Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 5-В06-159 Основанием для отмены судебного решения стал факт того, что суд надзорной инстанции фактически разрешил по существу возникший между сторонами спор, а не проверил соблюдение норм процессуального права, как того просил заявитель

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 5-В06-159


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Ч.А.Б. к Ч.Р.И. и Т.А.В. о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи жилого помещения, признании недействительным свидетельства о праве собственности, снятии с регистрационного учета по надзорной жалобе Ч.Т.Б. на определение Бутырского районного суда г. Москвы от 6 августа 2004 года и постановление президиума Московского городского суда от 23 марта 2006 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Б.Л.В., объяснения Ч.Т.Б. и ее представителя Б.А.А., поддержавших доводы надзорной жалобы, объяснения Т.А.А., не возражавшего против отмены судебных постановлений по делу, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Ч.А.Б. обратился в суд с иском к Ч.Р.И. и Т.А.В. о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи 1/2 доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение - квартиру N 33 дома 30 по ул. Яблочкова в г. Москве, заключенному 13 июня 2000 года между Ч.Р.И. и Т.А.В., признании недействительным свидетельства о государственной регистрации права собственности, выданного 22 июня 2000 года на имя Т.А.В., снятии Т.А.В. с регистрационного учета по адресу: г. Москва, ул. Яблочкова, д. 30, кв. 33. В обоснование своих требований истец указал, что вступившим в законную силу заочным решением Бутырского районного суда г. Москвы от 24 сентября 1999 года за ним и Чапаевой признано право общей долевой собственности по 1/2 доли за каждым на квартиру N 33 дома 30 по ул. Яблочкова в г. Москве. Отчуждение Ч.Р.И. своей 1/2 доли квартиры Т.А.В. произведено, по мнению истца, с нарушением его преимущественного права покупки продаваемой доли, поскольку он, как участник долевой собственности, о намерении Ч.Р.И. продать свою долю в письменной форме с указанием цены и других условий продажи доли извещен не был.

20 декабря 2003 года истец Ч.А.Б. умер (л.д. 61).

Определением Бутырского районного суда г. Москвы от 6 августа 2004 года производство по делу прекращено.

В надзорной жалобе, направленной в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, Ч.Т.Б. просила отменить состоявшееся по делу определение суда о прекращении производства по делу и направить дело на новое рассмотрение.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 12 января 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 26 февраля 2006 года дело передано для рассмотрения по существу в президиум Московского городского суда.

Постановлением президиума Московского городского суда от 23 марта 2006 года определение Бутырского районного суда г. Москвы от 6 августа 2004 года оставлено без изменения.

В надзорной жалобе Ч.Т.Б. просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 25 октября 2006 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации.

Определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 20 марта 2007 года дело передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции - Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит их подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

В силу стать 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (далее - ГПК РФ), основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Судами первой и надзорной инстанций при рассмотрении настоящего дела такие нарушения допущены.

В соответствии со статьей 220 ГПК РФ суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являющегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемство.

Суд первой инстанции при вынесении обжалуемого определения руководствовался вышеприведенной нормой и исходил из того, что поскольку истец умер, а спорное правоотношение не допускает правопреемство, то производство по настоящему делу подлежит прекращению.

Однако вывод о том, что возникшие между сторонами по делу правоотношения не допускают правопреемство, сделан районным судом без учета требований закона.

Согласно статье 1112 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается настоящим Кодексом или другими законами. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага.

Исходя из статьи 150 ГК РФ, а также из существа имевшегося у истца на основании абзаца 1 пункта 1 статьи 250 ГК РФ преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности на квартиру, указанное право не относится к тем правам, которые в силу статьи 1112 ГК РФ являются личными и относительно которых правопреемство невозможно.

Поскольку принадлежащее истцу в соответствии с пунктом 3 статьи 250 ГК РФ право требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя при продаже доли в праве общей долевой собственности с нарушением его преимущественного права покупки продаваемой доли по своему правовому характеру производно от самого преимущественного права на покупку указанной доли, то, в силу вышеизложенного, такое право требования также не является тем личным правом, в отношении которого невозможно правопреемство.

Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что спорные правоотношения не допускают правопреемство, в связи с чем смерть Ч.А.Б., являющегося собственником 1/2 доли квартиры N 33 дома 30 по ул. Яблочкова в г. Москве и обратившегося в суд за защитой принадлежащего ему права преимущественной покупки другой доли указанной квартиры, влечет прекращение производства по делу, сделаны в нарушение закона.

Как следует из материалов дела, после смерти Ч.А.Б. наследником по завещанию его имущества в виде 1/2 доли вышеуказанной квартиры является Ч.Т.Б. и к ней, в соответствии со статьей 1112 ГК РФ, перешли имущественные права Ч.А.Б. в том объеме, в каком они принадлежали ему на день смерти, в том числе, преимущественное право покупки доли в квартире, по поводу которой возник спор, и производное от него право требовать перевода прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи этой доли.

Сведения о наличии наследника по завещанию имущества Ч.А.Б. в виде 1/2 доли квартиры, о которой возник спор, имелись в материалах дела на момент рассмотрения его президиумом Московского городского суда.

Между тем, в противоречие названным требованиям закона и обстоятельствам дела, президиум городского суда признал выводы суда первой инстанции о прекращении производства по настоящему делу правильными.

Кроме того, соглашаясь с выводами районного суда о прекращении производства по делу, суд надзорной инстанции указал на то, что истцом Ч.А.Б. не заявлено о готовности заплатить за продаваемую долю ту цену, которую запросил продавец другой доли.

Однако этот вывод Московского городского суда также не основан на законе.

Из содержания статьи 250 ГК РФ следует, что преимущественное право на покупку доли в праве общей собственности принадлежит в равной мере всем участникам долевой собственности и обусловлено отношениями общей собственности между ними и продавцом доли, а не их материальным положением.

Наличие (либо отсутствие) у участника долевой собственности денежных средств, достаточных для приобретения продаваемой доли по цене, за которую она продается, является тем имеющим значение для дела обстоятельством, которое подлежит определению судом первой инстанции при разбирательстве дела по существу.

Президиум, выходя за рамки полномочий суда надзорной инстанции, установил существенное для дела обстоятельство отсутствия со стороны истца заявления о готовности покупки доли, несмотря на то, что районный суд такого факта не установил. В материалах дела имеются лишь многочисленные протоколы об отложении разбирательства по делу.

Указывая на неготовность Ч.А.Б. купить долю в квартире, о которой возник спор, и ссылаясь при этом на нормы материального права (ст. 250 ГК РФ), суд надзорной инстанции фактически разрешил по существу возникший между сторонами спор и отказал истцу в иске, несмотря на то, что предметом проверки и правовой оценки президиума Московского городского суда являлось соблюдение норм процессуального права при совершении процессуального действия судом первой инстанции на стадии, не связанной с рассмотрением дела по существу.

Таким образом, неправильное применение и толкование судами первой и надзорной инстанций норм материального и процессуального права привело к вынесению ими незаконных и необоснованных судебных постановлений, а также к нарушению права Ч.Т.Б. на вступление в качестве правопреемника истца Ч.А.Б., как его наследника в части принадлежащей ему первоначально 1/2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру N 33 дома 30 по ул. Яблочкова в г. Москве, в судебное разбирательство по настоящему делу. В связи с чем, состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене с передачей дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 387, 388 и 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

определение Бутырского районного суда г. Москвы от 6 августа 2004 года и постановление президиума Московского городского суда от 23 марта 2006 года отменить. Передать дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином составе судей.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ отменила состоявшиеся судебные акты по делу о переводе прав и обязанностей покупателя по договору купли-продажи доли в праве общей долевой собственности на жилое помещение. Нижестоящие суды сочли, что спорное правоотношение не допускает правопреемство, поэтому после смерти гражданина, являющегося одной из сторон по делу, производство по делу было прекращено.

Судебная коллегия пояснила, что согласно ст. 1112 ГК РФ в состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Не входят в состав наследства права и обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя, в частности, право на алименты, право на возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина, а также права и обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается действующим законодательством. Не входят в состав наследства личные неимущественные права и другие нематериальные блага. Исходя из ст. 150 ГК РФ, а также из существа имевшегося у истца на основании абз. 1 п. 1 ст. 250 ГК РФ преимущественного права покупки доли в праве общей долевой собственности на квартиру, указанное право не относится к тем правам, которые в силу ст. 1112 ГК РФ являются личными и относительно которых правопреемство невозможно. Поскольку принадлежащее истцу в соответствии с п. 3 ст. 250 ГК РФ право требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя при продаже доли в праве общей долевой собственности с нарушением его преимущественного права покупки продаваемой доли по своему правовому характеру производно от самого преимущественного права на покупку указанной доли, следовательно, такое право требования также не является тем личным правом, в отношении которого невозможно правопреемство. Таким образом, вывод суда о том, что спорные правоотношения не допускают правопреемство, является неверным. В связи с этим дело направлено на новое рассмотрение.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 10 апреля 2007 г. N 5-В06-159


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.