Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 18 августа 2005 г. N 2-037/05 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в разбое, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, незаконным проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийстве двух лиц, заведомо для виновного находившихся в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем, подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 18 августа 2005 г. N 2-037/05


Военная Коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в заседании от 18 августа 2005 года уголовное дело по кассационным жалобам осужденного Л. его защитника В. и потерпевшей З. на приговор Дальневосточного окружного военного суда от 21 апреля 2005 года, согласно которому военнослужащий войсковой части 39255 ефрейтор Л., родившийся 28 октября 1984 года в городе Биробиджане Еврейской автономной области, ранее не судимый, осужден к лишению свободы: по ст. 162 ч. 4 п."в", УК РФ на 12 лет без штрафа, по ст. 105 ч. 2 п.п. "а", "в", "з", УК РФ пожизненно, а по совокупности совершенных преступлений к пожизненному лишению свободы без штрафа, с отбывание первых 10 лет в тюрьме, а в последующем в исправительной колонии особого режима.

В счет возмещения материального ущерба и компенсации морального вреда в пользу потерпевшей З. с Л. присуждено к взысканию 125578 рублей и 700000 рублей соответственно; в пользу потерпевшей К. 41948.38 копеек и 700000 рублей соответственно.

Заслушав доклад генерал-майора юстиции Ш.А.С., а также мнение старшего военного прокурора отдела Главной военной прокуратуры П.А.В., полагавшего необходимым приговор в части гражданского иска отменить и дело в этой части передать на новое судебное рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства. В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного Л. и его защитника В. - без удовлетворения, Военная коллегия, установила:

Л. признан виновным в разбое, совершенном с применением предмета, используемого в качестве оружия, незаконном проникновением в жилище, причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего и убийстве двух лиц, заведомо для виновного находившихся в беспомощном состоянии, сопряженном с разбоем.

Как указано в приговоре, эти преступления совершены им при следующих установленных судом обстоятельствах.

Ефрейтор Л. находился в увольнении в городе Уссурийске Приморского края. Желая раздобыть деньги, он выработал план нападения и последующего убийства несовершеннолетних З. и К. обоих 1992 года рождения и приискал в качестве оружия кухонный нож.

11 сентября 2004 года около 16 часов 20 минут в квартире N 122 дома 19 по улице Ленинградской города Уссурийска Приморского края Л. путем обмана проник в данное жилое помещение. Угрожая ножом, Л. потребовал от З. отдать ему деньги. Испугавшись действий Л. К. спряталась в детской комнате, а З. отдал ему свои наличные деньги в сумме 170 рублей.

Реализуя преступный умысел на завладение чужим имуществом и убийство детей, Л. ножом нанес множественные удары, в том числе и в жизненно важные органы З. причинив ему несовместимые с жизнью телесные повреждения. Прятавшейся К. Л. также нанес большое количество ударов в шею и другие части тела. Поскольку нож скользил в руках Л. от крови детей, он порезал себе ладони, взял на кухне другой нож, которым перерезал К. горло, убив ее.

Убив З. и К., Л. обыскал квартиру и похитил имущество З. и его матери - З.О.А. на сумму 2070 рублей, которым распорядился по своему усмотрению.

В кассационной жалобе осужденный Л. и его защитник В. считают приговор необоснованным.

Не оспаривая факта совершенного разбойного нападения на З. и К., осужденный и его защитник, утверждают, что Л. не принимал участия в убийстве детей. Их убил соучастник Л. по разбойному нападению Т. с помощью которого он, Л., проник в квартиру. О намерении последнего совершить убийство он не знал, иначе бы не оставил на месте преступления написанную им записку. Резаные раны ладоней авторы кассационной жалобы объясняют намерением Л. помешать Т. наносить удары ножом потерпевшим.

В ходе предварительного следствия он не говорил о Т. как о лице, совершившем убийство, в связи с достигнутой между ними договоренностью брать вину на себя.

Показания относительно механизма нанесения детям ударов ножом давал под диктовку следователя.

В заключение жалобы осужденный и его защитник просят приговор изменить и снизить назначенное Л. наказание.

В кассационной жалобе потерпевшая З.О.А., не оспаривая законность и обоснованность осуждения Л. за совершение вмененных ему по приговору преступлений, вместе с тем выражает несогласие в части, касающейся гражданского иска.

Как полагает потерпевшая, причиненный ей материальный ущерб и компенсацию за причиненный моральный вред надлежало взыскать не с Л., а с войсковой части 39255. В ходе расследования данного уголовного дела и в судебном заседании она предъявила иск именно к войсковой части. Показания Л. и свидетеля К., данные ими в ходе судебного разбирательства, свидетельствуют о том, что Л. в момент совершения преступления находился при исполнении служебных обязанностей, поскольку командованием был направлен в город Уссурийск за строительными материалами. Поэтому потерпевшая, ссылаясь на ст. 1068 ГК РФ, просит приговор в части, касающейся гражданского иска, отменить и дело направить на новое судебное рассмотрение.

Рассмотрев материалы уголовного дела и обсудив доводы, приведенные в кассационных жалобах осужденного, его защитника В. и потерпевшей З.О.А., Военная коллегия находит, что Л. обоснованно осужден за совершение вмененных ему по приговору преступлений.

Утверждение в жалобе осужденного и его защитника о том, что Л. не причастен к совершению убийств потерпевших не соответствует действительности, поскольку опровергается совокупностью собранных по делу доказательств, исследованных в судебном заседании.

Виновность Л. в совершенном им убийстве З. и К. подтверждена показаниями самого Л., данными им в ходе допросов 14, 21 сентября и 10 декабря 2004 года и проверки его показаний на месте, изложенных в протоколе от 17 сентября 2004 года, когда он подробно описал все детали совершенного им разбойного нападения и убийства детей, и наглядно продемонстрировал способ и механизм нанесения им ударов ножом; показаниями потерпевших З.О.А. и К.Г.В.; свидетеля М.И.Н., который входил в состав оперативно-следственной группы и присутствовал на осмотре места происшествия и при даче Л. признательных показаний о том, что именно он убил детей; свидетелей Г.А.П., Г.Е.П. и Т., которых Л. посвятил в свой план совершения разбоя и убийства в квартире З., продемонстрировал орудие преступление - нож, а затем и подробно рассказал об обстоятельствах совершенных им убийств детей и о похищенных деньгах и других вещах из этой квартиры; результатами осмотра места происшествия квартиры, в ходе которого обнаружены и изъяты отпечаток пальца руки и тетрадный листок с исполненным на нем рукописным текстом; заключениями экспертовкриминалистов, согласно которым этот текст исполнен Л. и отпечаток пальца руки оставлен им же; результатами проведенного в квартире Л. обыска, в ходе которого изъят нож, который Л. использовал для убийства детей; заключениями судебно-медицинских экспертов и эксперта-криминалиста о количестве, характере и локализации имевшихся у З. и К. телесных повреждений и причине смерти указанных лиц и о том, что эти раны могли быть причинены изъятым у Л. и в квартире потерпевших ножами; заключениями экспертов психиатра и психолога о том, что Л. является психически здоровым человеком, и другими доказательствами, которые полно и правильно приведены в приговоре и всем им дана надлежащая оценка.

Для постановления в отношении Л. обвинительного приговора доказательств по делу собрано достаточно, и все они, положенные в его обоснование, являются допустимыми. Предусмотренные в ст. 73 УПК РФ подлежащие доказыванию обстоятельства, в том числе время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления, приговором установлены. Сам приговор в полной мере соответствует требованиям ст.ст. 307-309 УПК РФ.

Оснований, влекущих отмену постановленного в отношении Л. обвинительного приговора, указанных в ст. 379 УПК РФ, не имеется.

Версия о причастности к убийству несовершеннолетних З. и К. иных лиц, в том числе и Т., на которого как на непосредственного исполнителя убийств указывают в кассационной жалобе Л. и его защитник, проверена как в ходе предварительного следствия, так и в Л. судебного разбирательства. Однако своего подтверждения она не нашла и была отвергнута как несостоятельная с приведением убедительных мотивов в приговоре.

Недозволенных законом методов получения показаний к Л. со стороны оперативных и следственных работников не применялось, и все следственные действия проведены с участием защитника.

Это по делу установлено бесспорно и не оспаривалось ни Л., ни осуществлявшим его защиту адвокатом Ф.A.M. и защитником В.

Более того, из дела усматривается, что данные, касающиеся обстоятельств убийства, следствию, до дачи осужденным первоначальных показаний, известны не были.

Это позволяет сделать вывод о том, что указанные Л. в признательных показаниях, данных им в ходе допросов 14, 21 сентября и 10 декабря 2004 года и проверки его показаний на месте, изложенных в протоколе от 17 сентября 2004 года, подробности, не могли быть известны лицу, не причастному к совершению убийства детей и не могли быть продиктованы Л. следственными работниками в ходе дачи им показаний, как о том он указывает в жалобе.

Приведенный в приговоре подробный анализ собранных по делу доказательств позволил суду сделать обоснованный вывод и о непричастности Т. к совершению разбойного нападения и убийства З. и К.

По делу бесспорно установлено, что Л. порезал себе ладони рук, когда ножом единолично убивал детей.

Это подтверждено не только его собственными показаниями, данными им в ходе допросов 14, 21 сентября и 10 декабря 2004 года и проверки его показаний на месте, изложенных в протоколе от 17 сентября 2004 года, обоснованно положенными судом в обоснование приговора, но и заключением судебно-медицинского эксперта о том, что с учетом локализации, множественности и морфологических особенностей телесных повреждений на ладонях Л. они могли быть нанесены его собственной рукой.

Поэтому довод в жалобе о том, что резаные раны ладоней объясняются намерением Л. помешать Т. наносить удары ножом потерпевшим, является несостоятельным.

Предположение осужденного и его защитника о том, что Л. не имело смысла оставлять на месте преступления написанную им записку, равно как и утверждение о том, что он взял ответственность за, якобы, совершенное Т. преступление на себя, носят характер рассуждений, ничем не подтверждены и вызваны стремлением Л. уйти от ответственности за содеянное, и не ставит под сомнение законность и обоснованность приговора.

При назначении Л. наказания суд принял во внимание, что он совершил два особо тяжких преступления, отличающихся исключительно высокой степенью общественной опасности. В результате совершенного им убийства погибли двое ни в чем ни повинных малолетних ребенка, а их родителям причинены невосполнимые физические и нравственные страдания.

При этом судом выполнены требования ст.ст. 60, 61, 63 УК РФ, и оно является справедливым.

Оснований для его снижения не имеется.

Вместе с тем, Военная коллегия находит, что приговор в части гражданского иска потерпевших З.О.А. и К.Г.В. подлежит отмене, а дело направлению на новое судебное разбирательство. 7 апреля 2005 года судьей Дальневосточного окружного военного суда вынесено постановление о назначении судебного заседания по итогам предварительного слушания.

В нем указано, что в ходе предварительного слушания потерпевшими З.О.А., К.Г.В. и представителем потерпевшей З.О.А. - И. заявлены ходатайства о привлечении в качестве ответчика представителя войсковой части 39255. Исходя из положений закона, регламентирующего разрешение вопросов, связанных с гражданским иском, надлежащим ответчиком по делу является обвиняемый Л. и оснований для привлечения для участия к делу иных ответчиков не имеется. Как видно из постановления этого же судьи от 18 апреля 2005 года, которым разрешено ходатайство потерпевших и представителя адвоката И. о привлечении к участию в деле в качестве соответчика по заявленному ими гражданскому иску представителя войсковой части 39255, в которой Л. ранее проходил военную службу, органами предварительного следствия он не обвинялся в должностных преступлениях, связанных с военной службой и не в связи с исполнением служебных обязанностей.

Поэтому в данном постановлении сделан вывод о том, что оснований для привлечения по делу в качестве соответчика по гражданскому иску войсковой части 39255 не имеется.

Между тем этот вывод суда противоречит материалам дела и позиции потерпевших.

В ходе предварительного следствия потерпевшими З.О.А. и К.Г.В. были составлены исковые заявления, в которых они просили суд взыскать с ответчика - войсковой части 39255 причиненный им материальный ущерб и моральный вред. Л. указан в этих исковых заявлениях как третье лицо и к нему исковые требования не предъявлялись. На предварительном следствии следователь постановления о привлечении в качестве гражданского ответчика войсковой части 39255, равно как и Л., не вынес. В нарушение требований ст. 54 ч. 1, УПК РФ не сделал этого и суд.

Как видно из протокола судебного заседания, проведенного в порядке предварительного слушания, потерпевшая З.О.А., ее представитель И., потерпевшая К.Г.В., каждая в отдельности заявили, что настаивают на привлечении в качестве соответчика войсковую часть 39255. Из заявления потерпевших, поданного ими на имя председательствующего по делу, усматривается, что З.О.А. и К.Г.В. своего согласия на замену ответчика войсковой части 39255 на подсудимого Л. не давали и еще раз просили суд привлечь в качестве гражданского ответчика именно войсковую часть 39255.

Согласно требованиям ч. 2 ст. 41 ГПК РФ, в случае если истец не согласен на замену ненадлежащего ответчика другим лицом, суд рассматривает дело по предъявленному иску.

Таким образом, вопреки позиции потерпевших, которая как в ходе предварительного следствия и в суде была неизменной, суд произвел замену ответчика и предрешил вопрос о разрешении гражданского иска, чем нарушил требования закона.

В своей кассационной жалобе потерпевшая З.О.А. обратила внимание суда именно на перечисленные обстоятельства и просила об отмене приговора в части гражданского иска.

Поскольку судом не были обеспечены права потерпевших при рассмотрении их гражданских исков и не была привлечена по делу в качестве ответчика войсковая часть, приговор в данной части не может быть признан соответствующим закону.

Таким образом, судом допущено неправильное применение норм процессуального права, поэтому приговор в части гражданского иска подлежит отмене, а дело в данной части направлению на новое судебное разбирательство.

На основании изложенного Военная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь ст.ст. 377, 378 ч. 1 п. 3, и 388 УПК РФ, определила:

приговор Дальневосточного окружного военного суда от 21 апреля 2005 года в отношении Л. в части гражданского иска отменить и дело в данной части направить на рассмотрение в тот же суд в порядке гражданского судопроизводства.

В остальной части приговор оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденного и его защитника В. - без удовлетворения.


Кассационное определение ВК Верховного Суда РФ от 18 августа 2005 г. N 2-037/05


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.