Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 5-Г07-7 Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующими отдельных положений Закона города Москвы от 14 мая 2003 г. N 27 "О землепользовании и застройке в городе Москве"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 5-Г07-7


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по кассационной жалобе П.А.В. на решение Московского городского суда от 10 октября 2006 года, которым отказано в удовлетворении его заявления о признании недействующими отдельных положений Закона города Москвы от 14 мая 2003 г. N 27 "О землепользовании и застройке в городе Москве".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х.В.Б., объяснения П.А.В., поддержавшего доводы кассационной жалобы, возражения против жалобы представителей Московской городской Думы и мэра Москвы Ф.О.И. и П.А.Б., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ З.Э.С., полагавшей, что решение суда подлежит оставлению без изменения, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

14 мая 2003 г. Московской городской Думой был принят Закон N 27 "О землепользовании и застройке в городе Москве"

П.А.В. обратился в суд с заявлением о признании недействующими пунктов "д" и "е" статьи 3, статьи 22, части 1 статьи 30, части 1 статьи 32 указанного Закона, ссылаясь на то, что оспариваемые им положения противоречат федеральному законодательству, нарушают его право на осуществление местного самоуправления, ограничивают его права землепользователя.

Решением суда от 10 октября 2006 года в удовлетворении заявления отказано.

В кассационной жалобе П.А.В. просит об отмене решения суда, ссылаясь на его незаконность, и вынесении нового решения об удовлетворении его заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает решение суда правильным и оснований для его отмены не находит.

В соответствии с пунктами "д" и "е" статьи 3 данного Закона к полномочиям Московской городской Думы в области регулирования землепользования и застройки в городе Москве отнесено:

- установление ставок земельного налога в городе Москве в соответствии с федеральным законодательством и индексация арендной платы за землю;

- установление льгот по уплате земельного налога в городе Москве и порядка их предоставления в соответствии с федеральными законами и законами города Москвы.

Статьей 22 Закона установлено, что ставки земельного налога, порядок и сроки уплаты налога, а также порядок и сроки представления налогоплательщиками документов, подтверждающих право на уменьшение налоговой базы на территории города Москвы, определяются Законом города Москвы в соответствии с Налоговым кодексом Российской Федерации.

Оспаривая в своем заявлении законность приведенных положений, П.А.В. указывал на то, что статьей 15 Налогового кодекса РФ земельный налог отнесен к местным налогам. В соответствии с пунктом 4 статьи 12 Налогового кодекса РФ местными налогами признаются налоги, которые установлены настоящим Кодексом и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований о налогах и обязательны к уплате на территориях соответствующих муниципальных образований. Местные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях муниципальных образований в соответствии с настоящим Кодексом и нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований о налогах.

Согласно статье 9 Европейской хартии местного самоуправления от 15 октября 1985 года, вступившей в силу для Российской Федерации 1 сентября 1998 года, органы местного самоуправления имеют право в рамках национальной экономической политики на обладание достаточными собственными финансовыми ресурсами, которыми они могут свободно распоряжаться при осуществлении своих полномочий.

Финансовые ресурсы органов местного самоуправления должны пополняться за счет местных сборов и налогов, ставки которых органы местного самоуправления вправе определять в пределах, установленных законом.

Оспариваемыми же положениями Закона правомочия представительных органов муниципальных образований предоставлены законодательном (представительному) органу государственной власти города Москвы как субъекта Российской Федерации, что, по убеждению заявителя, противоречит приведенным выше нормам федерального законодательства и нормам международного права.

Отказывая заявителю в признании недействующими пунктов "д" и "е" статьи 3, статьи 22 Закона, суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с пунктом 4 статьи 12 Налогового кодекса РФ местные налоги в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге устанавливаются настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации о налогах, обязательны к уплате на территориях этих субъектов Российской Федерации. Местные налоги вводятся в действие и прекращают действовать на территориях городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга в соответствии с настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации.

При установлении местных налогов представительными органами муниципальных образований (законодательными (представительными) органами государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) определяются в порядке и пределах, которые предусмотрены настоящим Кодексом, следующие элементы налогообложения: налоговые ставки, порядок и сроки уплаты налогов. Иные элементы налогообложения по местным налогам и налогоплательщики определяются настоящим Кодексом.

Представительными органами муниципальных образований (законодательными (представительными) органами государственной власти городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга) законодательством о налогах и сборах в порядке и пределах, которые предусмотрены настоящим Кодексом, могут устанавливаться налоговые льготы, основания и порядок их применения.

Аналогичные положения содержатся и в статьях 56 и 387 Налогового кодекса РФ.

Так, в соответствии с частью 1 статьи 387 НК РФ в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге земельный налог устанавливается настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации, вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации и обязателен к уплате на территориях указанных субъектов Российской Федерации.

Согласно же части 3 статьи 56 НК РФ льготы по местным налогам устанавливаются и отменяются настоящим Кодексом и (или) нормативными правовыми актами представительных органов муниципальных образований о налогах (законами городов федерального значения Москвы и Санкт-Петербурга о налогах).

Таким образом, судом установлено, что положения пунктов "д" и "е" статьи 3 и статьи 22 оспариваемого Закона не противоречат нормам федерального законодательства и прав заявителя на осуществление им местного самоуправления не нарушают.

Ссылка в кассационной жалобе заявителя на противоречие приведенных выше положений пункта 4 статьи 12 Налогового кодекса РФ Конституции Российской Федерации на правильность выводов суда не влияет, поскольку разрешение вопроса о соответствии федерального закона Конституции Российской Федерации в компетенцию суда общей юрисдикции не входит.

Довод заявителя о противоречии оспариваемых положений статей 3 и статьи 22 Закона города Москвы статье 9 Европейской хартии местного самоуправления проверялась судом и правомерно признан им несостоятельным. Как указывалось выше, местные налоги, которыми вправе распоряжаться органы местного самоуправления, устанавливаются прежде всего Налоговым кодексом РФ. В соответствии с пунктом 6 его статьи 12 не могут устанавливаться местные налоги и сборы, не предусмотренные настоящим Кодексом. Поскольку Налоговым кодексом РФ в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге земельный налог устанавливается настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации, вводится в действие и прекращает действовать в соответствии с настоящим Кодексом и законами указанных субъектов Российской Федерации, оспариваемые положения города Москвы не могут рассматриваться как положения, посягающие на бюджетные права органов местного самоуправления.

Частью 1 статьи 30 Закона города Москвы от 14 мая 2003 года N 27 "О землепользовании и застройке в городе Москве" приватизация и оформление иных прав на земельный участок осуществляются после формирования этого земельного участка в порядке, установленном федеральным законодательством, на основании градостроительного плана земельного участка с установлением вида использования из числа разрешенных и соответствующего вида функционального использования.

Не соглашаясь с доводами П.А.В. о том, что требование о предоставлении градостроительного плана земельного участка с установлением вида использования из числа разрешенных и соответствующего вида функционального использования противоречит статье 36 Земельного кодекса РФ, суд правильно обратил внимание то, что вопросы землепользования регулируются не только нормами Земельного кодекса РФ, но и нормами Градостроительного кодекса РФ, которые раскрывают содержание термина "формирование земельного участка".

Согласно части 4 статьи 30 Земельного кодекса РФ проведение работ по формированию земельного участка включает подготовку проекта границ земельного участка и установление его границ на местности.

В соответствии со статьей 44 Градостроительного кодекса РФ к застроенным или предназначенным для строительства земельным участкам применяется подготовка градостроительных планов земельных участков, в составе которых указываются границы земельного участка и информация о разрешенном использовании земельного участка.

Из чего суд сделал правильный вывод о том, что предоставлению земельного участка должно предшествовать проведение работ по его формированию.

Кроме этого в соответствии с частью 7 статьи 36 Земельного кодекса РФ, устанавливающей порядок приватизации гражданами земельных участков, границы и размеры земельного участка определяются с учетом фактически используемой площади земельного участка в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства.

Таким образом, судом установлено, что оспариваемая заявителем часть 1 статьи 30 Закона города Москвы федеральному законодательству, в том числе и статье 36 Земельного кодекса РФ, не противоречит, и прав заявителя как землепользователя не ограничивает и не нарушает.

Частью 1 статьи 32 Закона города Москвы от 14 мая 2003 года N 27 "О землепользовании и застройке в городе Москве" предусмотрено, что в городе Москве для государственных нужд города Москвы резервируются:

а) земельные участки общего пользования, занятые площадями, улицами, проездами, автомобильными дорогами, набережными, скверами, бульварами, водоемами, пляжами и другими объектами, не подлежащими приватизации;

б) территории, предназначенные для развития инженерной, транспортной, социальной инфраструктуры города Москвы в соответствии с Генеральным планом развития города Москвы, другой градостроительной документацией;

в) территории, относящиеся к природному комплексу города Москвы;

г) земельные участки, занятые государственными и муниципальными унитарными предприятиями города Москвы, предназначенными к ликвидации;

д) земельные участки для последующего размещения перебазируемых предприятий промышленности, подлежащих сохранению;

е) иные территории в городе Москве, в том числе изъятые в установленном порядке для государственных нужд города Москвы земельные участки, необходимые для реализации государственных целевых программ города Москвы, а также других мероприятий, являющихся городским государственным заказом.

По мнению заявителя, Земельным кодексом РФ установлен лишь порядок резервирования земель транспорта (статья 90) и земель особо охраняемых природных территорий (статья 95). Иных оснований для резервирования земельных участков федеральное законодательство не предусматривает.

Посчитав указанные доводы заявителя необоснованными, суд правомерно указал на то, что разграничение полномочий в области земельных отношений между Российской Федерацией и субъектами Российской Федерации произведено статьями 9 и 10 Земельного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми Москва как субъект Российской Федерации вправе регулировать порядок резервирования земельных участков на территории города Москвы.

А из содержания статьи 30 Земельного кодекса РФ суд правильно усмотрел, что право субъекта Российской Федерации не ограничено полномочиями на резервирование земель только лишь для установления на них особого режима.

Резервирование земель для государственных и муниципальных нужд предусмотрено Градостроительным кодексом Российской Федерации и не исчерпывается случаями, указанными в статьях 90 и 95 Земельного кодекса РФ. В Земельном кодексе РФ, как и в федеральном законодательстве в целом отсутствуют положения о порядке резервирования земель для государственных нужд. Следовательно, федеральное законодательство допускает резервирование земельных участков, но не устанавливает его порядок.

В связи с этим вывод суда о том, что в рамках совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов в субъектах Российской Федерации могут устанавливаться случаи резервирования земель для нужд субъекта Российской Федерации или муниципальных нужд, является правильным.

К тому же ни один из случаев резервирования, перечисленных в части 1 статьи 32 оспариваемого Закона прав П.А.В. не нарушает.

При таких обстоятельствах, когда по делу судом установлено, что оспариваемые положения нормативного правового акта не противоречат федеральному закону и иным нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и прав, свобод и законных интересов заявителя не нарушают, решение суда об отказе в удовлетворении требований П.А.В. следует признать законным и обоснованным.

Доводы кассационной жалобы направлены на иное, неправильное толкование норм материального права и оценку обстоятельств, установленных и исследованных судом в полном соответствии с правилами статей 12, 56 и 67 ГПК РФ, а потому не могут служить поводом к отмене судебного решения.

На основании изложенного Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 360 и 361 ГПК РФ, определила:

решение Московского городского суда от 10 октября 2006 года оставить без изменения, а кассационную жалобу П.А.В. - без удовлетворения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 5-Г07-7


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.