Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2007 г. N 64-О06-47 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденного в убийстве группой лиц подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2007 г. N 64-О06-47


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационную жалобу осужденного Х. на приговор Сахалинского областного суда от 29 сентября 2006 года, по которому

Х., 30 марта 1986 года рождения, уроженец г. Углегорска Сахалинской области, судимый 4 апреля 2006 года Углегорским городским судом по п.п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158, ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком на 2 года,

осужден по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к наказанию в виде 12 (двенадцати) лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ условное осуждение, назначенное Х. по приговору Углегорского городского суда от 4 апреля 2006 года, отменено.

На основании ч. 1 ст. 70 УК РФ, путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по приговору Углегорского городского суда от 4 апреля 2006 года, окончательно назначено наказание в виде 13 (тринадцати) лет лишения свободы е отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

По делу осужден К., в отношении которого приговор не обжалован.

Заслушав доклад судьи Е., прокурора Ш., возражавшую против доводов осужденного, Судебная коллегия установила:

Х. признан виновным в убийстве П., то есть умышленном причинении смерти другому человеку, группой лиц с осужденным по этому же делу К.

Преступление совершено в г. Углегорске Сахалинской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре 8 апреля 2006 года.

В кассационной жалобе осужденный Х. полагает незаконным приговор суда в связи с неустановлением мотива совершенного преступления, считая при этом, что мотив в виде личной неприязни является неверным ввиду его длительных дружеских отношений с потерпевшим: П. Считает, что К. оговорил его в том, что П. стал их обоих оскорблять. Указывает, что его вина в избиении П. не доказана, ссылается при этом на показания свидетеля Ю., которая, по его мнению, указала, что он участия в избиении не принимал. Указал, что когда уходили с К., П. был жив, и ссылается на слова судмедэксперта Ф., считает, что суд неправильно истолковал показания свидетеля Ю.

Необоснованно суд признал смягчающим обстоятельством наличие у К. малолетнего ребенка что, однако, не подтверждается документально. Суд не принял во внимание его психическое расстройство, не позволяющее отдавать отчет своим действиям и ими руководить.

Государственный обвинитель и потерпевшая М. принесли возражения на жалобу осужденного, полагая ее необоснованной.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, Судебная коллегия не находит оснований для отмены или изменения приговора.

Вывод суда о доказанности вины Х. в содеянном соответствует материалам дела и подтвержден приведенными в приговоре доказательствами: показаниями осужденных о фактических обстоятельствах дела; протоколом осмотра места происшествия; выводами проведенных по делу экспертиз.

Доводы Х. о неустановлении мотива преступления безосновательны.

Так, в судебном заседании достоверно был установлен мотив преступления, выразившийся в личной неприязни Х. и К. к потерпевшему П., что следует из показаний осужденного К. в том числе и в судебном заседании. Каких-либо оснований для оговора К. Х. установлено не было. При таких обстоятельствах, а также ввиду нахождения осужденных и потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения, факт длительного общения Х. и П. не опровергает вывода суда о возникновении конфликта вследствие высказанных оскорблений в адрес осужденных со стороны потерпевшего.

Из показаний свидетеля Ю., на которые ссылается Х., следует, что по приходу к ней домой К. сообщил, что он избил мужчину совместно с Х., что и указано в приговоре, а поэтому доводы Х. о том, что суд неверно истолковал показания свидетеля, несостоятельны.

Судом было достоверно установлено, что смерть П. наступила на месте происшествия, и именно от противоправных действий К. и Х. Из показаний Х., данных в судебном заседании, следует, что в момент их с К. ухода П. лежал на снегу и не подавал признаков жизни.

Из заключения судебно-медицинского эксперта Ф. следует, что смерть потерпевшего наступила на месте происшествия от полученного телесного повреждения в виде открытой черепно-мозговой травмы с переломом костей свора черепа.

Из показаний К. и Х., признанных судом достоверными, следует, что они совместно наносили П. удары руками и ногами, а также найденными на месте происшествия деревянными палками по голове П.

Судом проверялась версия о наступлении смерти П. в результате наезда на него автомашиной "Нива", после того, как К. и Х. покинули место происшествия, и обоснованно отвергнута как несостоятельная. Из показаний свидетеля Х. следует, что автомашина проехала по П. правыми и левыми колесами одновременно, при этом переехав его ноги, а также тело на уровне поясницы. Голову потерпевшего автомашина не переезжала. Из показаний судебно-медицинского эксперта Ф. в судебном заседании следует, что при наезде колесами автомашины на голову потерпевшего характер телесных повреждений был бы совершенно иной.

Юридическая оценка действий Х. является правильной.

Судом было исследовано и психическое состояние Х., который, согласно проведенной по делу судебно-психиатрической экспертизе, хроническим психическим расстройством не страдал и не страдает, а у него обнаруживается "легкая умственная отсталость". Однако указанные особенности психики не сопровождаются грубыми нарушениями мышления и критических способностей и не лишали его в момент совершения преступления осознавать характер совершаемых им действий и руководить ими. На момент инкриминируемого ему деяния каких-либо временных болезненных расстройств психической деятельности он также не обнаруживал. В настоящее время по своему психическому состоянию он может предстать перед следствием и судом и нести ответственность за содеянное. Как не страдающий хроническим психическим расстройством в принудительных мерах медицинского характера он не нуждается. С учетом выводов экспертов Х. обоснованно признан вменяемым в инкриминируемом деянии.

В отношении К. судом обоснованно было признано обстоятельство, смягчающее наказание - рождение ребенка у его сожительницы Ю. Об этом было заявлено самим К. в судебном заседании. Учитывая, что факт проживания в гражданском браке К. и Ю. был установлен в судебном заседании, а доказательств, опровергающих высказывание К., не имеется, суд учел данное обстоятельство как смягчающее наказание.

Назначенное Х. наказание по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ, с учетом тяжести содеянного и его личности, является справедливым, а окончательное наказание в виде 13 лет лишения свободы, с учетом предыдущей судимости, не может быть признано несправедливым вследствие чрезмерной суровости.

Нарушений уголовно-процессуального закона, влекущих отмену приговора, не установлено.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Сахалинского областного суда от 29 сентября 2006 года в отношении Х. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 28 февраля 2007 г. N 64-О06-47


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.