Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 89-Д06-29 Поскольку рукоятка автомата Калашникова не принадлежит к основным деталям огнестрельного оружия, то из приговора подлежит исключению осуждение за незаконный оборот оружия

Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 89-Д06-29


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по надзорной жалобе адвоката Х. о пересмотре приговора Ленинского районного суда города Тюмени от 19 января 2005 года, кассационного определения судебной коллегии Тюменского областного суда от 14 апреля 2005 года, постановления президиума Тюменского областного суда от 11 августа 2006 года.

По приговору Ленинского районного суда города Тюмени от 19 января 2005 года

П., родившийся 16 мая 1976 года в поселке.

Абатский Абатского района Тюменской области, несудимый,

- осужден к лишению свободы по:

ч. 1 ст. 30 и п.п. "а, б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на шесть лет;

п. "б" ч. 2 ст.228-1 УК РФ на семь лет;

ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на восемь лет;

ч. 1 ст. 222 УК РФ на два года.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ П.С.С. по совокупности преступлений П. назначено десять лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г., родившийся 05 июля 1970 года в г. Тюмени, несудимый,-

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 30 и п.п. "а, б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на шесть лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 14 апреля 2005 года приговор Ленинского районного суда города Тюмени от 19 января 2005 года оставлен без изменения.

Постановлением президиума Тюменского областного суда от 11 августа 2006 года приговор Ленинского районного суда города Тюмени от 19 января 2005 года и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Тюменского областного суда от 14 апреля 2005 года в отношении П. изменены:

исключено осуждение П. за незаконное приобретение основных частей, боеприпасов к огнестрельному оружию, взрывчатых веществ;

действия П.С.С. переквалифицированы с п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ.

Постановлено считать П.С.С. осужденным к лишению свободы:

- по ч. 1 ст. 30 и п.п. "а, б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 6 лет;

- по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ на 7 лет;

- по ч. 1 ст. 30 и п. "г" ч. 3 ст. 228-1 УК РФ на 8 лет;

- по ч. 1 ст. 222 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений П. назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 9 лет и 10 месяцев в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., изложившего обстоятельства уголовного дела, мотивы вынесения постановления о возбуждении надзорного производства, мнение прокурора В., полагавшего необходимым судебные решения изменить, исключить осуждение П. и Г. по п. "а" ч. 2 ст. 228-1, 30 ч. 1 УК РФ, исключить из приговора осуждение П. за незаконное хранение взрывчатых веществ и основной части к огнестрельному оружию, а в остальном надзорную жалобу отклонить, судебная коллегия установила:

С учетом внесенных в приговор изменений П. и Г. признаны виновными в совершении действий, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, а П. - и за действия, связанные с незаконным оборотом оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ, при следующих обстоятельствах.

15 июля 2004 года около 15 часов П. и Г. по предварительному сговору между собой совершили приготовление к сбыту наркотических средств в крупном размере. При этом П. передал Г. 4,42 грамма героина для дальнейшей реализации. Г. приехал на территорию гаражного кооператива "Янтарь" в г. Тюмени, однако реализовать умысел на сбыт наркотического средства не смог, так как был задержан сотрудниками Управления Федеральной службы по контролю за незаконным оборотом наркотических средств (УФСНК).

15 июля 2004 года около 21 часа П. совершил покушение на незаконный сбыт Г. 1,7 грамма героина, то есть наркотического средства в крупном размере.

В июле 2004 года П. незаконно приобрел и хранил в своей квартире с целью сбыта, то есть совершил приготовление к сбыту, 11,63 грамма героина, который был у него изъят 15 июля 2004 года в ходе обыска.

Кроме того, он также хранил в своей квартире боеприпасы к огнестрельному оружию, взрывчатые вещества и основную часть к огнестрельному оружию - рукоятку от автомата Калашникова.

В надзорной жалобе адвокат Х., просит судебные решения по делу отменить и передать дело на новое судебное рассмотрение, так как считает, что в основу приговора положены недопустимые доказательства. Полагает, что обыск в квартире, где проживал П., произведен с нарушением норм УПК РФ, так как в комнате осужденного обыск первоначально производился в отсутствии понятых, следователя, эксперта и хозяина квартиры. Указывает, что данный факт подтвержден показаниями свидетелей Ч., М., а также детализацией входящих и исходящих телефонных звонков, согласно которой из данной квартиры за некоторое время до начала обыска, был осуществлен звонок на номер руководства Тюменского УФСНК. Считает, что в ходе предварительного следствия Г. оговорил П., затем осужденный Г. от своих показаний отказался, но суд положил его показания в основу приговора.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Факт совершения П. и Г. приготовительных действий к сбыту наркотических средств, а также совершения П. покушения на сбыт наркотических средств Г. 15 июля 2004 года подтвержден доказательствами, исследованными в судебном заседании.

Из показаний свидетеля К.С.А. следует, что 15 июля 2004 года он приобрел у Г. 1 грамм героина и тот обещал привезти еще. В это время он был задержан работниками УФСНК, рассказал им, что Г. должен ему привезти наркотики. Когда тот приехал, он тоже был задержан, и у него были изъяты свертки с наркотиком.

Г. в ходе предварительного следствия подтвердил эти показания, уточнив, что героин он приобретал у П. При задержании у него было изъято 14 пакетиков героина. После этого он согласился оказать помощь работникам УФСНК по изобличению П., произвести у него проверочную закупку. Ему передали деньги, он созвонился с П., подъехал к его дому. П. сел к нему в машину, передал ему 6 свертков с героином. В момент передачи денег П. был задержан, деньги он бросил на пол машины (т. 2, л.д. 119-122, 133, 135).

Считать эти показания Г. оговором П. или не доверять им по другим причинам нет оснований. Они были даны Г. на допросах, проводившихся с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии защитника и подтверждены показаниями свидетелей К.С.А., П., Б.В.А., С.В.А., Б.С.Ш., Л., С.А.В., А. и К.А.И., протоколом личного обыска Г. (т. 1, л.д. 69-70), протоколом передачи денежных купюр Г. (т. 1, л.д. 83-85), протоколом осмотра места происшествия - автомобиля ГАЗ-31029, в ходе которого были изъяты эти купюры (т. 1, л.д. 96-100), протоколом выемки у Г. 6 свертков с порошкообразным веществом (т. 1, л.д. 109-110), заключениями экспертиз (т. 1, л.д. 155-156, 163-164), совокупностью других доказательств, изложенных в приговоре.

Правильно установив фактические обстоятельства совершения П. и Г. приготовительных действий к сбыту наркотических средств (4,42 грамма героина), суд, вместе с тем, дал им неверную правовую оценку как совершенных группой лиц по предварительному сговору.

В соответствии с ч. 2 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

Из показаний, данных в ходе предварительного следствия Г., следует, что он лишь приобретал у П. наркотическое средство, передавая за это деньги. Каких-либо данных о том, что между ними имелась договоренность о дальнейшем совместном сбыте этого наркотического средства, материалы дела не содержат.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные решения подлежат изменению, из них следует исключить осуждение П. и Г. по п. "а" ч. 2 ст. 228-1, 30 ч. 1 УК РФ.

Кроме того, переквалифицировав действия П. со сбыта наркотического средства (героина весом 1,7 грамма) на покушение на его сбыт, то есть, на уголовный закон о менее тяжком преступлении, президиум Тюменского областного суда не разрешил вопрос о снижении назначенного ему за это наказания.

По факту обнаружения 15 июля 2004 года по месту жительства П. 11,63 грамма героина его действия правильно квалифицированы как приготовление к незаконному сбыту наркотического средства в особо крупном размере.

В соответствии с ч. 1 ст. 30 УК РФ приготовлением к преступлению признаются приискание, изготовление или приспособление лицом средств или орудий совершения преступления, приискание соучастников преступления, сговор на совершение преступления либо иное умышленное создание условий для совершения преступления, если при этом преступление не было доведено до конца по не зависящим от этого лица обстоятельствам.

Из показаний осужденного Г., обоснованно признанных судом достоверными следует, что он, начиная с июня 2004 года, систематически приобретал у П. наркотическое средство - героин для себя и для других лиц, в частности, для К. 15 июля 2004 года он в течение дня приобретал у П. героин дважды.

При обыске в квартире П. были обнаружены наркотические средства в особо крупном размере, а также аптекарские весы и разновесы, которыми по роду деятельности никто из проживающих в квартире лиц не пользовался. Сам П. являлся работником милиции, наркотические средства не употреблял.

Дав правильную оценку имеющимся по делу доказательствам, суд пришел к обоснованному выводу о том, что П. приготовил наркотические средства и необходимые для их развешивания предметы, то есть средства совершения преступления, с целью дальнейшего сбыта наркотических средств.

Изложенные в надзорной жалобе адвоката Х. доводы о том, что протокол обыска является недопустимым доказательством, не могут быть признаны обоснованными.

То обстоятельство, что сотрудники УФСНК вошли в квартиру до того, как туда были приглашены понятые, само по себе не может свидетельствовать о незаконности произведенного обыска.

Законность производства обыска проверялась в судебном порядке.

При обыске присутствовал проживающий в этой квартире отчим П. - Ч., который протокол обыска подписал без каких-либо с его стороны замечаний, получил его копию (т. 1, л.д. 113-122). В ходе предварительного следствия он не отрицал, что все, что нашли в ходе обыска в квартире, принадлежит П. (т. 1, л.д. 46-49). Дальнейшим его показаниям судом дана надлежащая оценка с учетом того, что он является близким для П. человеком, и проживал с ним совместно.

Из показаний свидетеля М., участвовавшей при обыске в качестве понятой, следует, что, когда она и другой понятой вошли в квартиру, там находился Ч. и сотрудник Госнаркоконтроля, который сидел на стуле у двери и рассматривал фотоальбом. После этого в квартиру вошли еще несколько сотрудников Госнаркоконтроля. Следователь разъяснил Ч. и понятым их права, сообщил, что будет производиться обыск, так как П. задержан по подозрению в сбыте наркотиков. Ч. сказал, что он в комнату, где проживал П. не заходил, и не знает, что там находится. В комнате П. в ее присутствии были обнаружены ружье, патроны, детали оружия, деньги, аптечные весы и гирьки; в шкафу, в серванте и в кармане куртки были обнаружены какие-то свертки с веществом, было понятно, что в них находятся наркотики. На следующее утро Ч. приходил к ней, был расстроен, говорил, что не ожидал от Сергея такого, о незаконных действиях сотрудников Госнаркоконтроля не говорил.

Обстоятельства обыска подтвердили также свидетели Л., С., Р., Б. и Ж., не доверять показаниям которых, либо подозревать их в совершении незаконных действий, нет оснований.

В то же время действия П.С.С. квалифицированы как незаконное хранение основных частей к огнестрельному оружию и взрывчатых веществ без достаточных оснований.

В качестве основной части оружия в приговоре указана рукоятка автомата Калашникова, предметы же, относящиеся к взрывчатым веществам, не указаны.

Между тем, согласно постановлению Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 12 марта 2002 г. N 5 "О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств" при решении вопроса о наличии признаков составов преступлений, предусмотренных статьями 222-226 УК РФ, судам необходимо устанавливать, являются ли изъятые предметы оружием, его основными частями или комплектующими деталями, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, ответственность за незаконный оборот которых предусмотрена указанными статьями УК РФ.

Применительно к статьям 222-226 УК РФ под основными частями огнестрельного оружия следует понимать ствол, затвор, барабан, рамку, ствольную коробку, ударно-спусковой и запирающий механизмы. Рукоятка автомата Калашникова к их числу не принадлежит.

Таким образом, имеются основания для изменения квалификации содеянного П. в этой части. Из состоявшихся судебных решений следует исключить его осуждение за незаконное хранение взрывчатых веществ и основной части к огнестрельному оружию.

С учетом внесения изменений в состоявшиеся в отношении П. и Г. судебные решения подлежит снижению и назначенное им наказание,

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 407, 408 и 410 УПК РФ, судебная коллегия определила:

надзорную жалобу адвоката Х. удовлетворить частично.

Приговор Ленинского районного суда города Тюмени от 19 января 2005 года, кассационное определение судебной коллегии Тюменского областного суда от 14 апреля 2005 года, постановление президиума Тюменского областного суда от 11 августа 2006 года в отношении П. и Г. изменить, исключить их осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 228-1, 30 ч. 1 УК РФ.

По п. "б" ч. 2 ст. 228-1, 30 ч. 1 УК РФ назначить каждому из них наказание в виде пяти лет лишения свободы.

Исключить из приговора осуждение П.С.С. за незаконное хранение взрывчатых веществ и основной части к огнестрельному оружию.

Снизить назначенное П. наказание: по ст. 222 ч. 1 УК РФ до одного года лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и п. "б" ч. 2 ст. 228-1 УК РФ до шести лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 30 ч. 1, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ; 30 ч. 3, 228-1 ч. 2 п. "б" УК РФ; 30 ч. 1, 228-1 ч. 3 п. "г" УК РФ; 222 ч. 1 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно П. назначить наказание в виде восьми лет шести месяцев лишения свободы.

В остальной части состоявшиеся по делу судебные решения оставить без изменения, а надзорную жалобу адвоката Х. - без удовлетворения.


Надзорное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 27 февраля 2007 г. N 89-Д06-29


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.