Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2007 г. N 46-В06-40 Доводы заявителя о том, что установление степени утраты профессиональной трудоспособности в 40 процентов неправомерно, поскольку он не может выполнять прежнюю работу по медицинским показаниям, несостоятельны, поскольку в случае уклонения (отказа) пострадавшего от выполнения рекомендованных мероприятий вопрос о степени утраты профессиональной трудоспособности рассматривается с учетом возможности выполнять любую трудовую деятельность

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2007 г. N 46-В06-40


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 9 февраля 2007 г. по надзорной жалобе М.Г.А. на решение Кировского районного суда г. Самары от 4 ноября 2004 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 7 декабря 2004 г. и постановление президиума Самарского областного суда от 27 июля 2006 г. дело жалобе М.Г.А. на заключение Специализированного профпатологического бюро медико-социальной экспертизы.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Б.А., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

М.Г.А. обратился в суд с заявлением об обжаловании заключения Специализированного профпатологического бюро медико-социальной экспертизы, ссылаясь на то, что 30 июня 1988 года он получил трудовое увечье, работая на КПО "ЗИМ". Увечье повлекло признание его инвалидом 3 группы с 25 марта 2002 года пожизненно.

Согласно заключению МСЭ N 24 от 5 апреля 2004 года степень утраты профессиональной трудоспособности составляет 40 процентов, переосвидетельствование назначено на 23 марта 2006 года. По заключению МСЭ ему противопоказан тяжелый физический труд, работа с вынужденным положением тела, повышенное внутреннее брюшное давление. До трудового увечья он работал каменщиком 5 разряда. Труд каменщика, это тяжелый труд, сопряженный с подъемом тяжестей, с изменением и вынужденным положением тела. При наклонении для подъема кирпичей происходит повышение внутреннего брюшного давления, а согласно заключению МСЭ ему это противопоказано, в связи с чем он лишен возможности выполнять работу по специальности.

Ссылаясь на то, что степень утраты профессиональной трудоспособности должна определяться из способности пострадавшего выполнять работу по прежней специальности или должности, а также на то, что он выполнять работу каменщика 5 разряда не может, М.Г.А. просил суд отменить заключение Специализированного профпатологического бюро медико-социальной экспертизы N 24 от 5 апреля 2004 года об установлении ему 40% утраты профессиональной трудоспособности и установить 100% утраты профессиональной трудоспособности.

Решением Кировского районного суда г. Самары от 4 ноября 2004 г., оставленным без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 7 декабря 2004 г., в удовлетворении требований М.Г.А. было отказано.

Постановлением президиума Самарского областного суда от 27 июля 2006г. надзорная жалоба М.Г.А. была оставлена без удовлетворении, а судебные постановления первой и кассационной инстанций оставлены без изменения.

В надзорной жалобе М.Г.А. просит состоявшиеся по делу судебные постановления отменить.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 6 сентября 2006 г. дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 13 октября 2006 года передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений не усматривает.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. Таких нарушений при рассмотрении настоящего дела судом допущено не было.

Из материалов дела усматривается, что истец работал на КМПО "ЗИМ" каменщиком в ремонтно-строительном цехе 59.

30 июня 1988 г. в результате несчастного случая на производстве он получил увечье - закрытый перелом IX-X ребер справа. В связи с полученной травмой он был признан инвалидом 3 группы (I степени ограничения способности к трудовой деятельности) без переосвидетельствования с рекомендацией о возможности работать сторожем, электрослесарем. Профпатологическим бюро МСЭ N 24 от 24 марта - 5 апреля 2005 года он признан утратившим профессиональную трудоспособность на 40%, на срок с 23.03.2004 г. до 01.04.2006 г.

Отказывая в удовлетворении требований о признании незаконными действий заинтересованного лица об определении заявителю 40% утраты профессиональной трудоспособности, суд, правильно руководствуясь Временными критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденными постановлением Минтруда РФ от 18 июля 2001 года N 56, пришел к обоснованному выводу о том, что установление М.Г.А. 40% утраты профессиональной трудоспособности является правильным. Суд учел, что у истца отсутствуют признаки резко выраженного нарушения функций организма и абсолютные противопоказания для выполнения любых видов профессиональной деятельности и что он имеет возможность осуществлять трудовую деятельность по другим специальностям - электромонтера 4 разряда, испытателя измерительных систем 5 разряда, приобретенным им до несчастного случая.

Федеральным законом от 24 июля 1998 года N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" в Российской Федерации установлены правовые, экономические и организационные основы обязательного социального страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний и определен порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью работника при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту) и в иных установленных этим Федеральным законом случаях.

Согласно абзацам 17 и 18 статьи 3 указанного Федерального закона под профессиональной трудоспособностью понимается способность человека к выполнению работы определенной квалификации, объема и качества, а под степенью утраты профессиональной трудоспособности - выраженное в процентах стойкое снижение способности застрахованного осуществлять профессиональную деятельность до наступления страхового случая.

М.Г.А. получил производственную травму в 1988 г., работая каменщиком 5 разряда.

Кроме профессии каменщика у М.А.Г. на момент получения травмы имелись профессии электромонтера 4 разряда, испытателя измерительных систем 4 разряда, стаж работы и квалификация по которым были сравнимы с его работой каменщиком. Степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

На момент травмы пострадавшему М.Г.А. было 39 лет. На основании действовавших на тот период нормативных правовых актов по последствиям травмы М.Г.А. был признан инвалидом II (второй) группы от "трудового увечья" с утратой 100% профессиональной трудоспособности сроком на один год.

В дальнейшем, с 1989 г. М.Г.А признавался инвалидом III (третьей) группы, которая в 2002 году была установлена бессрочно.

С 1989 г. по 1998 г. М.Г.А. устанавливалась утрата 60% профессиональной трудоспособности на основании действовавшего на тот период постановления Правительства РФ от 23.04.1994 г. N 392.

С 1998 г. по 2004 г. пострадавшему устанавливалась утрата 40% профессиональной трудоспособности. При этом М.Г.А. регулярно давались трудовые рекомендации, с ним проводились беседы о необходимости рационального трудоустройства и при необходимости - переобучения, которое при желании пострадавшего было возможно за счет средств работодателя, а с 2000 г. - Фонда социального страхования. Однако, до настоящего времени истец не счел необходимым воспользоваться указанными трудовыми рекомендациями.

При очередном освидетельствовании в 2004 г. М. вновь была установлена утрата 40% профессиональной трудоспособности на основании абзаца 2 п. 25 "в" действующего постановления Министерства труда РФ от 18.07.2001 г. N 56.

В надзорной жалобе истец ссылается на общее определение профессиональной трудоспособности в Федеральном законе от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний", но ошибочно полагает, что сама по себе утрата способности после производственной травмы трудиться на прежнем рабочем месте по прежней специальности является безусловным основанием для признания пострадавшего во всех случаях полностью нетрудоспособным с установлением 100% утраты профессиональной трудоспособности.

Согласно Федеральному закону "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" застрахованный, страховщик и страхователь, не согласные с заключением учреждения медико-социальной экспертизы (в том числе с установленной степенью утраты застрахованным профессиональной трудоспособности), могут обжаловать его в суд (пункт 2 статьи 13); порядок установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний определяется Правительством Российской Федерации (пункт 3 статьи 11), которое должно принять нормативные правовые акты, необходимые для обеспечения реализации положений данного Федерального закона (часть вторая статьи 31).

Во исполнение этих предписаний Правительство Российской Федерации, в частности, приняло постановление от 16 октября 2000 года N 789, которым утвердило Правила установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Пункт 33 этих Правил фактически воспроизводит положение пункта 2 статьи 13 Федерального закона "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний".

Согласно ст. 16 Федерального закона от 24.07.1998 г. N 125-ФЗ "Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" пострадавший имеет не только права, но и обязанности. В частности, п. 3 ч. 2 ст. 16 Закона обязывает пострадавшего "выполнять предусмотренные заключениями учреждений медико-социальной экспертизы рекомендации по социальной, медицинской и профессиональной реабилитации".

При рассмотрении дела судом установлено, что от профессиональной реабилитации М.Г.А. систематически уклонялся.

Способность М.Г.А. использовать свои профессиональные навыки подтверждается тем, что в 2002 году он был принят на работу в качестве электрика.

На основании п. 2 § I постановления Правительства РФ от 16.10.2000 г. N 789 "Об утверждении Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний" степень утраты профессиональной трудоспособности устанавливается в процентах на момент освидетельствования пострадавшего, исходя из оценки потери способности осуществлять профессиональную деятельность вследствие несчастного случая на производстве и профессионального заболевания, в соответствии с критериями определения степени утраты профессиональной трудоспособности, утверждаемыми Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Одновременно с установлением степени утраты профессиональной трудоспособности учреждение медико-социальной экспертизы при наличии оснований определяет нуждаемость пострадавшего в медицинской, социальной и профессиональной реабилитации, а также признает пострадавшего инвалидом.

Данные критерии утверждены постановлением Минтруда РФ от 18.07.2001 г. N 56. Согласно п. 5 § II указанного постановления при определении степени утраты профессиональной трудоспособности необходимо учитывать профессиональный фактор, в частности, способность пострадавшего после несчастного случая на производстве или возникновения профессионального заболевания выполнять работу в полном объеме по своей прежней профессии (до несчастного случая или профессионального заболевания) или иной, равноценной ей по квалификации и оплате, а так же возможность использования остаточной профессиональной трудоспособности на другой, менее квалифицированной работе в обычных или специально созданных условиях труда.

Ссылка М.Г.А. на то, что решением Верховного суда РФ N ГКПИ-03-702 признан недействующим абзац 2 п/п. "а" п. 25 вышеуказанного постановления N 56 несостоятельна, так как данный пункт не применялся при определении М.А.Г. степени утраты профессиональной трудоспособности.

Согласно п. 33 постановления Минтруда РФ от 18.07.2001 г. N 56 степень утраты профессиональной трудоспособности при очередном освидетельствовании устанавливается с учетом результатов реабилитации пострадавшего.

При этом на основании п. 19 постановления Правительства РФ от 16.10.2000 г. N 789 в случае уклонения (отказа) пострадавшего от выполнения рекомендованных мероприятий вопрос о степени утраты профессиональной трудоспособности рассматривается с учетом возможности выполнять любую трудовую деятельность.

При указанных обстоятельствах решение специализированного профпатологического бюро МСЭ N 24 от 2004 г. об установлении М. утраты 40% профессиональной трудоспособности правильно признано судом законным и обоснованным.

Оснований для отмены состоявшихся по делу судебных постановлений по доводам надзорной жалобы М.Г.А. не имеется.

На основании ст.ст. 390, 391 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Кировского районного суда г. Самары от 4 ноября 2004 г., определение судебной коллегии по гражданским делам Самарского областного суда от 7 декабря 2004 г. и постановление президиума Самарского областного суда от 27 июля 2006 г. оставить без изменения, надзорную жалобу М.Г.А. - без удовлетворения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 9 февраля 2007 г. N 46-В06-40


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.