Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2003 г. N 19-КПО02-97 Поскольку факт приобретения гражданства РФ заявителем не подтвердился и иных оснований для отказа иностранному государству в его выдаче с целью отбывания уголовного наказания судом не установлено, то решение генеральной прокуратуры о выдаче заявителя отмене не подлежит

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2003 г. N 19-КПО02-97


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрев в судебном заседании от 5 февраля 2003 года кассационную жалобу Г.В.А. на определение Ставропольского краевого суда от 24 октября 2002 года, которым оставлена без удовлетворения жалоба Г.В.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 101 УК Республики Казахстан на постановление Генерального прокурора Российской Федерации от 11 июля 2002 года о выдаче его правоохранительным органам Республики Казахстан, установила:

правоохранительными органами Республики Казахстан Г.В.А. обвиняется в том, что он, являясь военнослужащим, в ночь на 13 июля 1995 года в г. Усть-Каменогорске Восточно-Казахстанской области Республики Казахстан совершил изнасилование несовершеннолетней Ч.А.Т., то есть преступление предусмотренное ч. 4 ст. 101 УК Республики Казахстан.

Постановлением военной прокуратуры Усть-Каменогорского гарнизона Республики Казахстан от 21 августа 1995 года в отношении обвиняемого Г.В.А. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу и он объявлен в розыск.

25 мая 2002 года на основании постановления военной прокуратуры Усть-Каменогорского гарнизона Республики Казахстан Г.В.А. задержан в Российской Федерации и водворен в учреждении ИЗ-26/2 г. Пятигорска Ставропольского края.

Письмом от 9 июля 2002 г. Генеральный прокурор Республики Казахстан, в соответствии с международной Конвенцией от 22 января 1993 года "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" обратился к Генеральному прокурору РФ о выдаче Г. правоохранительным органам Казахстана.

Постановлением от 11 июля 2002 г. Генеральный прокурор Российской Федерации принял решение о выдаче Г.В.А, правоохранительным органам Республики Казахстан, о чем письмом от 15 июля 2002 года сообщил Генеральному прокурору Республики Казахстан.

23 июля 2002 года Г.В.А., через прокурора г. Пятигорска Ставропольского края, был уведомлен о решении Генерального прокурора РФ о выдаче его правоохранительным органам Республики Казахстан.

В кассационной жалобе Г.В.А., не соглашаясь с определением суда, указывает, что решение Генерального прокурора РФ о выдаче его правоохранительным органам Республики Казахстан является неправомерным, противоречащим законодательству Российской Федерации, нормам международного права, при этом мотивирует свои доводы тем, что он отказался от гражданства Республики Казахстан, получил гражданство Российской Федерации в Челябинской области, полагает, что вина его в совершении инкриминируемого деяния не доказана, выдача его в Республику Казахстан будет иметь для него неблагоприятные последствия, связанные с нарушением его права на защиту, применением к нему недозволенных методов ведения следствия. Г. также указывает, что судебная коллегия не учла того, что он подал жалобу в Майский районный суд КБР, в которой просил обязать УВД Челябинской области произвести регистрацию о приобретении им гражданства Российской Федерации. Данное обстоятельство препятствовало, по мнению Г., принятию решения о выдаче его правоохранительным органам Республики Казахстан, однако судебная коллегия Ставропольского краевого суда не сделала запрос в Майский районный суд КБР о результатах рассмотрения его жалобы.

Далее, в кассационной жалобе указывается, что судебная коллегия при вынесении определения необоснованно посчитала не соответствующими действительности его доводы о том, что он отказался от гражданства Республики Казахстан и получил гражданство Российской Федерации. Между тем, как полагает Г., данное обстоятельство подтверждается записью в его паспорте: "аннулировано 9.8.95 г.", однако судебная коллегия необоснованно отклонила его ходатайство об истребовании из спецчасти учреждения ИЗ-26/2 копии его паспорта, чем было нарушено его право на защиту.

Кроме того, Г. считает необоснованной ссылку суда на то, что согласно данным ГУВД Челябинской области дело по приобретению им гражданства Российской Федерации в настоящее время приостановлено, полагает, что судебная коллегия не учла, что в соответствие со ст. 41 Закона РФ "О гражданстве РФ" от 28.11.91 г. N 1948-1 установлен 6-месячный срок для принятия решения по вопросам гражданства и не предусмотрено приостановление дела по приобретению гражданства в порядке регистрации. Г. также полагает, что в соответствие с п. "г" ст. 18 Закона "О гражданстве РФ" он имел все основания получить гражданство РФ, так как являлся гражданином бывшего СССР, проживал на территории государства, входящего в состав бывшего СССР, прибыл для проживания на территорию Российской Федерации после 6 февраля 1992 года, заявил до 31 декабря 2000 года о своем желании приобрести гражданство Российской Федерации. В подтверждение своего права быть гражданином Российской Федерации Г. ссылается на п. 4 ст. 11 федерального закона РФ N 99-ФЗ от 24.05.99 г. "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом", согласно которому, гражданами Российской Федерации признаются лица, состоявшие в гражданстве СССР, не заявившие путем свободного добровольного волеизъявления о своем желании состоять в гражданстве других государств.

Кроме того, Г. считает, что судебная коллегия без достаточных оснований посчитала несостоятельньми его доводы о том, что выдача в Республику Казахстан будет иметь для него неблагоприятные последствия, связанные с нарушением его права на защиту, применением недозволенных методов следствия, утверждает, что подвергался пыткам, бесчеловечным и унижающим человеческое достоинство видам обращения, что не имел ни времени, ни возможности пригласить защитника и воспользоваться его помощью, о чем могут свидетельствовать протоколы его допросов, имеющихся в прокуратуре Усть-Каменогорского гарнизона, ходатайство об истребовании которых судебная коллегия оставила без внимания.

Таким образом, по мнению Г., судебная коллегия не учла обстоятельств, которые могли существенно повлиять на решение суда.

В дополнении к кассационной жалобе Г. указывает, что суд не исследовал вопрос об истечении сроков давности привлечения его к уголовной ответственности, полагает, что эти сроки истекли.

Кроме того, Г. полагает, что незаконно содержится под стражей, поскольку со дня его задержания (25.05.02 г.) до получения требования о выдаче (09.07.02 г.) прошло более 40 дней, после которых, он, в соответствии со ст. 62 Конвенции "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" в редакции Протокола от 28.03.97 г. должен быть освобожден из-под стражи.

С учетом доводов жалобы, Г. просит отменить определение и его из-под стражи освободить в связи с истечением сроков давности привлечения к уголовной ответственности.

Заслушав доклад судьи Ш.В.Ф., объяснения адвоката Д.К.Б., поддержавшего кассационную жалобу, мнение прокурора К.Н.С., полагавшей оставить определение без изменения, проверив материалы дела и обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит определение законным и обоснованным.

На основании ч. 1 ст. 462 УПК РФ, Российская Федерация в соответствии с международным договором Российской Федерации или на основе принципа взаимности, может выдавать иностранному государству иностранного гражданина или лицо без гражданства, находящихся на территории Российской Федерации, для уголовного преследования или исполнения приговора за деяния, которые являются уголовно наказуемыми по уголовному закону Российской Федерации и законам иностранного государства, направившего запрос о выдаче лица.

В соответствии с ч.ч. 1, 2 ст. 464 УПК РФ, - выдача лица иностранному государству не допускается, если:

1) лицо, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, является гражданином Российской Федерации;

2) лицу, в отношении которого поступил запрос иностранного государства о выдаче, предоставлено убежище в Российской Федерации в связи с возможностью преследований в данном государстве по признаку расы, вероисповедания, гражданства, национальности, принадлежности к определенной социальной группе или по политическим убеждениям;

3) в отношении указанного в запросе лица на территории Российской Федерации зато же самое деяние вынесен вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по уголовному делу;

4) в соответствии с законодательством Российской Федерации уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию;

5) имеется вступившее в законную силу решение суда Российской Федерации о наличии препятствий для выдачи данного лица в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации.

2. В выдаче лица может быть отказано, если:

1) деяние, послужившее основанием для запроса о выдаче, не является по уголовному закону преступлением;

2) деяние, в связи с которым направлен запрос о выдаче, совершено на территории Российской Федерации или против интересов Российской Федерации за пределами ее территории;

3) за то же самое деяние в Российской Федерации осуществляется уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче;

4) уголовное преследование лица, в отношении которого направлен запрос о выдаче, возбуждается в порядке частного обвинения.

Как видно из материалов дела, оснований, предусмотренных ст. 464 УПК РФ, согласно которым выдача Г.В.А. правоохранительным органам Республики Казахстан не допустима или в выдаче может быть отказано, не имеется.

В соответствии с международной Конвенцией от 22 января 1993 года "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", Российская Федерация и Республика Казахстан приняли на себя обязательство, закрепленное в ст. 56 Конвенции, по требованию выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории для привлечения к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение. В статье 57 данной Конвенции предусмотрены основания, при которых выдача лица не производится.

Таких оснований судом также не было установлено по данному делу.

Как правильно указано в определении суда, Генеральная прокуратура Российской Федерации решение о выдаче Г.В.А. правоохранительным органам Республики Казахстан приняла на основании ст. 56 международной Конвенции от 22 января 1993 года "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам", оно не противоречит законодательству Российской Федерации, соответствует международному договору Российской Федерации, общепризнанным принципам и нормам международного права.

Доводы Г.В.А. о том, что он отказался от гражданства Республики Казахстан, получил гражданство Российской Федерации в Челябинской области судом проверялись и были признаны не соответствующими действительности.

Согласно сообщению заместителя Генерального прокурора Республики Казахстан от 09.07.2002 года, по данным управления миграционной полиции ГУВД Кустанайской области Республики Казахстан, Г.В.А. является гражданином Республики Казахстан и с заявлением о выходе из гражданства не обращался.

По данным ГУВД Челябинской области и по сообщению прокурора Челябинской области, Г.В.А. 08.04.1996 года обращался в ПВС Карталинского РОВД с заявлением о приобретении гражданства Российской Федерации. Материалы по заявлению Г. поступили 10.04.1996 года на рассмотрение в ПВС УВД Челябинской области. Проведенной ПВС УВД Челябинской области проверкой было установлено, что Г.В.А. правоохранительными органами Республики Казахстан обвиняется в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 101 УК Республики Казахстан и находится в розыске. В этой связи дело по приобретению Г.В.А. гражданства Российской Федерации было приостановлено и положительного решения принято не было.

При наличии таких данных, являются несостоятельными доводы жалобы Г.В.А. о том, что он отказался от гражданства Республики Казахстан.

Несостоятельными являются доводы жалобы Г.В.А. и о том, что его вина в совершении инкриминируемого деяния не доказана, выдача его в Республику Казахстан будет иметь для него неблагоприятные последствия, связанные с нарушением его права на защиту, применением к нему недозволенных методов ведения следствия.

В соответствии с ч. 6 ст. 463 УПК РФ, в ходе рассмотрения дела об экстрадиции суд не обсуждает вопросы виновности лица, принесшего жалобу, ограничиваясь проверкой соответствия решения о выдаче данного лица законодательству и международным договорам Российской Федерации.

Кроме того, как об этом правильно указано в определении суда, каких-либо достоверных данных о возможном нарушении права на защиту Г.В.А., применении к нему недозволенных методов ведения следствия правоохранительными органами Республики Казахстан, со стороны Г.В.А. и его защитника суду не было представлено и в ходе судебной проверки не установлено.

В этой связи у суда не было оснований полагать, что Г. будет подвергнут в запрашивающем государстве пыткам или другим жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения и ему не будут обеспечены минимальные гарантии, предусмотренные нормами международных договоров.

Сомневаться в обоснованности такого вывода суда, оснований не имеется.

Вопреки доводам жалобы Г., сроки привлечения его к уголовной ответственности не истекли, поскольку он обвиняется в совершении тяжкого преступления, срок давности по которому, согласно ст. 69 УК Казахстана, истекает через 10 лет со дня совершения преступления.

Нельзя согласиться с доводами жалобы Г. и о том, что он в соответствии со ст. 62 Конвенции от 22.01.93 г. "О правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам" с внесенными в нее изменениями и дополнениями Протоколом от 28.03.97 г., должен быть освобожден из-под стражи, поскольку требование о его выдаче поступило от запрашивающей стороны более чем через 40 дней со дня взятия его (Г.) под стражу.

Вышеназванная правовая норма предусматривает освобождение из-под стражи лица, если требование о его выдаче со всеми приложенными к нему документами не будет получено запрашиваемой стороной в течение сорока дней со дня взятия его под стражу.

Как видно из материалов дела, Г. был задержан и водворен в учреждение ИЗ 26/2 г. Пятигорска 25.05.02 г. Через сорок дней после задержания вопрос об освобождении Г. не был поставлен, а по истечении сорока четырех дней (09.07.02 г.) основания к освобождению Г. отпали в связи с поступлением от Генерального прокурора Республики Казахстан требования о выдаче Г.

Существенных нарушений закона при рассмотрении судом материалов в отношении Г., не установлено

Судебная коллегия не находит оснований для удовлетворения жалобы Г.В.А. об отмене определения суда.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

определение Ставропольского краевого суда от 24 октября 2002 года в отношении Г.В.А. оставить без изменения, а кассационную жалобу, - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 5 февраля 2003 г. N 19-КПО02-97


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение

Если вы являетесь пользователем системы ГАРАНТ, то Вы можете открыть этот документ прямо сейчас, или запросить его через Горячую линию в системе.