Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 48-О07-2 Приговор в части прекращения уголовного дела за совершенное убийство подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное разбирательство, поскольку вывод суда о недоказанности причастности обвиняемого к совершенному преступлению не соответствует имеющимся в деле доказательствам

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 48-О07-2


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационное представление государственного обвинителя К.О.В. на постановление Челябинского областного суда от 17 ноября 2006 года, по которому

М.Д.П. освобожден от уголовной ответственности за совершение запрещенных уголовным законом деяний, предусмотренных ст. 158 ч. 2 п. "а", ст. 105 ч. 2 п. "а", ст. 158 ч. 1 УК РФ.

К нему применена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Уголовное дело в отношении М.Д.П. в части совершения им запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК, РФ прекращено.

Материалы уголовного дела, возбужденного по факту обнаружения трупа Ш.А.Д., выделены в отдельное производство и направлены прокурору г. Миасса Челябинской области для производства предварительного расследования и установления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.B.C., мнение прокурора Л.B.C., поддержавшей доводы кассационного представления, судебная коллегия установила:

М. привлечен к уголовной ответственности за то, что 17 декабря 2005 года в период с 01 часа до 05 часов находясь в состоянии алкогольного опьянения в доме N 5 по пер. Пудовкиных в г. Миассе Челябинской области в ходе ссоры с Ш.А.Д. на почве личных неприязненных отношений решил совершить убийство последней. С этой целью М. нанес Ш. не менее 13 ударов руками и ногами по голове, туловищу и конечностям, затем коленями надавил на горло лежащей на полу потерпевшей и стал таким образом душить ее, причинив ей относящиеся к категории вреда здоровью средней тяжести по признаку длительности расстройства здоровья закрытые переломы 4-9 ребер слева и 2-4, 7-10 ребер справа по различным анатомическим линиям без повреждения пристеночной плевры и не расценивающиеся как вред здоровью кровоподтеки лица и кровоизлияния в мягкие ткани головы, кровоподтеки левого предплечья и левой кисти. Затем, желая добиться достижения своей цели - смерти Ш.А.Д., М. взял на кухне указанного дома нож и нанес им потерпевшей не менее девяти ударов этим ножом в живот, причинив 9 слепых ранений живота, проникающих в полость брюшины с повреждением ткани левой доли печени и передней стенки желудка, относящиеся к категории тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшие смерть потерпевшей на месте, то есть совершил общественно опасное деяние, предусмотренное ст. 105 ч. 1 УК РФ.

После совершения убийства Ш.А.Д. М. по предварительному сговору с лицом, материалы уголовного дела в отношении которого выделены в отдельное производство, действуя совместно и согласованно, тайно похитил две находившиеся в доме металлические фляги стоимостью 500 рублей каждая, на общую сумму 1000 рублей, принадлежащие гр. Ш.А.Д., с похищенным имуществом с места происшествия скрылся, распорядившись им по собственному усмотрению, то есть совершил общественно-опасное деяние, предусмотренное ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ.

16 марта 2006 года в период с 04 до 10 часов М., находясь в состоянии алкогольного опьянения в квартире N 32 дома N 35 по ул. Победы в г. Миассе Челябинской области, в ходе ссоры с П.Н.А. и А.О.С. на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений с целью убийства П. и А. вооружился найденным на месте преступления ножом и нанес им П.Н.А. не менее 16 ударов по голове, туловищу и конечностям П.Н.А., после чего этим же ножом перерезал ей горло, причинив потерпевшей резаную рану на передней поверхности шеи с пересечением гортани, а также (колото-резаные раны в верхней части спины, у наружного угла левой лопатки, у наружного угла правой лопатки, на задней поверхности грудной клетки слева, на спине слева, в проекции подвздошной кости слева, в левой подмышечной области, в проекции угла нижней челюсти слева, - непроникающего характера; на задней поверхности грудной клетки справа, проникающую в правую плевральную и брюшную полости с повреждением правого легкого и диафрагмы; на задней поверхности туловища слева, проникающую в полость брюшины и забрюшинное пространство; на левой боковой поверхности шеи, проникающую в левую плевральную полость с повреждением подключичной артерии слева, причинив повреждения, относящиеся к категории тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни и повлекшие ее смерть.

После этого М. этим же ножом нанес не менее 26 ударов в туловище и конечности А.О.С. и перерезал ей горло, причинив потерпевшей резаные раны: на передней и левой боковой поверхности шеи, проникающую в полость гортани с пересечением гортани и пищевода; на левой и правой кисти; колото резаные раны: на передней поверхности грудной клетки слева, на левой молочной железе, на передней поверхности грудной клетки справа, на передней брюшной стенке, на животе справа, в правом подреберье, в левой подлопаточной области, - непроникающего характера; на наружной поверхности левого бедра и внутренней поверхности левого предплечья - без повреждения крупных сосудов; на брюшной стенке под мечевидным отростком, проникающую в полость брюшины с повреждением большого сальника; на задней поверхности грудной клетки справа, проникающую в правую плевральную полость с повреждением легкого; на задней поверхности грудной клетки слева, проникающую в левую плевральную полость с повреждением легкого, на задней поверхности левого плеча.

От указанных повреждений А. скончалась на месте, то есть М. совершил общественно-опасное деяние, предусмотренное ст. 105 ч. 2 п. "а" УК РФ.

После причинения смерти потерпевшим Медведев тайно похитил из комнаты этой квартиры куртку стоимостью 750 рублей, серьги стоимостью 500 рублей и серебряное кольцо стоимостью 300 рублей, принадлежащие П.А.Н., причинив ей ущерб на 1550 рублей. С похищенным имуществом с места происшествия скрылся, распорядившись им по своему усмотрению, то есть совершил общественно-опасное деяние, предусмотренное ст. 158 ч. 1 УК РФ.

По заключению судебно-психиатрической экспертизы М. страдает хроническим психическим заболеванием в форме шизофрении параноидной формы, что лишало его в период содеянного возможности правильно осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими. М. нуждается в направлении на принудительное лечение в психиатрический стационар специализированного типа.

Суд признал, что М. совершены запрещенные уголовным законом общественно-опасные деяния, предусмотренные ст. 158 ч. 2 п. "а", ст. 105 ч. 2 п. "а", ст. 158 ч. 1 УК РФ, в состоянии невменяемости, что он нуждается в принудительном лечении.

В связи с этим суд освободил М. от уголовной ответственности за совершение указанных запрещенных уголовным законом общественно-опасных деяний и применил к нему принудительную меру медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа.

Вместе с тем, суд пришел к выводу о недоказанности совершения М. общественно-опасного деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, в связи с чем уголовное дело в отношении него в этой части прекратил. Материалы уголовного дела, возбужденного по факту обнаружения трупа Ш.А.Д., суд выделил в отдельное производство и направил прокурору г. Миасса Челябинской области для производства предварительного расследования и установления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых.

В кассационном представлении государственный обвинитель К.О.В. просит постановление судьи отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела

В возражениях на кассационное представление адвокат З.Л.М. в защиту интересов М.Д.П. просит постановление суда оставить без изменения.

Изучив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, судебная коллегия находит постановление суда подлежащим отмене частично по следующим основаниям.

В обоснование своего вывода о недостаточности доказательств, подтверждающих совершение М. общественно-опасного деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, суд указал, что:

- органами предварительного расследования не установлен способ и цель проникновения М. в дом потерпевшей Ш.А.Д., а также причина ссоры между ними;

- противоречивость показаний К., который находился в доме вместе с М.;

- показания матери М. о том, что сын, рассказывая ей об обстоятельствах случившегося, отрицал свою причастность к причинению смерти потерпевшей.

Между тем, из показаний К.Ю. в судебном заседании, которому сначала было предъявлено обвинение в совершении убийства своей прабабушки Ш.А.Д., а затем постановлением следователя уголовное преследование в отношении него было прекращено за непричастностью к содеянному, следует, что дому потерпевшей он пришел вместе с М., чтобы погреться. Поскольку на его звонок, бабушка дверь не открыла, то он предложил М. пойти обратно. М. согласился и отошел в туалет, а он ждал его на дороге. Когда вновь подошел к дому, то услышал из него шум, как будто чем-то стучат по полу. Дверь в дом была открыта, а оргстекло над дверью - разбито. Когда он зашел в дом, то увидел М., который ходил по дому и сообщил ему, что нанес удары бабушке ножом и предложил ему похить фляги, чтобы сдать их на металлолом. М. сам выкатил из дома две фляги, которые сдал в пункт приема металлолома за 200 рублей, которые они вместе потратили в компьютерном клубе.

Из явки с повинной К. следует, что убийство потерпевшей совершил М., с которым они похитили две фляги, которые сдали на металлолом.

Из показаний К., допрошенного в ходе предварительного расследования в качестве подозреваемого, которые также оглашались в судебном заседании, следует, что когда он зашел в дом, то увидел бабушку, лежащую на полу у печки. Бабушка не двигалась. М. стоял в ногах у бабушки и, показывая на фляги, предложил их продать. Он отказался и вышел на улицу, а когда вернулся в дом, то увидел, что подпол был открыт, М. что-то доставал из него. Вдвоем с М. они дотащили бабушку до комнаты в доме, так как он думал, что М. будет оказывать ей медицинскую помощь. По просьбе М. он вышел на улицу, куда через некоторое время вышел и М., сказав, что бабушка скоро придет в себя.

Свидетель К.С.Ю., мать К.Ю., пояснила в суде, что сын в ночь на 17 декабря 2005 года не ночевал дома. О случившемся он рассказал ей около месяца спустя. С его слов ей известно, что он и М. пошли к потерпевшей, чтобы погреться. Так как бабушка не открыла дверь, то М. пошел в туалет, а сын ждал его на улице. Не дождавшись его, сын пошел в дом, увидел разбитое стекло над дверью, а на полу на кухне увидел бабушку, лежавшую без движения, и М., наносившего ей удары ножом. Со слов сына также знает, что М. угрожал ему, приказал вытащить фляги, залил пол краской, хотел устроить пожар, включил газовую плиту, но сын выключил ее.

В судебном заседании К. пояснил, что свои показания в качестве подозреваемого не помнит, как и часть того, что говорил матери. О том, что закрывал в доме газ, матери рассказал неправду.

Именно из-за разности показаний матери и сына суд признал их противоречивыми и поэтому пришел к выводу о недоказанности совершения М. общественно-опасного деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ.

Между тем в ходе осмотра места происшествия, действительно обнаружено разбитое окно над входной дверью в дом, след волочения от печи к трупу потерпевшей, который обнаружен на пороге между кухней и комнатой. На полу в кухне обнаружены следы засохшей краски, а банка с краской - около газовой колонки.

Из показаний потерпевшей Ш.В.А., дочери погибшей, следует, что в доме пахло газом. Из дома пропали две фляги.

При таких обстоятельствах вывод суда о недоказанности причастности М. к смерти Ш. не соответствует имеющимся в деле доказательствам.

Что касается ссылки суда на показания матери М., М.Е.В., о том, что она верит сыну, который рассказывал ей о своей непричастности к смерти потерпевшей, не говорил о том, что наносил ей удары, то им следует дать оценку в совокупности с заключением судебно-психиатрической экспертизы в отношении М.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

постановление Челябинского областного суда от 17 ноября 2006 года в отношении М.Д.П. в части прекращения уголовного дела в части совершения им запрещенного уголовным законом деяния, предусмотренного ст. 105 ч. 1 УК РФ, а также выделения материалов уголовного дела, возбужденного по факту обнаружения трупа Ш.А.Д., в отдельное производство и направления их прокурору г. Миасса Челябинской области для производства предварительного расследования и установления лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых отменить, дело направить на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе судей.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 6 февраля 2007 г. N 48-О07-2


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение