Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2007 г. N 9-О06-66СП Суд исключил из приговора осуждение за умышленное уничтожение имущества и кражу и снизил наказание по совокупности за другие преступления, поскольку по данным деяниям истекли сроки давности уголовного преследования

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2007 г. N 9-О06-66СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела дело по кассационным жалобам осужденных П.А.Н., М.В.В., И.С.В., Г.Н.Р., Г.А.А. и С.А.И., адвоката К.А.С., защитников Г.Т.Ю. и М.Д.В. на приговор суда присяжных Нижегородского областного суда от 8 июня 2006 года, которым

П.А.Н., 20 августа 1974 года рождения, уроженец г. Нижнего Новгорода, не судимый, осужден 22.07.2005 года Нижегородскими областным судом по ст.ст. 33 ч. 3, 158 ч. 3 УК РФ (в ред. ФЗ N 133 от 31.10.2002 года) к 3 годам лишения свободы за преступление, совершенное 17.09.2003 года,

- осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на пятнадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на четырнадцать лет;

ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на десять лет;

ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на пять лет;

ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на одиннадцать лет;

ст. 167 ч. 1 УК РФ (в редакции Ф3 N 162 от 08.12.2003 г.) на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений П.А.Н назначено двадцать два года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно П.А.Н. назначено двадцать два года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

М.В.В., 11 июня 1962 года рождения, уроженец г. Горького, судимый: 15.12.1993 года Нижегородским районным судом г. Нижнего Новгорода по ст.ст. 218-1 ч. 3, 17, 194, 206 ч. 2, 218 ч. 1, 218 ч. 2, 17, 218 ч. 2 УК РСФСР, на основании ст. 40 УК РСФСР к 6 годам лишения свободы, постановлением Камышловского районного суда Свердловской области от 19.05.1997 года приговор приведен в соответствие с действующим законом его действия переквалифицированы на ч. 1 ст. 213 УК РФ, ст. 222 ч. 1 УК РФ. На основании ст. 40 УК РСФСР наказание назначено 6 лет лишения свободы, освобожден 02.11.1998 года по отбытии наказания;

осужден 22.07.2005 года Нижегородский областным судом по ч. 1 ст. 209 УК РФ (в ред. ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.), ч. 3 ст. 309 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.), п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.), ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, е, ж, з" УК РФ (в ред. ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.), ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 223, ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 222 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ N 92 от 25.06.1998 г.) к 20 годам лишения свободы, за преступления, совершенные в период с начала 2003 года по 16 декабря 2003 года), - осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на пятнадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на пятнадцать лет;

ст. 167 ч. 1 УК РФ (в редакции Ф3 N 162 от 08.12.2003 г.) на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений М.В.В. назначено двадцать два года лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно М.В.В. назначено двадцать два года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

И.С.В., родившийся 20 января 1966 года в г. Горький, несудимый, - осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на одиннадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на одиннадцать лет;

ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на восемь лет;

ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на три года шесть месяцев;

ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на одиннадцать лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений И.С.В. назначено девятнадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г.Н.Р., 4 июля 1960 года рождения, уроженец г. Горького, судимый 22.08.1986 года Канавинским районным судом г. Н. Новгорода по ст.ст. 146 ч. 2 п.п. "а, б, д", 117 ч. 3, 117 ч. 2, 89 ч. 3, 15, 89 ч. 3, 89 ч. 2, 145 ч. 3, 145 ч. 2, 144 ч. 3, 144 ч. 2, 206 ч. 2, 211 ч. 2, 218 ч. 1, 96 ч. 3, 190 УК РСФСР к 15 годам лишения свободы; постановлением судьи Тагилстроевского райсуда г. Нижнего Тагила от 10.06.1997 года приговор приведен в соответствие с действующим законом: его действия переквалифицированы на ст. 162 ч. 2 п.п. "а, в, г" УК РФ; ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в, г" УК РФ; ст.ст. 30, ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ; ст. 161 ч. 2 п.п. "а, б, в, г, д" УК РФ; ст. 131 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ; ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ; ст. 264 ч. 1 УК РФ; ст. 222 ч. 1 УК РФ; ст.ст. 190, 96 ч. 3 УК РСФСР - исключены. На основании ст. 40 УК РСФСР назначено 12 лет лишения свободы, освобожден 08.10.1997 года по отбытии наказания;

осужден 22.07.2005 года Нижегородским областным судом по

ч. 1 ст. 209 УК РФ (в ред. ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.), ч. 3 ст. 309 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.), п.п. "а, в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в ред. ФЗ N 63 от 13.06.1996 г.), ст.ст. 30 ч. 3, 105 ч. 2 п.п. "а, е, ж, з" УК РФ (в ред. ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.), ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 223, ст. 33 ч.ч. 4, 5, ст. 222 ч. 4 УК РФ (в ред. ФЗ N 92 от 25.06.1998 г.) к 18 годам лишения свободы, за преступления, совершенные в период с начала 2003 года по 16 декабря 2003 года),

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на двенадцать лет;

ст. 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ (в редакции ФЗ N 63 от 13.06.1996 года) на четырнадцать лет;

ст. 167 ч. 1 УК РФ (в редакции Ф3 N 162 от 08.12.2003 года) на два года.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Г.Н.Р. назначено двадцать лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений, окончательно Г.Н.Р. назначено двадцать два года шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Г.А.А., 29 июня 1975 года рождения, уроженец г. Горького, судимый 16.10.2000 года Советским районным судом г. Н. Новгорода по п.п. "а, б" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 годам лишения свободы, освобожден 22.01.2003 года условно-досрочно на 2 года 8 месяцев 5 дней,-

осужден к лишению свободы по:

ст. 209 ч. 2 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на восемь лет;

ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на восемь лет.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений Г.А.А. назначено десять лет лишения свободы.

В соответствии со ст. 70 РФ по совокупности приговоров окончательно Г.А.А. назначено одиннадцать лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С.А.И., 10 мая 1968 г. рождения, уроженец с. Казыевка Лысковского района Горьковской области, несудимый, - осужден к лишению свободы по:

ст.ст. 162 ч. 3, 64 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на четыре года;

ст. 222 ч. 1 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 года) на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений С.А.И. назначено четыре года один месяц лишения свободы.

По этому же делу осужден Е.Н.Ю., приговор в отношении которого на обжалован.

Постановлено взыскать в счет возмещения материального ущерба солидарно:

с П.А.Н., М.В.В., Г.Н.Р. и И.С.В. в пользу П.Е.В. 82100 рублей, в пользу Р. 5200 рублей, в пользу Ш.С.И. 210000 рублей;

с П.А.Н., М.В.В. и Г.Н.Р. в пользу Отдела здравоохранения администрации города Нижнего Новгорода 657700 рублей, в пользу Л.А.В. 75000 рублей;

с П.А.Н. и М.В.В. в пользу М.В.Г. 1 800 000 рублей, в пользу Ф. 415 000 рублей, в пользу Нижегородского государственного университета 2 135 981 рубль;

с П.А.Н., И.С.В., Г.А.А., С.А.И., Е.Н.Ю. в пользу Е.А.В. 50 000 рублей, в пользу Г.М.Г. 381 000 рублей;

с П.А.Н. и И.С.В. в пользу Б.О.А. 161 149 рублей 20 копеек.

Постановлено взыскать в счет причиненного материального ущерба: с П.А.Н. в пользу С.Ю.И. 18512 рублей 95 копеек, с М.В.В. в пользу Департамента финансов и налоговой политики администрации г. Н. Новгорода 5340 рублей 16 копеек;

Постановлено взыскать в пользу Л.О.А. в счет возмещения материального ущерба 9500 рублей солидарно с М.В.В. и П.А.Н., в счет компенсации морального вреда с М.В.В. 20000 рублей, с П.А.Н. 10000 рублей.

Имущество, приобретенное П.А.Н. на деньги, добытые преступным путем, - автомойку, на которую наложен арест, постановлено реализовать через Службу судебных приставов. Деньги, полученные от реализации, обратить в счет погашения материального ущерба, причиненного Отделу здравоохранения администрации города Нижнего Новгорода и Л.А.В.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Ч., выслушав осужденных П.А.Н., М.В.В. и Г.Н.Р., защитников К.С.В., Б.В.М., С.А.И. и М.Д.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора Л.Н.В., полагавшей необходимым приговор в отношении П.А.Н., М.В.В., Г.Н.Р. и И.С.В. изменить, освободить их от наказания, назначенного по ст.ст. 167 ч. 1 и 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ в связи с истечением сроков давности уголовного преследования, снизить назначенное им наказание по совокупности преступлений, а в остальном оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

судом с участием присяжных заседателей осужденные признаны виновными в совершении следующих преступлений:

П.А.Н. и М.В.В. - в создании банды и руководстве ею; И.С.В., Г.Н.Р. и Г.А.А. - в участии в банде и в совершаемых ею нападениях.

Все они признаны виновными в совершении разбойных нападений, в том числе, в составе организованной группы.

С.А.И. и Е.Н.Ю. признаны виновными в совершении разбойного нападения, С.А.И., кроме того, в незаконном хранении боеприпасов и взрывных устройств.

Преступления совершены в период со 2 ноября 1998 года по апрель 2004 года на территории Нижегородской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

П.А.Н., М.В.В. и Г.Н.Р. признаны виновными также в умышленном уничтожении чужого имущества (27 декабря 1999 года), П.А.Н. и И.С.В., кроме того, в совершении кражи чужого имущества (5 сентября 1998 года), П.А.Н. - в совершении кражи чужого имущества (в начале марта 1998 года).

В кассационных жалобах и дополнениях к ним:

осужденный П.А.Н. просит приговор отменить с направлением дела на новое рассмотрение, указывая на то, что оно было рассмотрено с нарушениями уголовно-процессуального закона. Коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением ст. 328 УПК РФ. Заявления кандидатов в присяжные заседатели о невозможности участия в судебном заседании разрешались без выслушивания мнения подсудимых. Кандидаты в присяжные заседатели, освобожденные от участия в суде, не были удалены из зала судебного заседания. Подсудимые были лишены права задавать вопросы кандидатам в присяжные заседатели, и не могли подать мотивированные ходатайства об их отводе. Эти нарушения не позволили сформировать объективную коллегию присяжных заседателей. В число основных присяжных заседателей была включена Б.И.С., которая пояснила, что она плохо слышит, ранее была народным заседателем. В одном кандидате в присяжные адвокат Ш. узнала работника налоговой полиции П., который это скрыл. В состав присяжных заседателей вошло десять женщин и только двое мужчин. Вследствие особенностей данного дела, где фигурировали разбои, оружие, машины, травмы людей, данный состав коллегии присяжных не мог принять объективное решение. Однако ходатайство защиты о роспуске коллегии ввиду ее тенденциозности было необоснованно отклонено. Судом было отказано стороне защиты в вызове свидетелей, были исследованы недопустимые доказательства. Во время предварительного следствия он, в нарушение закона, содержался в исправительной колонии N 7. Там он подвергался насилию со стороны осужденных К., М. и З., которые заставили его сделать явку с повинной. 20 августа 2004 года комиссия врачей зафиксировала наличие у него побоев и увечий, которых при поступлении в колонию не было. Перед следственным экспериментом его подвергали избиению, сами следственные эксперименты были проведены в отсутствии понятых. В суде одна мнимая понятая сообщила, что второй понятой работает в ОРБ сантехником. Судом были оглашены показания свидетеля Б., который оговорил его, однако в вызове его в суд было отказано. Показания потерпевшего Л. о том, что нападавшие были в масках из капроновых чулок, опровергаются показаниями свидетеля Г. о том, что они были в вязаных масках. Потерпевшая Щ. дала противоречивые показания, в суде опознала его, хотя на следствии описывала другие приметы нападавшего. Нет доказательств причастности его и к другим преступлениям. Судом было нарушено право подсудимых на защиту, так как он, М. и Г. необоснованно были удалены из зала судебного заседания. Он осужден и за те преступления, срок давности по которым уже истек (ст. 158 ч. 2, 167 ч. 1 УК РФ);

адвокат К.А.С. просит приговор в отношении П.А.Н. отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что судом был нарушен уголовно-процессуальный закон. Коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением закона, без учета мнения подсудимых. Суд необоснованно признал, что автомойка, принадлежащая П.Н.Я. была приобретена П.А.Н. на деньги, добытые преступным путем, и подлежит реализации в счет возмещения ущерба. Однако автомойка была приобретена П.Н.Я. по договору купли-продажи на свои деньги;

осужденный М.В.В.. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что в суде было нарушено его право на защиту, он необоснованно был удален из зала судебного заседания и лишен возможности участвовать в судебных прениях. Он был лишен права присутствовать при предварительном отборе присяжных. Коллегия присяжных заседателей была сформирована с нарушением закона. Ходатайство о ее роспуске по причине тенденциозности было отклонено. Суд необоснованно отказал в допуске к участию в деле К.Н.И. в качестве его защитника, о приобщении к материалам дела статей в областных газетах, где подсудимых называли бандитами. Действиями председательствующей судьи в зале руководил заместитель председателя Нижегородского областного суда П. Ему было отказано в ознакомлении с частями протокола судебного заседания по мере их изготовления. Во время оглашения вердикта он узнал в составе коллегии присяжных женщину, работавшую в УВД Горьковской области в 80-х-90-х годах, а также сотрудницу паспортно-визовой службы, о чем заявил судье. Присяжные были удалены из зала, был объявлен перерыв. После этого судья заявила, что он указал на присяжную под N 6 А., хотя он в этом не уверен, но его ходатайство о том, чтобы ему предъявили присяжную для опознания было отклонено. Представленной в суд справке ГУВД о том, что А. там не работала доверять нельзя, так как ГУВД заинтересовано в исходе дела, а полные данные на эту присяжную ему представлены не были;

осужденный И.С.В. и его защитник М.Д.В. просят приговор в отношении И.С.В. отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что как на предварительном следствии, так и в судебном заседании имели место процессуальные нарушения. После задержания И.С.В. был подвергнут избиению сотрудниками милиции, вынужденно написал явку с повинной, от которой в суде отказался. В деле имеется заключение эксперта о наличии у него телесных повреждений. Затем он незаконно был отправлен в исправительную колонию 62/14 со ссылкой на то, что он оказывает давление на других лиц, проходивших по делу, но он этого не делал. 21 июля 2004 г. он был этапирован в колонию, помещен в штрафной изолятор, а затем переведен в отряд осужденных, которые путем избиения оказывали на него давление, и он вынужден был оговорить себя и других. Это подтвердил очевидец К. Затем его возили по местам совершения преступлений, где он под психическим и физическим воздействием признался в преступлениях, которые не совершал. В деле нет никаких доказательств виновности И. У И.С.В. сменилось несколько адвокатов. В суде он отказался от адвоката Ш.Н.В., которая была близкой знакомой по работе с государственным обвинителем В., но его ходатайство было необоснованно отклонено. И.С.В. назначено чрезмерно суровое наказание, хотя суд и сослался на ст. 62 УК РФ;

осужденный Г.Н.Р. просит приговор отменить с прекращением дела, указывая на то, что в ходе рассмотрения дела было допущено множество нарушений уголовно-процессуального закона, приведенных в кассационных жалобах осужденных П. и М., все они были лишены права выступить в судебных прениях, принять участие в формулировке вопросов перед присяжными заседателями. Вопросный лист составлен с нарушением закона, в нем не поставлены вопросы о незаконности завладения имуществом и о незаконности проникновения в помещение. Кроме того, указывает, что при обсуждении вопросов в совещательной комнате голосования присяжных заседателей не было;

защитник Г.Т.Ю. просит приговор в отношении Г.Н.Р. отменить с направлением дела на новое судебное рассмотрение, указывая на то, что судом были исследованы недопустимые доказательства. Опознание Г. проводилось по фотографии, хотя в период предварительного следствия он находился под стражей. П. оговорил Г. под давлением со стороны органов следствия. Г. незаконно был удален из зала судебного заседания. Его ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания по мере изготовления его частей были незаконно отклонены. Судом не были приняты во внимание явные противоречия в показаниях потерпевших Ш. и П., оценки их показаниям не дано. В напутственном слове судья заявила, что презумпция невиновности на подсудимых не распространяется, чтобы присяжные не принимали во внимание позицию защиты. Она же произнесла фразу: "...я надеюсь, вы меня не подведете, ведь я же не обратила внимания на некоторые белые пятна в вашей биографии, при вашем отборе";

осужденный Г.А.А. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что по делу был нарушен уголовный и уголовно-процессуальный закон. Подсудимым не были представлены списки кандидатов в присяжные заседатели с указанием их номеров, не была представлена информация о них. Опознание пистолета потерпевшим О. было проведено с нарушением закона, на опознание были представлены предметы разные по цвету, размеру и маркировке. Он необоснованно признан участником банды, так как с сентября 1999 по январь 2003 года находился в изоляции от общества. В нападении на сторожа О. он участия не принимал, его алиби подтвердила в суде свидетель К.Ж.Н.;

осужденный С.А.И. выражает несогласие с приговором, указывая на то, что разбойного нападения он не совершал. Он планировал участвовать в краже, но, когда сработала сигнализация, покинул место происшествия. Полагает, что его действия могут быть расценены лишь как покушение на кражу. Просит учесть, что в содеянном он раскаялся, сотрудничал со следствием, присяжные признали его заслуживающим снисхождения.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель В., осужденный Е.Н.Ю. просят оставить их без удовлетворения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб и возражений, судебная коллегия приходит к следующим выводам.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности всех осужденных, основанном на всестороннем и полном исследовании материалов дела и отвечает требованиям закона, определяющим изъятия при постановлении приговора с участием присяжных заседателей.

В соответствии с уголовно-процессуальным законом, вопреки доводам, содержащимся в кассационных жалобах, председательствующий, постановляя приговор на основании обвинительного вердикта коллегии присяжных заседателей, в описательно-мотивировочной части приговора правильно указал лишь преступное деяние, в котором подсудимые признаны виновными, и квалификацию содеянного. Указания в приговоре о подтверждении выводов суда собранными в судебном заседании доказательствам, об учете тех или иных доказательств, по каким основаниям суд принял одни и отверг другие доказательства, не требуется.

Процессуальные особенности и юридические последствия рассмотрения дела с участием присяжных заседателей, предусмотренные главами 42, 43 и 45 УПК РФ всем осужденным разъяснялись в полном объеме, и на предварительном слушании дела они настаивали на рассмотрении дела по указанным правилам.

В соответствии со ст. 379 УПК РФ несоответствие выводов суда фактическим обстоятельствам дела не является основанием для отмены или изменения судебных решений, вынесенных с участием присяжных заседателей.

По этим причинам не могут быть признаны обоснованными содержащиеся в кассационных жалобах доводы о недоказанности виновности осужденных, поскольку их виновность в совершении указанных в приговоре действий установлена вердиктом присяжных заседателей на основе исследованных ими доказательств.

Содержащиеся в кассационных жалобах доводы о том, что в ходе судебного разбирательства были допущены нарушения уголовно-процессуального закона, влекущие за собой необходимость отмены приговора, опровергаются материалами дела.

Отбор присяжных заседателей был проведен с соблюдением требований закона.

В соответствии со ст. 326 УПК РФ после назначения судебного заседания по распоряжению председательствующего секретарь судебного заседания или помощник судьи производит отбор кандидатов в присяжные заседатели из находящихся в суде общего и запасного списков путем случайной выборки.

По завершении отбора кандидатов в присяжные заседатели для участия в рассмотрении уголовного дела составляется предварительный список с указанием их фамилий, имен, отчеств и домашних адресов, который подписывается секретарем судебного заседания или помощником судьи, составившим данный список.

Участие подсудимых и других участников процесса в составлении предварительного списка присяжных заседателей законом не предусмотрено.

Сторонам были вручены предварительные списки кандидатов в присяжные заседатели.

При отборе кандидат П.В.В. заявил, что он лично знаком с адвокатом Ш.Н.В., ранее работал в Федеральной службе налоговой полиции, что может помешать ему в отправлении правосудия. Постановлением председательствующего он был исключен из этого списка (т. 21, л.д. 41).

Кандидат в присяжные заседатели Б.И.С. правдиво ответила, что ранее участвовала в судебных заседаниях в качестве народного заседателя. Затем она сообщила, что у нее слабый слух.

После формирования коллегии присяжных заседателей, но до перехода к исследованию доказательств ходатайство подсудимого П. об отводе присяжного заседателя Б.И.С., с учетом ее нежелания участвовать в судебном заседании, было удовлетворено (т. 19, л.д. 112-113). Была произведена ее замена на запасного присяжного заседателя.

Таким образом, П.В.В. не был включен в состав коллегии присяжных заседателей, а Б.И.С. была исключена из ее состава, и не принимала участия в вынесении вердикта.

Ряд кандидатов в присяжные заседатели были исключены из списков в связи с ответами на вопросы и заявлениями о невозможности участвовать в судебном заседании. Все они были вычеркнуты из списков сторон после выслушивания их мнений.

После этого председательствующий предложил сторонам задать кандидатам вопросы, связанные с выяснением обстоятельств, препятствующих участию в деле, чтобы воспользоваться правом мотивированного отвода. От подсудимых, их адвокатов и защитников вопросов не поступило.

После вопросов государственного обвинителя был объявлен перерыв для подготовки сторонами мотивированных отводов. После перерыва кандидаты, чьи самоотводы были удовлетворены, в зал судебного заседания не вернулись (т. 21, л.д. 56).

Было заявлены письменные мотивированные отводы: по 5 стороной обвинения и стороной защиты. Один отвод со стороны защиты был удовлетворен.

После этого был объявлен перерыв для доведения до сведения подсудимых и потерпевших о результатах рассмотрения мотивированных отводов и для согласования немотивированных отводов. Был предоставлен список оставшихся кандидатов, разъяснено, что вычеркнутые из списков кандидаты не участвуют в дальнейшем отборе.

Затем по ходатайству подсудимого М. не участвующие в дальнейшем отборе кандидаты пересели на отдельные скамьи (л.д. 63).

М. потребовал, чтобы каждый кандидат встал и представился, чтобы задать вопросы. Ему было разъяснено, что стадия вопросов прошла. С согласия подсудимых защитники, а также сторона обвинения передали списки с вычеркнутыми кандидатами в порядке немотивированных отводов (т. 19, л.д. 93-95). В этом порядке было отведено 3 кандидата.

Таким образом, коллегия присяжных заседателей была отобрана в полном соответствии с требованиями закона. В обсуждении кандидатов принимали участие, как сторона обвинения, так и сторона защиты. Стороне защиты была обеспечена возможность согласовать позицию между адвокатами, защитниками и подсудимыми при отборе коллегии. Сторонам были сообщены необходимые данные о кандидатах в присяжные заседатели, обеспечена возможность задать им вопросы на отведенной для этого стадии. Поэтому содержащиеся в кассационных жалобах осужденных доводы о "законспирированное# " кандидатов являются несостоятельными.

То обстоятельство, что часть кандидатов в присяжные заседатели после удовлетворения их самоотводов и отводов не были удалены из зала судебного заседания, а пересели на отдельные скамьи, не нарушило право сторон на участие в дальнейшем отборе, на заявление мотивированных и немотивированных отводов.

Не могут быть признаны обоснованными и изложенные в кассационных жалобах доводы о тенденциозности сформированной коллегии присяжных заседателей.

Подсудимым М. было заявлено ходатайство о роспуске коллегии присяжных ввиду тенденциозности на том основании, что большинство в ней составляют женщины, поддержанное подсудимыми Г., П., И. и Г. Оно разрешено в соответствии с законом путем вынесения постановления в совещательной комнате (т. 19, л.д. 96-97).

По смыслу закона под тенденциозностью состава коллегии присяжных заседателей понимаются случаи, когда имеются основания полагать, что образованная по конкретному уголовному делу коллегия не способна всесторонне и объективно оценить обстоятельства рассматриваемого уголовного дела и вынести справедливый вердикт.

Предъявленное подсудимым обвинение не было связано с взаимоотношениями полов, не было и других оснований для признания коллегии присяжных заседателей тенденциозной по своему составу. Поэтому оснований признать принятое судьей решение по указанному ходатайству незаконным не имеется.

Являются необоснованными и содержащиеся в кассационной жалобе осужденного М. доводы о том, что входившая в состав коллегии присяжных заседателей А. ранее работала в органах внутренних дел и скрыла это. На запрос суда о том, работала ли, либо работает в ГУВД Нижегородской области в период с 1980 года по настоящее время А., был получен ответ, что А. по учетам управления кадров ГУВД Нижегородской области не значится (т. 21, л.д. 2-5).

Удаление подсудимых М., П. и Г. из зала судебного заседания было произведено с соблюдением требований закона.

В соответствии со ст. 258 УПК РФ при нарушении порядка в судебном заседании, неподчинении распоряжениям председательствующего или судебного пристава лицо, присутствующее в зале судебного заседания, предупреждается о недопустимости такого поведения, либо удаляется из зала судебного заседания. Подсудимый может быть удален из зала судебного заседания до окончания прений сторон. При этом ему должно быть предоставлено право на последнее слово.

Как видно из протокола судебного заседания, подсудимые М., Г. и П. систематически нарушали порядок в судебном заседании, не подчинялись распоряжениям председательствующего, пытались оказать незаконное воздействие на присяжных заседателей, сообщая сведения, которые не могут быть исследованы в их присутствии. При этом председательствующим М. было сделано 21 замечание, П. - 18 и Г. - 9.

После этого они обоснованно были удалены из зала судебного заседания до окончания судебных прений. По ходатайству П. ему была предоставлена возможность дать показания. Впоследствии, в соответствии с законом, каждому из них было предоставлено право выступить перед присяжными заседателями с последним словом.

Однако при оглашении вопросного листа и в ходе напутственного слова председательствующего М., П. и Г. вновь стали нарушать порядок в судебном заседании, были удалены до оглашения вердикта, после чего приняли участие в судебном заседании.

Не могут быть признаны необоснованными и доводы осужденных И. и П. о нарушении судом их права на защиту.

Защиту И.С.В. в судебном заседании осуществляла адвокат Ш.Н.В. по соглашению. И.С.В. в судебном заседании заявил отказ от защитника, ссылаясь на то, что адвокат не разделяет его позицию. При этом он заявил, что средств на заключение договора с другим адвокатом у него нет.

Установив отсутствие каких-либо данных, подтверждающих то, что адвокат не разделяет позицию подсудимого, а также обстоятельств, препятствующих участию данного адвоката в деле, суд отказал в отводе защитника и постановил отнести оплату его труда за счет средств федерального бюджета (т. 19, л.д. 141-142). Впоследствии, с согласия И.С.В., для его защиты была назначена адвокат М.И.В. (т. 22, л.д. 311). Кроме того, в течение всего судебного заседания интересы И.С.В. представлял защитник М.Д.В.

Судом было рассмотрено ходатайство М.В.В. о допуске к участию в деле его знакомого К.Н.И. в качестве защитника наряду с адвокатом.

В соответствии со ст. 49 ч. 1 УПК РФ по определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый.

Как видно из материалов дела, К.Н.И. юридического образования не имеет, близким родственником М.В.В. не является, имеет судимость, в 2005 году освободился из мест лишения свободы.

При таких обстоятельствах суд обоснованно ходатайство о допуске К.Н.И. к участию в деле в качестве защитника отклонил.

Доводы о том, что судом в присутствии присяжных заседателей были исследованы недопустимые доказательства, также не соответствуют материалам дела.

По постановлению следователя от 6 августа 2004 года содержащиеся под стражей П.А.Н. и И.С.В. были переведены, соответственно, в учреждение У3-62/7 и УЗ-62/14 ГУ ФСИН России по Нижегородской области в помещения, функционирующие в режиме следственного изолятора.

Данный перевод был произведен на основании ст. 10 ч. 2 Федерального Закона РФ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений" и Приказа МЮ РФ N 212 от 30 июня 1999 года "Об утверждении перечня исправительных учреждений, на территории которых созданы помещения, функционирующие в режиме следственных изоляторов".

Доводы П. и И. о применении к ним насилия в указанных учреждениях с целью понуждения к самооговору тщательно проверялись как в ходе предварительного следствия, так и судом в соответствии с законом, в отсутствии присяжных заседателей.

В результате прокурорской проверки было установлено, что во время содержания П. и И. в указанных исправительных учреждениях насилия к ним не применялось. По их заявлениям было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела (т. 14, л.д. 216-217).

В ходе проверки, в частности, были опрошены осужденные К. и К., которые, по утверждению П., применяли к нему насилие, и о вызове которых он просил в судебном заседании. Они эти утверждения категорически отрицали.

Допрошенный в судебном заседании по инициативе стороны защиты свидетель К.И.В., в частности, показал, что И. часто уводили из отряда, с его слов, сотрудники милиции. Однако после возвращения телесных повреждений он у него не видел.

Зафиксированные у П. телесные повреждения в медицинской справке от 8 июня 2004 года образовались в результате применения к нему физической силы и специальных средств для преодоления его сопротивления при задержании (т. 14, л.д. 212).

Доводы осужденного П., что следы побоев, переломы пальцев рук были зафиксированы у него при проведении экспертизы 20 августа 2004 года, опровергаются материалами дела.

20 августа 2004 года в отношении П. проводилась судебно-психиатрическая экспертиза. Председатель комиссии М.Г.В. в ходе прокурорской проверки сообщила, что свежих следов побоев и переломов рук у П. не было. В заключении экспертизы указано наличие у него на боковой поверхности грудной клетки и области спины следы порезов, происхождения которых он не называет ("не помнит"), а также множественные потертости на ладонных поверхностях верхних конечностей, левой плечевой поверхности ("от занятий на спортивных снарядах"). У него были обнаружены клинические признаки отдаленных последствий закрытой черепно-мозговой травмы (полученной в возрасте до 19 лет). В отношении инкриминируемых ему деяний признан вменяемым (т. 13, л.д. 202-203).

И. во время содержания его под стражей проходил наблюдение и лечение по поводу имевшихся у него заболеваний, однако наличия у него следов побоев не фиксировалось. Жалоб врачам на полученные побои ни он, ни И. не предъявляли.

Как видно из материалов дела, показания в ходе предварительного следствия осужденными П. и И., в том числе, на очных ставках между собой и с другими осужденными, были даны на допросах, проводившихся с соблюдением требований уголовно-процессуального закона, в присутствии их защитников.

Судом были в соответствии с законом рассмотрены ходатайства осужденных П., И. и М. а и их защитников о признании недопустимыми доказательствами показаний, данных ими в ходе предварительного следствия, о чем вынесено мотивированное постановление (т. 19, л.д. 226-237).

Показания, данные в ходе предварительного следствия, свидетелем Б.А.В. были исследованы в судебном заседании с соблюдением требований ст. 281 УПК РФ. Как видно из представленной суду медицинской справки, Б.А.В. находился на стационарном лечении. По состоянию здоровья он не мог быть доставлен в суд. В своем заявлении, адресованном в суд, он сообщил, что полностью подтверждает свои показания и просит их огласить в судебном заседании (т. 19, л.д. 252-253).

Изложенные в кассационной жалобе осужденного Г.А.А. доводы о недопустимости опознания потерпевшим О. пистолета также не могут быть признаны обоснованными. Из протокола опознания (т. 6, л.д. 145-146) видно, что для опознания были представлены однородные предметы - три пистолета серого цвета. Потерпевший указал на один из них, пояснив, по каким признакам он его опознает.

Доводы защитника Г.Т.Ю. о том, что опознание Г.Н.Р. проводилось по фотографии, хотя в период предварительного следствия он находился под стражей, также являются необоснованными. Как видно из материалов дела, опознание Г.Н.Р. обвиняемым И.С.В. по фотографии производилось 16 декабря 2004 года (т. 9, л.д. 107-109), тогда как заключен под стражу он был 29 декабря 2004 года (т. 9, л.д. 80).

М. судом было обоснованно отказано в приобщении к материалам дела статей в областных газетах, касающихся обстоятельств данного дела, поскольку публикации в прессе доказательствами по данному делу не являются.

Таким образом, данных о том, что в судебном заседании исследовались недопустимые доказательства, или сторонам было отказано в представлении доказательств, подлежащих исследованию с участием присяжных заседателей, не установлено.

Вопросный лист соответствует требованиям ст. 339 УПК РФ. Каких-либо доводов, ставящих под сомнение правильность поставленных перед коллегией присяжных заседателей вопросов, кассационные жалобы не содержат. Вопреки содержащимся в кассационной жалобе осужденного Г.Н.Р. доводам, он и все другие осужденные приняли участие в обсуждении вопросного листа (т. 22, л.д. 43-48).

Исправления в вопросе N 53 надлежащим образом удостоверены председательствующим.

Доводы осужденного Г.Н.Р. о том, что перед присяжными не были поставлены вопросы о незаконности проникновения обвиняемых в помещение и о незаконности завладения имуществом при совершении разбойных нападений являются необоснованными, так как в соответствии со ст. 339 ч. 4 в вопросном листе не могут ставиться вопросы, требующие юридической оценки.

Содержание напутственного слова председательствующего соответствует требованиям ст. 340 УПК РФ.

Содержащиеся в кассационной жалобе защитника Г.Т.Ю. утверждения о том, что в напутственном слове судья заявила, что презумпция невиновности на подсудимых не распространяется, чтобы присяжные не принимали во внимание позицию защиты, произнесла фразу: "...я надеюсь, вы меня не подведете, ведь я же не обратила внимания на некоторые белые пятна в вашей биографии, при вашем отборе", опровергаются текстом имеющегося в материалах дела напутственного слова (т. 20, л.д. 67-119).

Ни от кого из участников процесса, в том числе и от защитника Г.Т.Ю., возражений в связи с содержанием напутственного слова председательствующего не поступило (т. 22, л.д. 51).

Вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт соответствует требованиям ст. 343 УПК РФ.

Доводы осужденного Г.Н.Р. о том, что при обсуждении вопросов в совещательной комнате голосования присяжных заседателей не было, опровергаются текстом вопросного листа, подписанного старшиной коллегии присяжных заседателей, в котором зафиксированы результаты голосования по каждому из поставленных вопросов (т. 22, л.д. 118-180).

То обстоятельство, что в вопросном листе присяжные заседатели указали, что решение принято "единогласно", тогда как в соответствии со ст. 343 ч. 1 УК РФ решение может быть принято "единодушно", не может служить основанием к отмене приговора. Несмотря на указанное нарушение, вынесенный коллегией присяжных заседателей вердикт является ясным и непротиворечивым.

При обстоятельствах, установленных вердиктом присяжных заседателей, действия каждого из осужденных председательствующим квалифицированы правильно.

Изложенные в кассационных жалобе осужденного С. доводы о том, что в его действиях имеются лишь признаки покушения на кражу, а не разбой, являются несостоятельными.

Как видно из материалов дела, на поставленные перед присяжными заседателями вопросы по данному эпизоду в целом и в отношении каждого из осужденных получены ответы о том, что в конце апреля 2004 года между П.А.Н., И.С.В., Г.А.А., С.А.И. и Е.Н.Ю. была достигнута договоренность о нападении на офис фирмы ООО "СК Санк ПМ" с целью завладения чужим имуществом, для чего разработан план, распределены роли, определен состав участников, а также подготовлены маски и оружие: револьвер калибра 5,6 мм и гладкоствольный пистолет калибра 9 мм и пневматическая винтовка ИЖ-38.

23 апреля 2004 года около 22 часов, реализуя разработанный план, Е.Н.Ю., находясь в принадлежащей ему автомашине ВАЗ 21093, наблюдал за окружающей обстановкой. Другие участники нападения - П.А.Н., И.С.В., Г.А.А. и С.А.И., одев заранее приготовленные маски, вооружившись указанным оружием, через проделанный в ограждении пролом, проникли на территорию, где, повредив ломом, запорные устройства двери запасного выхода, проникли внутрь здания. Г.А.А., пытаясь открыть дверь офиса ООО "СК Санк ПМ", повредил ее запорное устройство, в результате чего сработала сигнализация. Увидев сторожа О., П.А.Н. и И.С.В., подбежали к нему. И.С.В., угрожая пистолетом, нанес О. удар рукояткой пистолета по голове, и после того, как, П.А.Н., угрожая находившимся у него в руках ножом, потребовал от того лечь на пол вниз лицом, он связал О. руки и ноги веревкой. В это время. Г.А.А., проник в помещение офиса и забрал оттуда деньги и другое имущество.

Коллегией присяжных заседателей (ответ на вопрос N 87) признано не доказанным, что С., после того, как было повреждено запорное устройство, проникнув внутрь офиса, "забрал имущество", в связи с чем суд исключил это из его обвинения.

Несмотря на то, что С. лично не изымал имущество и не применял насилия и угроз в отношении потерпевшего, содеянное им является соисполнительством в разбойном нападении, поскольку между всеми участниками данного преступления, как установлено вердиктом присяжных заседателей, имелась предварительная договоренность о нападении с применением насилия и оружия. С. в соответствии с отведенной ему ролью, совершил согласованные с другими участниками преступления действия, которые были направлены на достижение единой для всех цели - завладение чужим имуществом насильственным путем.

Поэтому, с учетом ответов присяжных заседателей, суд правильно квалифицировал действия С.А.И. по ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции ФЗ N 162 от 08.12.2003 г.) как разбой, то есть нападение в целях хищения чужого имущества, совершенное с угрозой применения насилия, опасного для жизни и здоровья, группой лиц по предварительному сговору, с применением оружия, с незаконным проникновением в помещение, в крупном размере.

Наказание Г.А.А. и С.А.И. назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из них, всех обстоятельств дела. Оснований для его снижения не имеется.

Наказание П.А.Н., М.В.В., И.С.В. и Г.Н.Р. за каждое из совершенных ими преступлений также назначено в соответствии с законом, с учетом характера и степени общественной опасности совершенных ими преступлений, данных, характеризующих личность каждого из них.

Между тем, ко дню вынесения приговора за преступления, предусмотренные ст.ст. 167 ч. 1 и 158 ч. 2 УК РФ, по которым они осуждены, истекли предусмотренные ст. 78 УК РФ сроки давности уголовного преследования, которые составляют шесть лет со дня совершения преступлений средней тяжести.

Поэтому от наказания, назначенного по указанным статьям УК РФ П.А.Н., М.В.В., И.С.В. и Г.Н.Р. подлежат освобождению от наказания на основании ст. 302 ч. 8 УК РФ. В связи с этим подлежит снижению и назначенное им окончательное наказание.

Кроме того, И.С.В. наказание назначено судом с применением правил, предусмотренных ст. 62 УК РФ, то есть его срок и размер не может превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующими статьями Особенной части УК РФ, то есть, 11 лет 3 месяцев.

В соответствии с ч. 3 ст. 69 УК РФ окончательное наказание не может превышать более чем наполовину максимального срока наказания, назначенного по указанным правилам (с применением ст. 62 УК РФ). Таким образом, И.С.В. может быть назначено наказание не свыше 16 лет 10 месяцев лишения свободы.

Гражданские иски разрешены судом в соответствии с законом. Вывод суда о том, что автомойка, приобретенная в 2001 году за 130.000 рублей на имя П.Н.Я., фактически была приобретена П.Е.Н. на средства, добытые преступным путем, мотивирован в приговоре. Судом установлено, что на момент приобретения автомойки П.Н.Я. имела банковские сбережения в сумме не более 200 рублей и пенсию в размере 2118 рублей в месяц. В то же время в течение 1998-1999 годов П.А.Н. принял участие в совершении преступлений, в результате которых было похищено имущество на сумму свыше 1.100.000 рублей.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор суда присяжных Нижегородского областного суда от 08 июня 2006 года в отношении П.А.Н., М.В.В., И.С.В. и Г.Н.Р. изменить.

П.А.Н., М.В.В. и Г.Н.Р. на основании ст. 302 ч. 8 УПК РФ освободить от наказания, назначенного по ст. 167 ч. 1 УК РФ.

П.А.Н. и И.С.В. на основании ст. 302 ч. 8 УПК РФ освободить от наказания, назначенного по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, б, в" УК РФ.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 1, 162 ч. 3 п.п. "а, б", 162 ч. 2 п.п. "а, в, г" и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить П.А.Н. наказание в виде двадцати лет лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенное наказание частично сложить с наказанием, назначенным по приговору Нижегородского областного суда от 22 июля 2005 года и окончательно П.А.Н. назначить двадцать один год лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 1 и 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить М.В.В. наказание в виде двадцати одного года шести месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенное наказание частично сложить с наказанием, назначенным по приговору Нижегородского областного суда от 22 июля 2005 года и окончательно М.В.В. назначить двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2 и 162 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить Г.Н.Р. наказание в виде девятнадцати лет шести месяцев лишения свободы.

На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ назначенное наказание частично сложить с наказанием, назначенным по приговору Нижегородского областного суда от 22 июля 2005 года и окончательно Г.Н.Р. назначить двадцать два года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По совокупности преступлений, предусмотренных ст.ст. 209 ч. 2, 162 ч. 3 п. "а", 162 ч. 2 п.п. "а, в, г" и 162 ч. 4 п. "а" УК РФ на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения наказаний назначить окончательно И.А.А. наказание в виде шестнадцати лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В остальной части приговор о них, а также в целом приговор в отношении Г.А.А. и С.А.. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных П.А.Н., М.В.В., И.С.В., Г.Н.Р., Г.А.А. и С.А.И., адвоката К.А.С., защитников Г.Т.Ю. и М.Д.В. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 22 февраля 2007 г. N 9-О06-66СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.