Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2003 г. N 67-О02-53 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в совершении группой лиц убийства и кражи имущества с причинением значительного ущерба потерпевшему подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2003 г. N 67-О02-53

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 марта 2007 г. N 13-П07 приговор Новосибирского областного суда от 7 февраля 2002 г. и настоящее определение в отношении Г.М.В. и Г.А.В. изменены


Назначенное Г.М.В. и Г.А.В. наказание по п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ смягчить до 7 лет 6 месяцев лишения свободы каждому


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 27 февраля 2003 года кассационные жалобы осужденных П.С.В., Г.М.В., Г.А.В. и адвокатов С.Т.Ф., П. И.В. на приговор Новосибирского областного суда от 7 февраля 2002 года , по которому

П.С.В., родившийся 5 сентября 1983 года в г. Куйбышев Новосибирской области, несудимый

- осужден к лишению свободы:

по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ - на срок 9 лет, по ст. 158 ч. 2 п."г" УК РФ - на срок 3 года

По совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения на срок 9 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Г.М.В., родившийся 3 июня 1985 года в г. Куйбышеве Новосибирской области, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ на срок 8 лет в исправительной колонии общего режима.

Г.А.В., родившийся 27 июня 1983 года в г. Куйбышеве Новосибирской области, несудимый -

осужден по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ к лишению свободы на срок 8 лет 6 месяцев в исправительной колонии общего режима.

Постановлено взыскать в пользу С.Е.И. в возмещение расходов, связанных с похоронами С.: 14276 руб. солидарно с Г. и П., в возмещение ущерба от хищения магнитолы - 180 рублей с П. и в счет возмещения морального вреда с П.С.В. и Г.А.В. по 2000 рублей с каждого, с Г. - 10000 рублей.

Исковые требования С.Е.И. к П.С.В. о возмещении стоимости магнитолы признаны по праву с передачей на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Заслушав доклад судьи Е.Т.А. и мнение прокурора А.В.Н., полагавшего приговор оставить без изменения,

Судебная коллегия установила:

П., Г.М.В. и Г.А.В. признаны виновными в совершении группой лиц убийства С., 1983 года рождения, а П. и в совершении кражи имущества С. с причинением ему значительного ущерба.

Преступление совершено 11 июня 2001 года в гор. Куйбышеве при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В кассационных жалобах:

Адвокат С. в защиту П.С.В. просит его действия со ст. 105 ч. 2 п."ж" переквалифицировать на ст. 111 ч. 4 УК РФ, по ст. 158 ч. 2 п."г" УК РФ дело производством прекратить и наказание определить в минимальном размере.

Считает, что суд не принял во внимание показания подсудимых о том, что избивая потерпевшего они не предполагали, что от их действий может наступить смерть С., умыслом П. не охватывалось наступление смерти С. в результате утопления, поскольку он полагал, что он был мертв уже в саду на дороге.

Суд необоснованно отверг доводы П. о том, что он не совершал хищение магнитофона.

П. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, признал вину, положительно характеризуется, что надо учесть при назначении наказания.

Адвокат П. в защиту Г.М.В. просит об отмене приговора и прекращении производства по делу в отношении своего подзащитного.

Считает, что суд необоснованно как на доказательство сослался на показания осужденных, данных ими в ходе предварительного следствия.

Г.М. заявлял, что оговорил себя в результате физического воздействия, а далее пояснял, что в избиении С. участия не принимал.

П. также пояснял, что оговорил Г.М.

Заключение экспертизы не является доказательством, поскольку Г. пояснял, что данное телесное повреждение образовалось в результате того, что он споткнулся.

Из показаний свидетеля К. следует, что никаких особенностей у М. она не видела, хотя видела капли крови на ботинках П. и то, что Г.А. прихрамывал.

Судом должным образом не исследована личность Г.М.

Считает, что других доказательств вины Г.М. не имеется.

Осужденный Г.А.В. просит о смягчении наказания, вину признает, просит учесть, что мать его воспитывала одна, что он потерял здоровье за период следствия, сильно переживает о случившемся, не согласен с тем, что суд не учел его явку с повинной, данную им в первый же день после задержания, указывает, что в реке С. не топил, но не предотвратил этих действий, не знал, что потерпевший при утоплении был еще жив.

Осужденный Г.М.В. в основной и дополнительных жалобах указывает, что не принимал участия в избиении С., с приговором не согласен, считает, что заключение экспертов о наличии у него телесных повреждений не является доказательством его вины, не согласен с тем, что суд не взял во внимание показания его брата и П. о том, что он не участвовал в избиении потерпевшего, ссылается на незаконное воздействие на него сотрудников милиции, считает, что адвокат не оказывал ему надлежащей помощи, просит приговор отменить, направить дело на новое расследование с другим адвокатом.

Осужденный П. указывает, что умысла на убийство С. у него не было, Г.М. участия в преступлении не принимал.

Цели убить С. не было, все произошло стихийно и предварительного сговора не было, они предполагали, что С. умер от побоев и поэтому скинули его в воду, если бы знали, что он жив, что такого не сделали бы.

Не согласен с осуждением за кражу магнитофона, т.к. умысла украсть вещи и магнитофон у него не было. Просит пересмотреть приговор в смерти С. раскаивается, просит учесть, что Г.А. заболел тяжелой формой туберкулеза.

В возражениях потерпевшая просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражения на них, судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения кассационных жалоб.

Вывод суда о виновности всех осужденных в совершении преступлений при обстоятельствах изложенных в приговоре, соответствует материалам дела и подтвержден доказательствами, которые были исследованы в ходе судебного следствия и приведены в приговоре.

Из показаний осужденных, которые были даны ими в ходе предварительного следствия усматривается, что С. они избивали все втроем, били руками и ногами по телу и голове сначала в садовом домике, потом на улице, а когда он перестал сопротивляться, сняли с него одежду и отнесли к реке, где утопили, а затем приняли меры к сокрытию следов преступления.

О том, что в избиении С. участвовал Г.М.В. показывали и П. и Г.А.В. Суд обоснованно признал эти показания достоверными и указал, что у П. и Г. не было оснований оговаривать Г.М.в совершении преступления, поскольку П. с ним был дружен, а Г.А.В. является его братом.

Судом 1 инстанции были тщательно проверены доводы, приведенные в жалобах о том, что в ходе предварительного следствия к осужденным применялись незаконные методы ведения следствиям результате чего они вынуждены были оговорить себя.

Суд обоснованно оценил эти доводы критически, о чем привел подробные и мотивированные суждения в приговоре. У судебной коллегии нет оснований не согласиться с этими выводами суда.

Суд обоснованно указал, что всем осужденным в ходе предварительного следствия были разъяснены их процессуальные права, положения ст. 51 Конституции РФ, они были обеспечены защитой, допросы проводились в присутствии адвокатов, Г.М.В. был допрошен прокурором района, никаких заявлений о недозволенных методах ведения следствия, они не делали.

Доводы осужденного Г.М., его адвоката и утверждение П. о том, что Г.М. не принимал участия в избиении С. судебная коллегия не может признать обоснованными.

Согласно акту судебно-медицинской экспертизы, у Г.М. были обнаружены телесные повреждения, которые могли образоваться при ударах ногами о твердый предмет в срок соответствующий убийству С., при нанесении ударов руками и ногами в различные части тела потерпевшего: кровоподтеки 2, 3, 4 пальцев правой стопы.

Сам Г.М.В. при проведении экспертизы также пояснял, что он вместе с П. и Г.А.В. избивал С. ногами, а затем утопил его в реке вместе с другими осужденными, признавал это обстоятельство и при допросе в качестве подозреваемого.

Показания осужденных о фактических обстоятельствах дела, которые были даны ими в стадии предварительного следствия также свидетельствуют о том, что Г.М.В. участвовал в избиении С.

Показания всех осужденных в стадии предварительного следствия были исследованы в судебном заседании проанализированы в приговоре и им дана надлежащая оценка.

Доводы, изложенные в жалобах осужденных и защиты о том, что умысла на убийство С. у осужденных не было, судебная коллегия не может признать обоснованными, поскольку они опровергаются выводами судебно-медицинских экспертов о том, что С. незадолго до наступления смерти были причинены множественные телесные повреждения, в том числе повлекшие тяжкий вред здоровью, в основном когда он находился в горизонтальном положении и следовательно, не мог защищаться, и о том, что смерть его наступила от утопления, заявлением Г.М. о том, что после избиения С. П. предложил убить его, и они втроем отнесли С. к реке и утопили, причем П. притапливал голову потерпевшего, что свидетельствует об умысле на убийство.

Доводы П. об отсутствии у него умысла на хищение магнитолы опровергаются показаниями свидетеля К. о том, что 16 июня П. передал ей на хранение магнитолу, показаниями Г.М. о том, что П. забрал магнитолу, из "явки с повинной" П. усматривается, что он намеревался половину стоимости магнитолы при ее продаже забрать себе, что опровергает утверждение П. о том, что он взял магнитолу лишь на хранение.

Действия осужденных по ст. 105 ч. 2 п. "ж" УК РФ, а П. и по ст. 158 ч. 2 п. "г" УК РФ квалифицированы правильно.

Ссылка Г.М.В в жалобе на то, что адвокат надлежащим образом не осуществляла его защиту,не может быть признана убедительной.

Из дела видно, что адвокат П.И.В. осуществляла защиту интересов Г.М.В. как в ходе предварительного расследования так и в судебном заседании.

Отводов адвокату Г.М.В. не заявлял и жалоб на ненадлежащее оказание правовой помощи не подавал.

Данные о личности всех осужденных исследованы с достаточной полнотой, все данные, характеризующие осужденных, имеющиеся в материалах дела в ходе судебного заседания были исследованы.

В приговоре суда содержатся мотивированные суждения о том, почему заявления осужденных, именуемые "явки с повинной", на которую имеется ссылка в жалобе Г.А.В., не учитываются судом в качестве обстоятельства, предусмотренного ст. 62 УК РФ.

Наказание П., Г.М.В. и Г.А.В. назначено в соответствии с требованиями закона, с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, данных о личности и конкретных обстоятельств дела.

Оснований для смягчения наказаниям чем ставится вопрос в жалобах защиты и осужденных, не имеется.

В силу изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, Судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 7 февраля 2002 года в отношении П.С.В., Г.М.В. и Г.А.В. оставить без изменения, кассационные жалобы - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2003 г. N 67-О02-53


Текст определения официально опубликован не был


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 7 марта 2007 г. N 13-П07 приговор Новосибирского областного суда от 7 февраля 2002 г. и настоящее определение в отношении Г.М.В. и Г.А.В. изменены


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение