст. 116 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере 10000 рублей, наказание исполнено 5 мая 2006 года,-

осужден по:

ст. 105 ч. 1 УК РФ - на девять лет лишения свободы;

ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ - на три года лишения свободы;

ст. 325 ч. 2 УК РФ - на один год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства;

ст. 157 ч. 1 УК РФ - на один год исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства.

В соответствии со ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений А.Ф.С. назначено двенадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 222 ч. 1 УК РФ А.Ф.С. оправдан за отсутствием в деянии состава преступления.

Постановлено взыскать с А.Ф.С. в счет компенсации морального вреда в пользу Т.Ю.С. - 200000 рублей.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда РФ Ч.А.С., объяснения осужденного А.Ф.С. и выступление адвоката Б.В.М., подтвердивших доводы кассационных жалоб, поданных в защиту осужденного, мнение прокурора К.Ю.Н. поддержавшего кассационное представление, судебная коллегия установила:

А.Ф.С. признан виновным в совершении убийства Т.P.P., кражи чужого имущества с причинением значительного ущерба, похищения паспорта и другого важного личного документа, а также в злостном уклонении родителя от уплаты по решению суда средств на содержание несовершеннолетнего ребенка.

Преступления совершены 3 июня 2005 года, а также в период с 1 июля по 9 ноября 2005 года в г. Магнитогорске Челябинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденный А.Ф.С. виновным себя не признал.

В кассационном представлении государственный обвинитель П.О.А. просит приговор отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение. Указывает, что суд без достаточных оснований переквалифицировал действия А. на ст.ст. 105 ч. 1 и 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, посчитав, что умысел на завладение имущества у него возник после совершения им убийства. В то же время убийство Т. и завладение его имуществом совершено А. в светлое время суток в людном месте, что свидетельствует о возникновении у него умысла на хищение до начала нападения. Признавая виновным А. в совершении кражи с причинением значительного ущерба потерпевшему, суд не выяснил мнения потерпевшей вопрос о значительности причиненного ущерба. Необоснованно А. оправдан по ст. 222 ч. 1 УК РФ, в то время, как свидетель О. видел, что выстрелы производились из предмета, похожего на пистолет. На месте происшествия были изъяты две гильзы и пуля, которые, согласно заключению эксперта являются частями пистолетных патронов калибра 5,45 мм, стреляны, вероятнее всего, из одного экземпляра самодельного огнестрельного оружия. Незаконное оправдание А. по этой статье повлекло за собой и назначение ему несправедливого наказания. Признавая виновным А. по ст. 157 УК РФ суд не дал оценки приговору мирового судьи от 23 июня 2004 года о его осуждении по ст. 157 ч. 1 УК РФ.

В кассационной жалобе потерпевшая Т.Ю.С. обращается с аналогичной просьбой, указывая на то, что суд с недостаточной полнотой исследовал доказательства виновности А., пришел к неправильному выводу об отсутствии у него корыстного мотива убийства, необоснованно оправдал его по ст. 222 ч. 1 УК РФ, хотя свидетели О. и И. показали, что после убийства он сел в машину с оружием в руках. Выражает несогласие с решением суда об уменьшении ее исковых требований, ссылаясь на то, что она осталась с двумя несовершеннолетними детьми, на воспитание которых требуются значительные средства. А. назначено чрезмерно мягкое наказание.

В кассационных жалобах стороны защиты и дополнениях к ним:

осужденный А.Ф.С. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что преступлений в отношении Т. он не совершал. После задержания к нему применяли недозволенные методы допросов. Опознание его свидетелем И.И.И. производилось с нарушением закона, из машины, в отсутствии его защитника, а в качестве статистов были привлечены лица без определенного места жительства, внешне отличающиеся от него. В деле нет никаких доказательств похищения им у потерпевшего денег и документов, при обысках они найдены не были. Считает, что данное дело следует объединить с другим - по факту исчезновения со счета Т. накануне его убийства акций на сумму 14 миллионов рублей. Необоснованно он осужден и по ст. 157 ч. 1 УК РФ. Он платил алименты сразу за несколько месяцев, никуда не скрывался. В указанный в приговоре период времени судебный пристав Л. его не вызывала, повесток не высылала;

адвокат Н.В.Н. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что приговор постановлен на противоречивых показаниях двух несовершеннолетних свидетелей, которые были допрошены спустя длительное время после совершенного убийства. Их показания противоречат показаниям взрослого свидетеля Г., который после первого выстрела подошел к окну, но увидел лишь руку человека, закрывающего дверь автомобиля. О. же после первого хлопка видел человека, производившего выстрелы в другого человека, который взял у упавшего сумку и папку, поднял упавший предмет и снова сел в машину. Суд пришел к выводу о том, что убийство А. совершено из неприязни его к Т., однако неприязненные отношения между ними сложились с лета 2004 года, за год до убийства. В то же время за день до убийства в отношении Т. были совершены мошеннические действия, в результате которых ему был причинен ущерб на сумму 14,5 миллионов рублей. Действия А. неверно расценены как кража, причинившая значительный ущерб. Материалами дела установлено, что А. не знал о наличии у Т. 80.000 рублей. Следовательно, виновному в убийстве лицу нужны были не деньги, а документы;

адвокат Ю. обращается с аналогичной просьбой, ссылаясь на те же обстоятельства. Кроме того, указывает, что данное свидетелем О. в ходе предварительного следствия описание нападавшего существенно отличается от описания, данного им в судебном заседании. Эти расхождения свидетель объяснил тем, что по ошибке вместо примет преступника в ходе следствия он дал описание потерпевшего. Свидетель О. назвал светло-бежевый цвет машины, на которой уехал нападавший, а свидетель И. - темно-фиолетовый. Не установлен и мотив убийства. У А. с Т. какого-либо острого конфликта не было, повода для мести не установлено. Показания свидетеля Ш. об угрозах А. в адрес Т. ничем не подтверждены. Из данного дела выделены материалы по факту завладения денежными средствами Т. накануне его убийства. Свидетель Д. уже после убийства у одного из лиц, занимавшихся скупкой акций - Б., видел списки акционеров, по которым работал Т. Не установлена и злостность уклонения А. от уплаты алиментов, так как он исполнял свои обязанности по их уплате, выплачивая их крупными суммами;

адвокат Б.О.А. дополнительно указывает, что не опровергнуто алиби А. Никто из свидетелей не смог достоверно сказать, находился ли А. утром 3 июля 2005 года у здания "Мекома". Не дано оценки показаниям свидетеля Н. о том, что он на 99% уверен, что видел там А. в это время. Опознание А. свидетелями О. и И. были проведены с нарушением права обвиняемого на защиту, в отсутствии адвоката, с участием понятых, проходивших практику у следователя. Один из понятых - Балтии - показал, что у статистов был славянский тип лица. Не установлено, что А. злостно уклонялся от уплаты алиментов. Судебный пристав Л. письменных предупреждений А. не выносила.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных представления и жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения.

Виновность А.Ф.С. в убийстве Т.P.P., похищении его имущества, паспорта и других важных документов подтверждена доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний потерпевшей Т.Ю.С. следует, что ее муж Т.P.P. занимался скупкой и продажей акций ОАО ММК. Этим же занимался и А., с которым у мужа были неприязненные отношения. 3 июня 2005 г. в 8 часов утра она ушла на работу, муж оставался дома. В 11 часов ей сообщили, что в мужа стреляли. Приехав к дому, она увидела, что он лежит на газоне, пропали его вещи - сумка, ключи от квартиры и гаража в чехле, кошелек, телефон "Нокиа", две папки с документами, паспорт, канцелярские принадлежности, и, как потом выяснилось деньги в сумме 80.000 рублей.

Свидетель Е.А.В. пояснил, что должен был Т. деньги. Позвонил ему утром 3 июня, около 9 часов подъехал к его дому и передал ему 80.000 рублей.

Свидетели Д.В.Д., Б.В., и Ш.Е.А. показали, что Т. и А. занимались скупкой акций ОАО "ММК". Т. получал деньги для покупки акций в ООО "Меком", туда же и продавал акции. А. в "Мекоме" денег не давали, акции не покупали. Между Т. и А. была конкуренция, возникали конфликты, они не разговаривали друг с другом.

Свидетель Ш.М.Б. пояснил, что он также занимался скупкой акций. Однажды Т. сорвал объявление о покупке акций, которое повесил А. Из-за этого между ними произошла ссора, А. высказал что-то в виде угрозы, сказав, что его враг по имени Д. умер от выстрела. Т. работал от фирмы "Меком", получал деньги на акции там и туда же продавал акции. А. работал с другими фирмами, конкурировал с Т.

Согласно протоколу осмотра места происшествия - участка местности между домами N 9 и N 11 по ул. Ломоносова в г. Магнитогорске, там на газоне был обнаружен труп Т.P.P., с места происшествия изъяты две гильзы, пуля, рубашка (т. 1, л.д. 70-84).

В бюро судебно-медицинской экспертизы проведено изъятие инородного предмета (пули), обнаруженной в теле Т.P.P. (т. 1, л.д. 110-111).

Согласно заключению баллистической экспертизы две гильзы и пуля, изъятые с места происшествия, а также металлический предмет, изъятый при исследовании трупа Т.P.P., являются частями пистолетных патронов калибра 5,45 мм, штатных к пистолету ПСМ. Пули и гильзы стреляны из одного экземпляра оружия, вероятнее всего, из самодельного огнестрельного оружия, переделанного из газового пистолета модели ИЖ-78-7,6 (т. 1, л.д. 123-125).

Из заключения судебно-медицинской экспертизы усматривается, что при исследовании трупа Т.P.P. обнаружены повреждения: сквозное ранение шеи с повреждением 1-го шейного позвонка и вещества спинного мозга; сквозное ранение головы с повреждением костей черепа и вещества головного мозга, сопровождавшееся кровоизлиянием под мягкую и твердую мозговые оболочки; слепое ранение туловища, проникающее в левую плевральную полость с повреждением левого легкого. Все ранения причинены за десятки секунд - минуты до смерти пулями, выстрелянными из огнестрельного оружия. Смерть Т. наступила от сквозного огнестрельного пулевого ранения шеи с повреждением 1-го шейного позвонка и спинного мозга (т. 1, л.д. 89-93).

Свидетель Г.И.Р. показал, что около 10 часов утра в одной из квартир дома N 9 по ул. Ломоносова занимался ремонтом. Услышал несколько звуков, похожих на звук осыпающегося стекла, вышел на балкон. Увидел, что на газоне лежит мужчина, метрах в 10 стояла автомашина без номеров, в нее сел мужчина, у которого была перчатка на руке и машина сразу уехала.

Свидетель И.И.И. показал, что 3 июня около 10 часов утра он находился у дома N 11 по ул. Ломоносова, увидел двух мужчин. У одного в руках была сумка и черная папка, другой был одет в спортивный костюм. Мужчина в спортивном костюме произвел несколько выстрелов в другого мужчину из пистолета. Потерпевший упал. Мужчина в спортивном костюме подошел к нему, забрал сумку и папку, после чего уехал на машине.

Свидетель О.Е.В. пояснил, что проживает в доме N 9 по ул. Ломоносова. Окна его комнаты выходят на дом N 11. Он проснулся в 10 час. 15 мин., услышал с улицы выстрел. Выглянул в окно, увидел у дома N 11 мужчину, за ним на небольшом расстоянии следовал А. У него в руках что-то было, прозвучали еще одни или два выстрела. Мужчина упал. А. подошел к нему, взял сумку, сел в автомашину и уехал.

Свидетель О.В.К. пояснила, что утром 3 июня была дома. Ее внук - О.Е.В. сказал, что убили человека. В окно она увидела лежащего на газоне мужчину.

При проведении опознания свидетели И.И.И. и О.Е.В. опознали А.Ф.С. (т. 1, л.д. 221-222, т. 2, л.д. 194-195).

Изложенные в кассационных жалобах доводы о том, что опознание свидетелями А.Ф.С. были произведены с нарушением уголовно-процессуального закона, с нарушением его права на защиту, не соответствуют действительности, а утверждения о том, что их показания являются противоречивыми, опровергаются материалами дела.

Опознание А.Ф.С. свидетелем И.И.И. было произведено 9 ноября 2005 года в 13 часов, до привлечения А.Ф.С. в качестве подозреваемого и его задержания, которое было произведено в тот же день в 16 часов (т. 1, л.д. 223-224).

Свидетели Ш.Р.В. и Б.Г.В. показали, что были понятыми при проведении этого опознания. Оно проводилось на заднем дворе Ленинского РОВД г. Магнитогорска. И., его мать и педагог, они и другие участники находились в автомашине. Трое мужчин, среди которых был А., стояли во дворе. И. уверенно показал на А., как на человека, который стрелял. Статистами были не лица без определенного места жительства, одного возраста и роста, и с типом лица, похожим на А. А.Ф.С. не просил пригласить ему адвоката.

Один из понятых - Б.Г.В. показал, что у статистов был славянский тип лица. Но, по его мнению, А.Ф.С. также имеет славянский тип лица (т. 4, л.д. 89-91).

Из показаний свидетелей Ш.Р.В. и Б.Г.В. следует, что они действительно, как учащиеся Магнитогорского профессионально-педагогического колледжа, проходивших производственную практику в прокуратуре Ленинского района, в опознании приняли участие в качестве понятых по просьбе следователя Д-ко, постоянно к нему прикреплены не были.

Сам по себе факт прохождения ими практики в прокуратуре в соответствии со ст. 60 УПК РФ не является обстоятельством, исключающим возможность их участия в деле в качестве понятых.

Опознание его свидетелем О.Е.В. было произведено с участием адвокатов Н.В.Н. и А.Ю.В., замечаний от которых при этом не поступило (т. 2, л.д. 194-195). В кассационных жалобах адвокатов также нет конкретных указаний на то, какие нарушения при этом были допущены.

Таким образом, опознание осужденного свидетелями И.И.И. и О.Е.В. было произведено с соблюдением требований уголовно-процессуального закона.

Показания очевидцев - свидетелей И.И.И. и О.Е.В. и Г.И.Р. не имеют существенных противоречий. В частности, все они указали одно место, где произошло убийство, показали, что стрелявший сел в автомобиль "девятку", то есть марки "ВАЗ-2109". При этом свидетель О.Е.В. показал, что машина была светло-бежевого цвета, а Г.И.Р. указал на светло-кофейный ее цвет. Свидетель И.И.И. показал, что цвета машины он не запомнил.

Несовершеннолетние свидетели И.И.И. и О.Е.В. дали аналогичное описание действий нападавшего, направленных на лишение жизни потерпевшего. Г.И.Р. этих действий не наблюдал, и его показания, вопреки содержащимся в кассационных жалобах утверждениям, не противоречат показаниям несовершеннолетних свидетелей.

Свои противоречия относительно описания внешности нападавшего свидетель О.Е.В. объяснил тем, что по ошибке вместо примет преступника в ходе предварительного следствия он дал описание потерпевшего

В судебном заседании И.И.И. и О.Е.В. подтвердили, что А.Ф.С. именно тот человек, который стрелял в потерпевшего. Они наблюдали потерпевшего с близкого расстояния: О.Е.В. с 10 метров, а И.И.И. - с 2-3 метров. Ставить под сомнение их показания нет оснований.

Судом было проверено заявление А.Ф.С. об алиби, о том, что в момент совершения преступления он находился на своем обычном рабочем месте около здания ООО "Мекома".

По этому факту были допрошены многочисленные свидетели, в том числе, и по ходатайствам стороны защиты, знавшие осужденного и потерпевшего по работе.

Свидетели П.С.М., Т.О.В., Б.А.В. и Ш.Е.А. пояснил, что утром 3 июня 2005 г. ни Т., ни А. у здания "Меком" они не видели. Свидетель Д.В.Д. видел А. у помещения ООО "Меком" в этот день в обеденное время.

Свидетели В.В.А., Ш.А.В., П.Т.М. и другие, в том числе, и Н.А.Э., на которого указывает в своей жалобе адвокат Б.О.А., пояснили, что часто видели Т.P.P. и А.Ф.С. у здания ООО "Меком", однако не могли с достоверностью подтвердить, что А.Ф.С. находился там в момент совершения преступления.

Свидетель Д.В.Д. действительно показал, что после убийства Т. он видел у Б., списки акционеров, и тот говорил, что по ним раньше работал Т. Однако Д.В.Д. не утверждал, что он действительно видел списки, составленные Т.

Свидетель Б.А.В. также не подтвердил этого, показав, что он вел свои реестры и списки, по которым и работал, списков Т. у него не было.

Таким образом, алиби А.Ф.С. в судебном заседании своего подтверждения не нашло, так же, как и причастность других лиц к совершению преступлений, за которые А.Ф.С. осужден.

Факт похищения у Т.P.P. денег, имущества, паспорта и других важных личных документов подтвержден материалами дела, и участниками процесса не оспаривается.

По ст. 157 ч. 1 УК РФ А.Ф.С. также осужден обоснованно.

Из судебного приказа от 24 июля 2001 г. видно, что с А.Ф.С. в пользу К.М.П. на содержание сына Е. взысканы алименты. Постановлено взыскание производить ежемесячно (т. 3, л.д. 66).

Из показаний самого А.Ф.С. следует, что алименты в течение нескольких месяцев он не выплачивал сознательно, намеревался погасить образовавшуюся задолженность позднее, однако, когда именно - не пояснил.

Потерпевшая К.М.П. показала, что ранее состояла в браке с А., от брака имеют сына Е., 12 марта 1995 г. рождения. А. по несколько месяцев алименты не платит, долг погашается только после обращения ее к судебному приставу.

Свидетель Л.О.В. показала, что у нее на исполнении находится исполнительный лист в отношении А. Она неоднократно объясняла ему, что он должен платить алименты на содержание сына ежемесячно, предупреждала об ответственности за уклонение от уплаты алиментов. Однако, несмотря на то, что А. уже привлекался к уголовной ответственности за уклонение от уплаты алиментов по приговору от 23 июня 2004 г. (т. 3, л.д. 162), с июля 2005 года он алименты опять не платил. Задолженность по алиментам была погашена только в январе 2006 года, которая составляла с 1 июля 2005 г. по 9 ноября 2005 г. 8079 руб. 16 коп. в денежном выражении (т. 3, л.д. 67).

Судом дана надлежащая оценка всей совокупности имеющихся доказательств, сделан обоснованный вывод о виновности А.Ф.С, и его действия квалифицированы правильно.

Содержащиеся в кассационном представлении доводы о том, что А.Ф.С. совершил разбойное нападение, действовал с умыслом на завладение денежными средствами и другим имуществом потерпевшего, не основаны на материалах дела.

Из показаний потерпевшей Т.Ю.С., свидетелей М.В.А., Ш.М.Б., письменных документов (т. 1, л.д. 131-134), следует, что у Т.P.P. было правило, не носить с собой деньги, он их хранил в арендованной им банковской ячейке по соображениям безопасности. А.Ф.С. об этом знал.

О том, что утром 03.06.05 г. ему вернул Е.А.В. долг в сумме 80.000 рублей, другим лицам не было известно. Помимо этой суммы денег у потерпевшего были похищены предметы, которые не представляли значительной материальной ценности и не могли быть предметом заранее спланированного разбойного нападения.

В то же время материалами дела установлено, что осужденный и потерпевший были конкурентами по работе, у них были конфликты, они не здоровались и не общались друг с другом. Т. не покупал акции у А., создавал ему сложности в работе. А. высказывал в адрес Т. скрытые угрозы. Указанные обстоятельства обоснованно признаны судом в качестве мотива совершения преступления.

В то же время материалами дела не установлено, что Действия А.Ф.С. по завладению имуществом потерпевшего носили открытый характер, и он осознавал это.

Действия А.Ф.С. в части завладения имуществом потерпевшего правильно квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. "в" УК РФ, как кража чужого с причинением значительного ущерба гражданину,

В соответствии с п. 2 Примечания к ст. 158 УК РФ значительный ущерб гражданину определяется с учетом его имущественного положения, но не может составлять менее 2500 рублей.

Вопрос о значительности причиненного ущерба исследовался в судебном заседании. Как видно из показаний потерпевшей Т.Ю.С., она является работником детского сада и имеет заработную плату 3000 рублей в месяц. Стоимость похищенного имущества - 90011 рублей свидетельствует о причинении ей значительного ущерба.

Не могут быть признаны обоснованными и содержащиеся в кассационном представлении и кассационной жалобе потерпевшей Т.Ю.С. о необходимости отмены приговора в части оправдания А.Ф.С. по ст. 222 ч. 1 УК РФ.

В подтверждение этого обвинения органы следствия ссылались на показания свидетелей Г.И.Р., И.И.И. и О.Е.В., протокол осмотра места происшествия; протокол выемки и заключение баллистической экспертизы. Однако эти доказательства не подтверждают виновности А.

Из показаний указанных усматривается, что они слышали звук выстрелов, но сказать определенно из чего производились выстрелы, не могут.

Выводы экспертов, касающиеся примененного оружия, носят предположительный характер. Сам пистолет, из которого производились выстрелы, не найден, экспертиза по нему не проводилась, технические характеристики этого оружия не исследовались. Поэтому сделать вывод является ли это оружие огнестрельным, за использование которого предусмотрена ответственность по ст. 222 УК РФ, не представилось возможным. В заключении экспертизы не указано, являются ли примененные патроны боеприпасами.

При таких обстоятельствах по ст. 222 ч. 1 УК РФ А.Ф.С. оправдан обоснованно.

Наказание А.Ф.С. назначено в соответствии с законом, соразмерное характеру и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, с учетом данных о его личности, всех обстоятельств дела. Оснований считать его чрезмерно мягким или излишне суровым, не усматривается.

Гражданский иск потерпевшей ТЮ.С. разрешен судом в соответствии с законом, с учетом требований разумности и справедливости. Наличие у потерпевшей несовершеннолетних детей, на что она указывает в своей кассационной жалобе, не лишает их права на обращение в суд с требованиями компенсации причиненного им морального вреда самостоятельно, либо через своих представителей и законных представителей в порядке гражданского судопроизводства.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Челябинского областного суда от 9 июня 2006 года в отношении А.Ф.С. оставить без изменения, а кассационное представление прокурора, кассационные жалобы потерпевшей Т.Ю.С. осужденного А.Ф.С, адвокатов Н.В.Н., А.Ю.В. и Б.О.А.- без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 января 2007 г. N 48-О06-86


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.