Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 5-О04-49 Оснований для отмены приговора нет, поскольку виновность осужденных в создании и в участии в устойчивой вооруженной группе (банде), в совершении разбойных нападений и грабежей, а также в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия подтверждается совокупностью доказательств по делу

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 5-О04-49

ГАРАНТ:

Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2006 г. N 445П06 настоящее кассационное определение было изменено


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 8 апреля 2004 года кассационные жалобы осужденных К., Ф., А., Т. и адвокатов К.В.В, К.Ф.А., Б.А.А., Е.А.А. на приговор Московского городского суда от 16 декабря 2003 года, которым

К., 25 февраля 1978 года рождения, уроженец г. Москвы, несудимый -

осужден по ст. 209 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 6 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 13 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Ф., 3 мая 1979 года рождения, уроженец г. Москвы, несудимый -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

А., 21 ноября 1982 года рождения, уроженец г. Люберцы Московской области, несудимый -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима;

Т., 22 февраля 1982 года рождения, уроженец г. Москвы, несудимый -

осужден по ст. 209 ч. 2 УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 162 ч. 4 п. "а" УК РФ к 8 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 161 ч. 3 п. "а" УК РФ к 6 годам лишения свободы без штрафа, по ст. 222 ч. 3 УК РФ к 5 годам лишения свободы и по совокупности преступлений на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ к 11 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Заслушав доклад судьи "..." об обстоятельствах дела и доводах кассационных жалоб; объяснения осужденных Т., А., К., и адвокатов К.Ф.А., Е.А.А., Б.А.А., К.В.В., поддержавших кассационные жалобы; мнение прокурора Х.И.О., полагавшей оставить приговор без изменения, судебная коллегия установила:

К. признан виновным в создании устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан, а Ф., А. и Т. признаны виновными в участии в этой банде и в совершенных ею разбойных нападениях и в грабеже.

Кроме того, К., А. и Т. признаны виновными в незаконном приобретении, передаче, хранении, перевозке и ношении огнестрельного оружия совершенном группой лиц.

Преступления совершены в период с ноября 2002 года по март 2003 года в г. Москве при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В судебном заседании осужденные К., Ф., А. и Т. вину признали частично.

В кассационных жалобах:

осужденный К. не согласен с приговором. По его мнению, выводы суда не подтверждаются доказательствами по делу, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы, обосновал приговор недопустимыми доказательствами, допустил другие нарушения уголовно-процессуального закона. В частности, полагает, что судом нарушены принципы уголовного судопроизводства - свободы оценки доказательств и состязательности сторон. При этом ссылается на то, что по эпизоду нападения на П., суд проигнорировал показания свидетелей об его алиби, односторонне оценил противоречивые показания потерпевшей П., проигнорировал полученные доказательства в ходе судебного следствия. Указывает, что квалифицируя его действия по ст. 222 ч. 3 УК РФ, суд не учел Федеральный закон от 8 декабря 2003 года, согласно которому гладкоствольное оружие не образует состав преступления, предусмотренный ст. 222 УК РФ. Считает, что не доказано, что была организована устойчивая вооруженная группа, суд неправильно применил к нему ст. 209 УК РФ. Просит приговор в отношении него отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Ф. считает, что приговор является необоснованным и несправедливым. Указывает, что суд не принял во внимание его заявление о непричастности к совершенным преступлениям, и представленные им доказательства о его невиновности. Утверждает, что доказательствами по делу его вина не доказана. Просит приговор в отношении него отменить;

осужденный А. считает, что приговор в части его осуждения является незаконным, необоснованным и несправедливым, поскольку выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильно применен уголовный закон и несправедливо назначено наказание вследствие чрезмерной суровости. Просит приговор в отношении него отменить и в соответствии со ст. 384 УПК РФ дело производством прекратить или дело направить на новое судебное рассмотрение;

осужденный Т. не согласен с приговором, считает, что он осужден необоснованно. Просит приговор в отношении него отменить;

адвокат К.В.В. в защиту осужденного К. считает, что приговор является незаконным и небоснованным, что уголовное дело рассмотрено судом необъективно, с нарушениями принципов отправления правосудия, с позиции обвинительного уклона, с нарушениями материального и процессуального законов. Указывает, что было заявлено ходатайство защитой и обвиняемым К. о проведении предварительного слушания, однако суд не рассмотрел это ходатайство, чем нарушил право обвиняемого К. на защиту. Утверждает, что суд вышел за рамки предъявленного К. обвинения. Полагает, что в ходе следствия не добыто доказательств того, что К. с прямым умыслом создал устойчивую по составу вооруженную группу, что использовалось пригодное для применения оружие. По его мнению, действия К. следует квалифицировать не по ст. 209 УК РФ, а по ст. 162 УК РФ, как нападения группой использующей предметы в качестве оружия. Кроме того, указывает, что согласно Федеральному закону от 8 декабря 2003 года уголовная ответственность не наступает за оборот гладкоствольного огнестрельного оружия. Утверждает, что обнаруженный у С. пистолет к К. никакого отношения не имеет. Анализируя доказательства обвинения по эпизодам разбойных нападений на В., Х., Г., Я., Т., П. и ограбления Б., считает, что не добыто объективных доказательств вины К. по этим эпизодам обвинения, что ни в ходе предварительного следствия, ни в ходе судебного заседания не доказано, что К. участвовал в совершении этих преступлений. Утверждает, что суд неправильно осудил К. по ст. 222 УК РФ, нарушил его право на защиту, нарушил нормы уголовного процессуального права, положил в основу приговора недопустимые доказательства, не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на выводы суда, не указал по каким причинам принял одни доказательства и отверг другие, назначил чрезмерно суровое наказание. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат К.Ф.А. в защиту осужденного Ф. считает, что анализ приговора показывает, что вина Ф. в инкриминируемых ему преступлениях не доказана, что в основу приговора легли домыслы и догадки обвинения, не подтвержденные надлежаще собранными доказательствами, а выводы суда не соответствуют обстоятельствам уголовного дела. Указывает, что суд игнорировал ходатайство Ф. о проведении предварительного слушания по делу, вследствие чего в судебном заседании исследовалось значительное количество недопустимых доказательств, чем воспользовался государственный обвинитель. Назначая судебное заседание по делу без предварительного слушания, суд не обратил внимание на то, что формула обвинения, изложенная в постановлении о привлечении Ф. к уголовной ответственности от 29 августа 2003 года, не совпадает с формулой обвинения, изложенной в обвинительном заключении. Ссылается на доказательства, которые, по его мнению, подтверждают непричастность Ф. к преступлениям, совершенным 24 января, 28 января, 5 февраля, 7 февраля и 14 марта 2003 года. Считает, что к этим доказательствам суд подошел предвзято и исследовал их поверхностно. Полагает, что по сути суд признал Ф. виновным по путанным показаниям К. и А., от которых они отказались в ходе предварительного следствия и в суде, которые суд обязан был признать недопустимыми доказательствами, полученными с грубейшими нарушениями норм уголовно-процессуального закона, под принуждением. Просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Б. в защиту осужденного А. считает, что приговор является необоснованным и несправедливым, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильно применен уголовный закон, несправедливо назначено наказание, вследствие чрезмерной суровости. Полагает, что если даже признать правдивыми показания потерпевшего Х. об обстоятельствах нападения на него, то по этому эпизоду ст. 162 УК РФ должна быть применена через ст. 30 УК РФ, то есть действия А. должны квалифицироваться по ст.ст. 30, 162 УК РФ. Считает, что в приговоре суд дал неправильную и необъективную оценку фактов по эпизоду в отношении Г., которая А. не опознала. Указывает, что потерпевшие В., Х., Я., Т. и П. в ходе судебного разбирательства пояснили, что А. не подходит под описание лиц совершивших преступление, значит он считается невиновным. Утверждает также, что у А. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 209 ч. 2 УК РФ. Если даже его вина и доказана, то в соответствии с внесенными изменениями в УК РФ законом от 8 декабря 2003 года, требуется пересмотр квалификации по ст. 209 УК РФ. Просит приговор в отношении А. отменить и дело производством прекратить или направить на новое судебное рассмотрение;

адвокат Е. в защиту осужденного Т. считает, что приговор является незаконным и необоснованным, так как выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела, установленным в ходе судебного следствия. Полагает, что ни органами следствия, ни судом не доказано, что была создана устойчивая вооруженная группа, и не установлено, каким оружием угрожали потерпевшим. Ссылается на показания Т., что при нападении на Х. у К. был пневматический пистолет, и что ему было известно только о существовании пневматического оружия. Утверждает, что обвинение Т. по ст. 222 ч. 3 УК РФ также бездоказательно и ничем не обосновано. Считает, что вина Т. в нападении на потерпевших Х., В., Х., Г., Я. и в ограблении Б. не установлена, практически все доказательства приведенные в приговоре получены с грубым нарушением уголовно-процессуального закона и нарушением прав обвиняемых на защиту и должны быть признаны судом недопустимыми. По его мнению, судебное следствие велось с обвинительным уклоном, защите необоснованно было отказано в проведении предварительного слушания, суд не исключил из числа доказательств, как недопустимые, следственные действия проведены с грубым нарушением уголовно-процессуального закона и прав обвиняемых на защиту.

В возражении на кассационные жалобы государственный обвинитель Ч. считает, что доводы жалоб являются необоснованными, просит оставить приговор без изменения.

Проверив материалы дела, и обсудив доводы, изложенные в кассационных жалобах, судебная коллегия находит жалобы не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Из материалов дела видно, что вопреки доводам кассационных жалоб выводы суда о доказанности вины осужденных в совершенных преступлениях основаны на собранных по делу доказательствах, всесторонне, полно, объективно и непосредственно исследованных в судебном заседании на основе состязательности сторон.

Вина осужденных подтверждается как показаниями потерпевших Х., В., Х., Г., Я., Т., Б., П. подробно пояснивших об обстоятельствах совершенных в отношении них преступлений, так и протоколами опознания потерпевшими осужденных, показаниями свидетелей Б., Ч., К., А. и другими доказательствами, конкретно указанными судом в приговоре по каждому эпизоду обвинения.

Изложенными в приговоре доказательствами опровергаются доводы кассационных жалоб о непричастности осужденных к названным эпизодам обвинений.

Суд установил и правильно отразил в приговоре, что К. создал устойчивую вооруженную группу (банду), с целью нападения на граждан и завладения их имуществом, в состав которой вошли Ф., А. и Т. Нападения в основном совершались на женщин-водителей, которые управляли иномарками. При этом осужденные предварительно выслеживали, а затем на автомашине следовали за потерпевшими к месту парковки, где с применением оружия беспрепятственно совершали преступные действия. Обстоятельства совершенных преступлений свидетельствуют о том, что осужденные готовились к совершению преступлений, распределяли между собой роли. За период с ноября 2002 года по март 2003 года устойчивой вооруженной группой в различных сочетаниях совершено шесть разбойных нападений с применением огнестрельного оружия. Кроме этого, совершено разбойное нападение на Б. и ограбление П.

Из показаний самих осужденных на предварительном следствии видно, что К. был организатором преступлений, всегда находился на переднем сиденье автомашины рядом с водителем Ф., определял объект нападения, роль каждого при совершении разбойных нападений, и распределял между всеми участниками банды похищенные деньги.

Таким образом, такие признаки, как стабильность состава созданной К. устойчивой вооруженной группы, тесная взаимосвязь между ее членами, согласованность их действий, постоянство форм и методов преступной деятельности, длительность ее существования и количество совершенных преступлений, установленных судом, подтверждают, что К. была создана банда, участие в которой и совершаемых ею нападениях принимали Ф., А. и Т.

Судом тщательно проверялись доводы в защиту осужденных, в том числе изложенные в кассационных жалобах, о том, что у К. был пневматический пистолет, что использовалось непригодное для применения оружие, что вообще не установлено какое оружие использовалось, что не все участники группы знали о наличии оружия. Эти доводы, со ссылкой на исследованные в судебном заседании доказательства, убедительно опровергнуты в приговоре.

Из протокола обыска от 25 марта 2003 года видно, что в квартире С. был обнаружен и изъят пистолет ИЖ 79-8 без серии, номера и года выпуска.

Свидетель С. показала, что она проживает по соседству с семьей Ф. 25 марта 2003 года к ней пришел Ф. Он передал ей полиэтиленовый пакет и попросил оставить его у нее дома, пообещав забрать через час или два. Что находилось в пакете, она не интересовалась. В тот же день, около 21 часа, Ф. позвонил ей по телефону и попросил передать пакет людям, которые к ней придут. Через некоторое время пришли сотрудники милиции, которые предъявили постановление на обыск, и она отдала им пакет, который принес Ф. В присутствии понятых из пакета был изъят пистолет с патронами, о чем был составлен протокол.

Согласно справки об исследовании ЭКО ОВД САО г. Москвы, изъятый у С. пистолет подвергался значительным конструктивным изменениям (рассверлен ствол) и представляет собой короткоствольное, гладкоствольное огнестрельное оружие калибра 8 мм, пригодным для производства выстрелов отдельными зарядами.

По заключению судебно-баллистической экспертизы указанный пистолет является огнестрельным оружием и пригоден для производства отдельных выстрелов методом раздельного заряжения.

В судебном заседании эксперт Д. подтвердил выводы судебно-баллистической экспертизы, и заявил, что пистолет ИЖ 79-8 был переделан из газового пистолета путем изменения конструкции ствола и является огнестрельным оружием, пригодным для производства выстрелов методом раздельного заряжения, обладает поражающими свойствами.

При таких обстоятельствах судебная коллегия не может согласиться с доводами кассационных жалоб о том, что в действиях осужденных нет состава преступления, предусмотренного ст. 222 УК РФ, поскольку Федеральным законом от 8 декабря 2003 года устранена уголовная ответственность за огнестрельное гладкоствольное оружие.

По смыслу изменения ст. 222 УК РФ, внесенных названным Федеральным законом, не является уголовно-наказуемым деянием оборот огнестрельного гладкоствольного оружия, которое не изъято из гражданского оборота и в силу этого разрешено его приобретение, хранение и ношение.

Указанный же выше изъятый пистолет ИЖ 79-8, подвергшийся значительным конструктивным изменениям, к такому оружию не относится.

Использование осужденными пистолета ИЖ 79-8 при совершении разбойных нападений подтверждается протоколом опознания этого пистолета потерпевшим Х., из которого видно, что Х. опознал указанный пистолет, как пистолет, которым ему угрожал А., а также показаниями других потерпевших, на которых видно, что разбойное нападение на них было совершено с применением пистолета, и показаниями самих осужденных, анализ и оценка которым даны судом в приговоре.

Действия осужденных квалифицированы правильно, выводы суда о квалификации преступлений мотивированы в приговоре. Поэтому доводы кассационных жалоб о неправильном применении судом уголовного закона являются неосновательными.

Доводы кассационной жалобы адвоката Б. о том, что действия осужденного А. в отношении потерпевшего Х., если признать показания последнего достоверными, надлежит квалифицировать по ст.ст. 30, 162 УК РФ, как покушение на разбой, являются ошибочными.

Разбой считается оконченным преступлением уже с момента нападения, что исключает такую квалификацию, как покушение на разбой.

Неосновательными являются и доводы кассационных жалоб о допущенных органами следствия и судом нарушениях уголовно-процессуального закона.

Из материалов уголовного дела видно, что органами следствия и судом обеспечены права К., Ф., А. и Т. на защиту.

Принятое судьей решение о назначении судебного заседания не противоречит требованиям ст. 227 УПК РФ.

Назначение предварительного слушания не является обязательным. Судья вправе назначить непосредственно судебное разбирательство, если придет к выводу о том, что вопросов, которые разрешаются на предварительном слушании, не имеется.

Именно к такому выводу пришел судья при назначении судебного разбирательства по делу.

Утверждения в кассационных жалобах о том, что, не назначив предварительное слушание по делу, суд допустил нарушение уголовно-процессуального закона, является необоснованными.

Из материалов уголовного дела усматривается, что подсудимые и их защитники заявили суду ходатайства о признании указанных ими доказательств недопустимыми в судебном заседании, и эти ходатайства были разрешены судом в соответствии с требованиями закона.

Ссылка в кассационной жалобе адвоката К. на то, что постановление о привлечении Ф. в качестве обвиняемого не соответствует его обвинению, изложенному в обвинительном заключении, является неосновательным. Из их содержания видно, что противоречий они не содержат.

Оценка доказательств судом первой инстанции не вызывает сомнений, поскольку она дана в соответствии с требованиями ст.ст. 17, 88 УПК РФ, то есть по внутреннему убеждению, каждое доказательство оценено с точки зрения допустимости и достоверности, а все имеющиеся доказательства в совокупности.

Из материалов дела видно, что ни судом, ни органами следствия не допущено каких-либо нарушений уголовно-процессуального закона, которые повлияли или могли бы повлиять на постановление законного и обоснованного приговора.

Необоснованными являются утверждения в кассационных жалобах о том, что выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам уголовного дела, что приговор основан на предположениях и недопустимых доказательствах, что суд не указал, почему принял одни доказательства и отверг другие, что суд вышел за рамки предъявленного К. обвинения.

Из анализа содержания приговора усматривается, что описательно-мотивировочная часть приговора отвечает требованиям ст. 307 УПК РФ. В приговоре оценку получили доказательства, как уличающие, так и оправдывающие осужденных, на которые указывается в кассационных жалобах в их защиту, в том числе и ссылки на алиби по некоторым эпизодам обвинения.

Обсуждая вопрос о мере наказания осужденным, судебная коллегия считает, что назначенное им наказание соответствует характеру и степени общественной опасности совершенных преступлений, личности виновных и обстоятельствам дела, в том числе указанным в кассационных жалобах.

Оснований для смягчения наказания осужденным не имеется.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Московского городского суда от 16 декабря 2003 года в отношении К., Ф., А. и Т. оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 8 апреля 2004 г. N 5-О04-49


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2006 г. N 445П06 настоящее кассационное определение было изменено


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение