Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 апреля 2007 г. N 5-О07-50 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве двух или более лиц подтверждена совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 апреля 2007 г. N 5-О07-50


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 12 апреля 2007 года дело по кассационным жалобам осужденного К.Ю.Н., адвоката С.П.И. на приговор Московского городского суда от 29 января 2007 года, которым

К.Ю.Н., 29 августа 1979 года рождения, уроженец города Москвы, несудимый,

осужден к лишению свободы по ст. 105 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ на 19 лет, ст. 222 ч. 1 УК РФ на 3 года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения окончательно назначено 20 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи С.В.П., выступления осужденного К.Ю.Н., адвокатов С.П.И., У.Ю.В. по доводам жалоб, потерпевших Р.Н.А., Л.О.П., прокурора Ю.Д.В., полагавших приговор суда оставить без изменения, судебная коллегия установила:

при обстоятельствах, изложенных в приговоре суда, К. признан виновным в совершении 16 июля 2006 года, примерно в 1 час 45 минут, на 3-й улице Ямского Поля в городе Москве убийства охранников казино Р.Н.А и Л.О.П в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, произведя в головы потерпевших по одному выстрелу из пистолета "ТТ", а также в незаконном приобретении, ношении, хранении, перевозке огнестрельного оружия и боеприпасов.

В кассационных жалобах и дополнениях:

осужденный К. просит приговор суда отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение. Указывает, что выводы суда в приговоре не соответствуют обстоятельствам дела, доказательства оценены неправильно. Суд не учел, что в деле нет ни одного доказательства о приобретении им пистолета, о нахождении его в момент происшедшего в состоянии алкогольного опьянения, о наличии у него умысла на убийство потерпевших, о неправильной парковке им автомобиля, что часть видеозаписей камер наблюдения, на которых было записано начало конфликта, избиение его потерпевшими, уничтожена, что видеозапись имеет монтаж. Судебное следствие проведено неполно, с нарушением его права на защиту, поскольку из 17 видеокассет были просмотрены записи лишь на 7 видеокассетах, незаконно удовлетворено ходатайство государственного обвинителя о приобщении к материалам дела кассеты телекомпании НТВ, а его ходатайства об удалении из зала телевидения, о предоставлении ему 2 дней для обсуждения его позиции с вновь вступившим в дело адвокатом незаконно отклонены. В судебном заседании установлено, что потерпевшие превысили свои полномочия, покинули свои посты и приняли участие в его избиении, а он, защищая свою жизнь, причинил им смерть. Суд сделал в приговоре выводы, которые противоречат материалам дела, в частности, заключению судебно-медицинского эксперта противоречат выводы суда о ранениях у потерпевших, заключению судебно-психиатрической экспертизы противоречат выводы о нуждаемости его в применении лечения, место происшествия указано неправильно. В приговоре суд сослался на протокол выемки видеокассет, который не исследовался, не решил вопрос о вещественных доказательствах. Приговор судом постановлен под давлением телепередач, в которых транслировалось происшедшее, и он был назван виновным;

адвокат С.П.И., в защиту К., просит приговор суда изменить, исключить осуждение по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ и смягчить наказание. Указывает, что суд дал неправильную оценку исследованным доказательствам, не учел противоправный характер поведения потерпевших Р. и Л., которые спровоцировали конфликтную ситуацию в отношении К., что подтверждено доказательствами, в частности, материалами служебной проверки, показаниями свидетелей, видеозаписями. Суд вышел за пределы судебного разбирательства, указал в приговоре, что по вине К. возник конфликт с охранниками, в чем он не обвинялся. Не соответствуют материалам предварительного следствия и доказательствам выводы суда в приговоре относительно мотива, последствий преступления и места его совершения. В соответствии с обвинением, преступление совершено на 3-й улице Ямского Поля, дом 26, а в приговоре указан дом 15. Суд необоснованно отверг доводы К. о том, что охранники спровоцировали конфликт, незаконно требовали от него 100 долларов США за парковку автомашины, один из них ударил ему по лицу, К. вынужден был защищаться, применил имеющийся у него пистолет. Суд проявил обвинительный уклон, дал одностороннюю оценку показаниям свидетелей, сотрудников развлекательного центра Ф., С., А., Р., Инструкции о служебных обязанностях потерпевших.

В возражениях на жалобы потерпевшие Р.Н.А., Л.О.П., государственный обвинитель М.Н.Н. указывают о своем несогласии с ними.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия находит, что оснований для отмены или изменения приговора суда не имеется.

Выводы суда о виновности осужденного К. в совершении им убийства Р. и Л. в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, незаконном обороте оружия и боеприпасов соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах.

Доводы в жалобах о неполноте судебного следствия являются несостоятельными, поскольку противоречат материалам дела.

Из протокола судебного заседания следует, что судебное следствие проведено в соответствии с требованиями ст.ст. 273-292 УПК РФ.

Все представленные сторонами доказательства были исследованы, заявленные ходатайства рассмотрены в установленном законом порядке.

При окончании судебного следствия ходатайств о его дополнении от участников процесса, в том числе от К. о том, что просмотрены не все видеозаписи, что часть видеозаписей уничтожена, что имеется их монтаж записей, на что К. ссылается в своей жалобе, не поступило. Не было заявлено каких-либо ходатайств и при просмотре в судебном заседании указанных в протоколе видеокассет. Вопреки доводам в жалобе К., протокол выемки видеокассеты от 16 июля 2006 года судом исследовался (т. 2, л.д. 95, 102-103, 114).

Несостоятельными и противоречащими материалам дела являются и доводы в жалобе адвоката С.П.И. о том, что суд якобы вышел за пределы судебного разбирательства, указал в приговоре, что по вине К. возник конфликт с охранниками, в чем он не обвинялся.

Из описательно-мотивировочной части приговора суда следует, что, признавая К. виновным, суд при описании преступного деяния правильно указал причину возникшего конфликта, а именно, конфликт возник из-за сделанных К. охранниками и сотрудниками комплекса правомерных замечаний в связи с неправильной парковкой К. своей автомашины. Эта же причина конфликта указана и в обвинительном заключении (т. 1, л.д. 259).

Противоречат материалам дела и доводы в жалобе осужденного К. о нарушении судом его права на защиту.

Из протокола судебного заседания следует, что на второй день рассмотрения дела, а именно, 22 января 2007 года в судебное заседание наряду с адвокатом Б. явился и принял участие в качестве защитника К. с его согласия адвокат С. Каких-либо ходатайств о необходимости обсуждения позиции, об объявлении для этого перерыва, на что осужденный ссылается в своей жалобе, никем из них не заявлялось. Ранее в подготовительной части судебного заседания К. сообщил суду, что будет давать показания после допроса всех свидетелей. Именно после допроса потерпевших, свидетелей, исследования материалов дела, 22 января 2007 года при выяснении судом вопроса о том, желает ли К. дать показания, К. просил суд дать ему для подготовки 2 дня, чтобы обсудить с адвокатом дальнейшие действия. Такое время К. судом было предоставлено. Сначала в судебном заседании был объявлен перерыв до 13 часов 23 января, затем до 13 часов 24 января 2007 года. После того, как судебное заседание было продолжено 24 января 2007 года, К. ходатайствовал о приобщении к материалам дела его заявления о продолжении рассмотрения дела без адвоката Б.С.А. в связи с расторжением соглашения. Сама адвокат Б.С.А. в судебное заседание не явилась, прислала сообщение в суд о расторжении соглашения. Данное ходатайство К. судом было удовлетворено, других ходатайств К. не заявлял. В этот же день К. дал показания суду, он был допрошен сторонами, никаких замечаний или ходатайств по допросу К. не имелось (т. 2, л.д. 27, 28, 56, 80, 96, 106, 107-113).

Вопреки доводам К. в жалобе, в протоколе судебного заседания нет записи о том, что якобы государственный обвинитель заявил ходатайства о приобщении к материалам дела видеокассеты телекомпании НТВ и суд данное ходатайство удовлетворил, а также о том, что якобы сам К. заявлял ходатайство об удалении из зала телевидения, но оно было незаконно отклонено судом.

Судебная коллегия не может согласиться с доводами в жалобах о том, что осужденный причинил смерть потерпевшим в связи с тем, что они требовали 100 долларов США от К., подвергли его избиению, а он от них защищался и применил имевшийся при себе пистолет.

Данная версия о тщательно проверялась судом, обоснованно опровергнута, выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Вина К. установлена на основании: показаний охранника, свидетеля Ф. о совершении осужденным преступления при изложенных в приговоре обстоятельствах, в том числе о том, что К. делались правомерные замечания из-за неправильной парковки им автомашины, после чего К. подошел к Р. в оскорбительной форме спросил чего он хотел, на что Р. ответил, что они находятся на работе и выполняют служебные обязанности, К. ударил Р. рукой в живот, а когда они пресекая действия К. пытались схватить его за руки, К. выхватил из-за пояса пистолет, направил его в сторону Р. и выстрелил ему в голову с близкого расстояния, Р. сразу же упал, К. направился в сторону своей автомашины, Л. следуя за ним пытался его задержать, К. выстрелил из пистолета Л. в голову с близкого расстояния, затем сел в свою автомашину и уехал; аналогичных показаний об этом же парковщиков, свидетелей С., А.; показаний швейцара, свидетеля П.; протоколами видеозаписей камер наружного наблюдения, зафиксировавших указанные свидетелями обстоятельства происшедшего в поле зрения камер, в том числе неправильную парковку К. автомобиля, обращения к нему в связи с этим сотрудников парковки, попытка охранника Л. остановить К., схватить его за руку, в которой находился пистолет, производство К. выстрела из пистолета в Л.; заключений судебно-медицинского эксперта о наступлении смерти каждого из потерпевших от огнестрельных ранений головы; заключения комплексной судебно-баллистической экспертизы, которое в судебном заседании подтвердил эксперт Д. о том, что изъятые при осмотрах мест происшествия пуля, две гильзы, стреляны из изъятого пистолета ТТ, принадлежащего К.; показаний свидетеля Р., представившего схему расположения постов охраны, о нахождении потерпевших при исполнении своих обязанностей по обеспечению охраны предприятия и прилегающей территории, парковочных стоянок; инструкций, определявших компетентность и полномочия потерпевших; показаний свидетелей И., П., Ч. об обстоятельствах задержания К. и обнаружении принадлежавшего ему пистолета ТТ, который он выбросил; показаний свидетеля К., видевшей у осужденного пистолет; других доказательств, подробно изложенных в приговоре.

На основании этих и других исследованных в судебном заседании доказательств, которым, вопреки доводам в жалобах, дана надлежащая оценка, суд пришел к обоснованному выводу о виновности К.

У суда не было оснований не верить последовательным показаниям свидетелей, сомневаться в выводах экспертов, достоверности видеозаписей, других указанных в приговоре доказательств.

Доводы в жалобах о том, что часть видеозаписей уничтожена, и что имелся их монтаж, судом тщательно проверены, обоснованно отклонены. Судом установлено, что монтаж видеозаписей на подлинниках видеокассет с камер наружного наблюдения исключен. Учтено, что К. не всегда находился в поле зрения камер наружного наблюдения, в том числе при совершении действий К. по причинению огнестрельного ранения потерпевшему Р. Само по себе это обстоятельство не влияет на выводы суда о совершении К. убийства Р. и Л. при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

Судом приняты во внимание также и показания самого осужденного К. в той части, в которой они подтверждены доказательствами, в частности о том, что в тот вечер он был на свадьбе сестры своей жены, выпил бокал шампанского, во время происшедшего конфликта произвел выстрелы из имевшегося у него пистолета ТТ, что этот пистолет с шестью патронами ему дал его знакомым весной 2006 года.

Доводы К. о частичной невиновности суд обоснованно отверг, признал стремлением К. избежать ответственности за содеянное.

При этом судом проверены доводы К. о том, что якобы Р. ударил ему в лицо, разбил ему губу, в связи с чем он и его адвокат якобы обращались с жалобой в Нагатинскую межрайонную прокуратуру САО города Москвы.

Судом установлено, что никакой жалобы от К. или от адвоката в прокуратуру не поступало и никакой проверки прокуратурой не проводилось.

Проверены также судом показания свидетелей П. и К-ва. об избиении К. охранниками, о том, что после происшествия К. вернулся домой с разбитой губой, у него из уха шла кровь.

Суд обоснованно признал, что данные показания не могут свидетельствовать о причинении К. телесных повреждений Р. и другими охранниками. Показания этих свидетелей ничем не подтверждены, противоречат показаниям свидетелей Ф., А., С. и других. К. при допросах не сообщала о разбитой губе, крови из уха, заявила об этом лишь в судебном заседании через 7 месяцев после происшедшего. При этом, судом учтены показания и самого К., который объяснил наличие крови из уха возможным повышением давления.

Выводы суда об этом подробно мотивированы в приговоре.

Действия К. суд квалифицировал правильно по ст. 105 ч. 2 п.п. "а, б" УК РФ, как убийство двух лиц в связи с осуществлением ими своих служебных обязанностей, и ст. 222 ч. 1 УК РФ, как незаконное приобретение, ношение, хранение, перевозка огнестрельного оружия и боеприпасов.

Оснований для переквалификации действий осужденного, в том числе исключения осуждения по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ по доводам жалобы адвоката С.П.И., а также по доводам жалобы осужденного об отсутствии у него умысла на убийство потерпевших, судебная коллегия не находит.

Судом установлено и указано в приговоре, что потерпевшие Р. и Л. 16 июля 2006 года находились на дежурстве по охране культурно-развлекательного комплекса в соответствии с утвержденной дислокацией постов. Р., Л. и другие охранники правомерно сделали замечания К. в связи с неправильной парковкой осужденным своей автомашины, из-за чего возник конфликт, в процессе которого К. вышел из автомашины, подошел к находившимся на посту охранникам, где угрожая физической расправой Р. нанес ему удар кулаком в живот, затем умышленно произвел из имевшегося у него пистолета ТТ один выстрел в голову Р., после чего произвел один выстрел в голову потерпевшему Л., причинил огнестрельные ранения головы каждому, в результате чего Л. скончался в тот же день, а Р. 19 июля 2006 года в больнице.

Доводы в жалобах о том, что выводы суда в приговоре содержат противоречия, несостоятельны.

Из описательно-мотивировочной части приговора, следует, что выводы суда о ранениях у потерпевших основаны на заключениях судебно-медицинского эксперта и не противоречат этим заключениям.

Проверена судом и психическое состояние К. В соответствии с заключением судебной амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы суд сделал обоснованный вывод о том, что К. совершил преступления в состоянии вменяемости и должен нести ответственность за содеянное. Сама по себе опечатка в приговоре при приведении текста указанного заключения экспертов (с. 18), а именно, вместо слова "не нуждается" указано "нуждается", на что ссылается в жалобе К. не может служить основанием для признания приговора противоречивым и его отмены.

Место происшествия в приговоре указано правильно, а именно, 3-я улица Ямского Поля, дом 15. Этот же адрес указан и в обвинительном заключении (т. 1, л.д. 258).

Служебные обязанности потерпевших установлены на основании исследованных в судебном заседании документов, в том числе должностной инструкции (т. 1, л.д. 212-213, т. 2, л.д. 96).

Наказание осужденному К. назначено с учетом характера и степени общественной совершенного, данных о личности, всех смягчающих обстоятельств. Выводы суда о назначении наказания подробно мотивированы в приговоре. Оснований для смягчения наказания К. по доводам жалобы адвоката С. судебная коллегия не находит.

Что касается доводов в жалобе К. о том, что суд не решил вопрос о вещественных доказательствах, то само по себе данное обстоятельство согласно ст.ст. 379, 381 УПК РФ не может служить основанием к отмене обвинительного приговора суда. Этот вопрос суду необходимо разрешить в соответствии со ст.ст. 396, 397 УПК РФ, определяющих вопросы и их порядок разрешения при исполнении приговора.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену или изменение приговора суда, не установлено.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 29 января 2007 года в отношении К.Ю.Н. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 12 апреля 2007 г. N 5-О07-50


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.