Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2002 г. N 13-О02-22 Оснований для отмены или изменения приговора нет, поскольку виновность осужденных в кражах чужого имущества, совершенных организованной группой, в крупном размере, в участии в преступном сообществе, в превышении должностных полномочий подтверждена совокупностью доказательств

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2002 г. 13-О02-22


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании кассационные жалобы осужденных Б.Н.В., З.А.Н., С.О.М., С.Н.В., Ч.Г.Ф., Б.Г.В., К.С.А., Д.А.В., адвокатов С.Н.Н., Ч.В.В., А.Н.Н., Р.В.Н. на приговор Тамбовского областного суда от 9 августа 2002 года, по которому

Б.Н.В., родившийся 2 января 1959 года в с. Малиновка Тамбовского района Тамбовской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет 6 месяцев;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет. 6 месяцев с конфискацией имущества;

ст. 286 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на четыре года с лишением права занимать должности в системе МВД РФ на три года;

ст. 286 ч. 1 УК РФ на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества, с лишением права занимать должности в системе органов МВД РФ на три года.

З.А.Н., родившийся 12 февраля 1966 года в с. Черняное Тамбовского района Тамбовской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет:

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет 6 месяцев с конфискацией имущества;

ст. 286 ч. 1 УК РФ на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С.О.М., родившийся 23 ноября 1962 года в г. Ряжске Рязанской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет 6 месяцев с конфискацией имущества;

ст. 286 ч. 1 УК РФ на один год.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено семь лет в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

Д.А.В., родившийся 29 мая 1972 года в с. Черняное Тамбовского района Тамбовской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на шесть лет;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шесть лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима с конфискацией имущества.

С.Н.В., родившийся 17 мая 1958 года в г. Тамбове, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 2 УК РФ на четыре года;

E ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет 6 месяцев с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено шесть лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Ч.Г.Ф., родившийся 23 сентября 1947 года в с. Черняное Тамбовского района Тамбовской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 2 УК РФ на четыре года;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет шесть месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

Б.Г.В., родившийся 25 июля 1961 года в с. Старо-Юрьево Староюрьевского района Тамбовской области, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 2 УК РФ на четыре года;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

К.С.А., родившийся 6 октября 1974 года в г. Тамбове, не судимый,

осужден к лишению свободы по:

ст. 210 ч. 2 УК РФ на четыре года;

ст. 158 ч. 3 п.п. "а, б" УК РФ на пять лет с конфискацией имущества.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений назначено пять лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По делу также осужден К., приговор в отношении которого не обжалован.

Постановлено взыскать в возмещение материального ущерба в солидарном порядке:

- в пользу ОАО "Юго-Запад транснефтепродукт" с З. Д., С., К. 68233 рубля 20 коп.; с Б., З., С., Д., Б. - 625497 рублей 65 коп.;

- в пользу ОАО "Тамбовнефтепродукт" с К., С. 452244 рубля 35 коп.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации К.В.С., объяснения осужденного Д.А.В., адвоката Ч.В.В., поддержавших доводы кассационных жалоб, мнение прокурора М.Т.А. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия установила:

Б., З., С., Д., Б., С., Ч., К.С.А. осуждены за кражи чужого имущества, совершенные организованной группой, в крупном размере.

Кроме того, Б., З., С., Д. С., Ч., Б., К. осуждены за участие в преступном сообществе, в том числе Б., З., С., Д. - за совершение этих действий с использованием своего служебного положения.

Б., З. и С. осуждены также за превышение должностных полномочий, а Б., кроме того, и за совершение таких же действий с применением насилия и спецсредств.

Преступления совершены ими с января 1997 года по июль 2000 года на территории Тамбовской области при обстоятельствах, изложенных в приговоре.

В суде С. вину признал частично, остальные осужденные вину не признали.

В кассационных жалобах:

осужденный Б. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что хищений нефтепродуктов не совершал (на врезках 1180 и 1196,5 его никто не видел), в преступной группе не состоял, а приговор основан на предположениях и противоречивых показаниях осужденного К., свидетелей Я., С., П., которые его оговорили. Считает, что расчет материального ущерба проведен неправильно. Кроме того, полагает, что его вина в превышении должностных полномочий не доказана, поскольку он Б. не бил, протоколы об административных правонарушениях в отношении Я. и Б. составил в соответствии с законом;

осужденный З. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что выводы суда о его виновности основаны на предположениях и показаниях лиц, оговоривших его; совершение краж преступным сообществом не доказано. Кроме того, полагает, что не установлен не только размер ущерба, причиненного ОАО "Юго-Запад транснефтепродукт", но и надлежащий собственник нефтепродуктов.

Считает, что административный протокол о совершении Б. мелкого хулиганства был составлен им в соответствии с законом.

аналогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката С.Н.Н. в защиту интересов З.;

осужденный С. также просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что краж нефтепродуктов не только не совершал, но и не знал о наличии врезок в нефтепровод; не состоял в какой-либо преступной группе, которую суд необоснованно признал преступным сообществом. Считает, что свидетели оговорили его. С мая по июль 1999 года он находился на сборах в г. Москве, поэтому не мог в этот период совершить хищения в г. Тамбове. Также считает, что расчеты по ущербу, причиненному ОАО "Юго-Запад транснефтепродукт" сделаны с арифметическими ошибками. Указывает, что он необоснованно осужден за превышение должностных полномочий в отношении Б., так как протокол в отношении него об административном задержании был составлен в соответствии с законом;

осужденный С. выражает несогласие с приговором, не приводя каких-либо доводов;

осужденный Ч. просит приговор отменить, дело прекратить за недоказанностью его участия в совершении преступлений, указывая, что он не причастен к совершению преступлений, а приговор основан на доказательствах, которым суд дал неверную оценку;

а налогичная просьба и доводы содержатся в кассационной жалобе адвоката Ч.В.В. в защиту интересов Ч.;

осужденный Б. просит разобраться в деле и прекратить в отношении него дело либо направить его на новое расследование, указывая, что к хищению нефтепродуктов не причастен, а его вина не доказана. Отмечает, что после предложения совершать такие кражи, последовавшего ему от Я., он по заданию погибшего позже Б., одного из руководителей Тамбовского УВД, проверял по ночам возможность совершения таких краж с нефтепровода. Считает завышенным сумму взысканного материального ущерба;

адвокат А.Н.Н. в защиту интересов Б. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что приговор основан на предположениях и сомнительных показаниях свидетеля Я., который сам участвовал в совершении хищений;

осужденный К. просит разобраться в деле и смягчить ему наказание, считая его чрезмерно суровым;

адвокат Р.В.Н. в защиту интересов К. просит приговор отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что приговор основан на предположениях, и с нарушениями норм уголовно-процессуального закона, в частности с нарушением права К. на защиту, дело рассмотрено в отсутствие осужденного, не приводя конкретных доводов в обоснование жалобы;

осужденный Д. просит приговор отменить, дело прекратить, указывая, что его вина в содеянном не доказана, а приговор основан на показаниях осужденного К., свидетелей К., Я., С., которые оговорили его. Считает, что размер ущерба завышен.

В возражениях на кассационные жалобы государственный обвинитель И.Л.П. просит приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не находит оснований для их удовлетворения по следующим основаниям.

Доводы кассационных жалоб о том, что осужденные не совершали преступлений, за которые они осуждены, а вина их в содеянном не доказана, нельзя признать состоятельными.

Так осужденный К. как на предварительном следствии, так и в судебном заседании дал подробные показания об обстоятельствах создания К.Н.П. (уголовное дело в отношении него прекращено в связи со смертью) с целью хищения нефтепродуктов из нефтепровода преступного сообщества, в которое вошли не только он сам, но и другие осужденные, в том числе работники милиции; об обстоятельствах совершения в ночное время многочисленных хищений нефтепродуктов, их сбыта, о конкретных действиях других осужденных.

Каких-либо оснований сомневаться в показаниях К. не имеется, поскольку они подтверждаются совокупностью других доказательств, тщательно исследованных в судебном заседании и подробно изложенных в приговоре.

В частности, о своем участии и участии других осужденных в совершении краж нефтепродуктов из "нулевого" колодца на 633 км МНГШ у поселка Малиновка дал показания в судебном заседании и осужденный С. Он пояснил, что стал участвовать в совершении преступлений по предложению своего родственника К.Н.П., сначала в роли водителя бензовоза, затем следил за окружающей обстановкой при очередных кражах другими лицами.

О своем участии и участии других осужденных в совершении хищений дал показания и потерпевший Я.Р.А. (уголовное дело в отношении него было прекращено органами предварительного следствия за отсутствием в его действиях состава преступления, по тем основаниям, что он был вынужден совершать хищения под принуждением со стороны других осужденных). Так Я. пояснил, что со слов своего отца Я.А.А. (уголовное дело прекращено в связи с его смертью), работавшего сварщиком, знает о том, что он участвовал в хищениях, делая врезки в нефтепровод, при этом сварочный аппарат ему привозил З. Со слов отца знает, что в хищениях участвовали работники милиции З., Д., Б. и С., которые после смерти отца несколько раз приезжали уже к нему и уговаривали также участвовать в хищении нефтепродуктов.

Такие же показания дала свидетель Я., жена умершего Я.А.А.

Аналогичные показания об обстоятельствах преступлений дали в ходе предварительного следствия осужденные С. и Б. Их показания, полученные с соблюдением норм уголовно-процессуального закона, в том числе с участием адвокатов, обоснованно были использованы судом в качестве доказательств при постановлении обвинительного приговора.

В частности показания Б. о том, что он и Д. получали деньги от реализации похищенных нефтепродуктов от П. (уголовное дело прекращено в связи со смертью) и, в свою очередь, делились ими с Я., соответствуют показаниям Я.

Показания Б. и Я. о том, что при хищении использовались технические средства (рации) для ведения переговоров с целью обеспечения безопасности участников хищений, подтверждается протоколом обыска, в ходе которого в доме Д. были изъяты рация, переговорное устройство, усилитель и антенна.

Я. опознал изъятую рацию, как находившуюся в автомашине Д., который пользовался ею при охране участников преступлений. При этом Я. пояснил, что рация была приобретена на общие деньги, вырученные от реализации похищенного.

В судебном заседании были допрошены и другие свидетели, показания которых об обстоятельствах участия осужденных в совершении преступлений также соответствуют изложенным показаниям К., Я., С., Б.

Так свидетель К. пояснил, что об участии не только К., но и С. в хищении нефтепродуктов он в свое время узнал от самого К.Н.П. К. также сообщил ему, что работники милиции Тамбовского РОВД З., Б., Д., С. также участвуют в хищениях при условии, что, если им будет выделяться часть сумм от реализации похищенного горючего, то они не будут задерживать участников хищений, а, наоборот, будут предупреждать их об опасностях в случае милицейских рейдов. Свидетель также пояснил, что, выслеживая похитителей, видел, как Д. и Я. заполняли бензовозы горючим из нефтепровода, а сотрудники милиции охраняли их, находясь неподалеку. Видел бензовоз с государственным номером 12-67 ТАП. После этого вдвоем с С. нашел в районе 1180 км МНПП врезку в нефтепровод, которая была прикрыта бочкой с навозом. Аналогичные показания дала свидетель С. Показания указанных свидетелей соответствуют показаниям Я. о том, что бочку привез и установил З., чтобы не было слышно запаха нефтепродуктов.

Автомобиль-бензовоз с названным К. государственным номером был, действительно, обнаружен в одном из хозяйств Тамбовского района.

Кроме того, из показаний свидетеля А., директора ЗАО "Метек", следует, что он по просьбе К.Н.П. также выделял ему автомобиль-бензовоз для работы в ночное время, но без водителя.

О том, что в хищении нефтепродуктов принимал участие не только С., но и Ч., пояснил свидетель З. (уголовное дело прекращено за отсутствием состава преступления по тому основанию, что он выполнял распоряжения командира и не знал о совершаемом преступлении). Так из его показаний следует, что он в то время работал в в/ч 32217 водителем бензовоза. По распоряжению командира части (умершего) он должен был помогать Ч. в перевозке нефтепродуктов в любое время суток и выполнять все его распоряжения. В свою очередь Ч. познакомил его со С., распоряжения которого он также должен был выполнять. Со С. всегда приезжал в лесопосадки, где из шланга, идущего из земли, заполнял бензовоз горючим и отвозил его на склад либо на АЗС, при этом получал от Ч. накладные от имени П., а также деньги за работу. В ходе предварительного следствия З. указал место расположения врезки на участке 1190 км МНПП у села С., что соответствует месту очередной обнаруженной незаконной врезки в нефтепровод.

Свидетель П. пояснил, что ему как частному предпринимателю Ч. предложил осуществлять поставку ГСМ своим бензовозом. Откуда Ч. брал ГСМ, он не интересовался, но никаких документов от поставщика нефтепродуктов у него не было. Он давал Ч. с печатью и своей подписью накладные, которые тот уже сам должен был заполнить и сдать получателю ГСМ. Деньги в местах сбыта получал он сам, а затем рассчитывался с Ч.

Тот факт, что изъятые в ходе предварительного следствия накладные были заполнены Ч., подтверждается заключением почерковедческой экспертизы.

Свидетель У., владелец одной из АЗС, куда также сбывались похищенные нефтепродукты, пояснил, что они привозились, как правило, ночью на бензовозах, водителем одного из которых был мужчина в военной форме, а присутствовавший с ним мужчина представлялся родственником К.Н.П. Каких-либо документов на ГСМ не было.

С учетом показаний П. и З. суд обоснованно пришел к выводу о том, что приезжавший с З. мужчина был С.Н., родственник К.Н.П.

Показаниям З., несколько изменившего свои первоначальные показания в судебном заседании, суд дал надлежащую оценку в сочетании с совокупностью других доказательств.

При таких обстоятельствах осужденные обоснованно признаны виновными в совершении краж нефтепродуктов.

Судом бесспорно установлено, что среди лиц длительное время (более двух лет) принимавших участие в преступной деятельности была разработана четкая система мер, направленных на хищения нефтепродуктов в крупном размере: существовала иерархическая структура, состоявшая из руководителей и исполнителей; вся группа была разделена К.Н.П. на два структурных подразделения; существовала жесткая схема, согласно которой регулярно изготавливались очередные врезки в нефтепровод, изыскивались специальные транспортные средства и места сбыта похищенного, разработана система конспирации, в том числе от правоохранительных органов.

С учетом этого преступная группа, в которую входили осужденные, обоснованно признана преступным сообществом, их действия правильно квалифицированы как участие в преступном сообществе, а действия работников милиции Б., З., С., Д. как эти же деяния с использованием своего служебного положения.

Доводы кассационной жалобы С. о якобы имеющемся у него алиби в отношении хищения нефтепродуктов с врезки на 1196,5 км МНПП у с. С. не могут быть признаны состоятельными.

В обоснование своего алиби С. сослался на приказы начальника УВД Тамбовской области, согласно которым была утверждена сборная команда по стрельбе из боевого оружия, членом которой был назначен и С., поручено было организовать тренировочные сборы по стрельбе с 25 мая по 12 июня 1999 года с целью проведения чемпионата МВД России с 15 по 20 июня в г. Мытищи Московской области.

Вместе с тем, как установлено судом, С. также принимал участие в выборе места врезки и присутствовал при ее изготовлении, а хищения с указанной врезки, продолжались с мая по 30 июля 1999 года, то есть гораздо больший период времени.

Кроме того, С. уже до этого состоял в преступном сообществе и участвовал в хищениях нефтепродуктов с другой врезки.

Более того, из показаний Я. следует, что со слов Б. и Д. (работник милиции) он понял, что З., Б., и С. (ст. оперуполномоченный ОУР Тамбовского ОВД, майор милиции) непосредственно на указанную врезку приезжать не будут, но деньги им выделять надо.

Нельзя согласиться и с доводами кассационных жалоб о неправильности расчетов материального ущерба, причиненного хищениями нефтепродуктов.

Как следует из материалов дела и приговора суда размер ущерба подтвержден не только показаниями ряда лиц, участвовавших в хищениях, в том числе и некоторыми осужденными, давших признательные показания, как в ходе следствия, так и в судебном заседании о количестве автомашин-бензовозов и объеме их цистерн, поездок на них с похищенными нефтепродуктами, но и имеющимися в деле расчетами о количестве (объем и вес) потерь при заборе нефтепродуктов с обнаруженных врезок, стоимости похищенного дизтоплива и бензина.

Оснований для сомнения эти данные у судебной коллегии не вызывают.

Обоснованно Б., З. и С. признаны виновными и в превышении должностных полномочий.

Доводы Б. о том, что он в соответствии с законом 24 мая 2000 года задержал Я. и Б. и составил в отношении них протоколы о мелком хулиганстве нельзя признать состоятельными.

Как бесспорно установлено судом, и это следует из показаний потерпевшего Я., летом 1999 года он отказался участвовать в кражах нефтепродуктов, в связи с чем Д. неоднократно уговаривал его продолжать хищения. В ноябре 1999 года его встретили З. и Б. и, сообщив, что Д. задержан, предложили помочь ему. Он для этого поехал к Б., но тот даже не вышел к нему. Из-за этого у него испортились отношения с З., Б. и С., которые после того как он в мае 2000 года был осужден к условной мере наказания, стали угрожать ему. 24 мая 2000 года он со своим знакомым Б. в вечернее время находился в помещении кафе. Мотоцикл, на котором они приехали, с разрешения буфетчицы поставили у входной двери. После этого в кафе зашли четверо сотрудников милиции, среди которых был Б. Б. стал выяснять, зачем они завели мотоцикл в кафе, и потребовал, чтобы он и Б. вышли на улицу. Б. выводили первым. На улице на них надели наручники и посадили в автомашину, где он увидел следы побоев на Б., который ему сказал, что Б. избил его и применил газ. На них были составлены протоколы, на основании которых судья назначил им административный арест за якобы совершенное мелкое хулиганство, хотя ни он, ни Б. не выражались нецензурной бранью. После этого он подал заявление прокурору о незаконных действиях сотрудников милиции.

То обстоятельство, что Я. и Б. не выражались нецензурной бранью, подтвердили свидетели Л.И.Б., буфетчица кафе, и ее муж Л.О.В, находившиеся в помещении кафе, оснований не доверять которым также не имеется.

Аналогичные показания об обстоятельствах происшедшего в кафе дал и потерпевший Б., пояснивший, что Б. неожиданно ударил его кулаком в лицо, отчего он упал. После этого Б. нанес ему несколько ударов ногами и брызнул в лицо из баллончика.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы у Б. обнаружены телесные повреждения в виде закрытой черепно-мозговой травмы с сотрясением головного мозга, кровоподтеки и поверхностные ушибленные раны в области орбит, возникшие от действия тупых твердых предметов и причинившие легкий вред здоровью по признаку длительности его расстройства сроком не более трех недель.

Постановлением судьи от 6 июля 2000 года по протесту прокурора постановление судьи от 25 мая 2000 года о привлечении Я. и Б. к административной ответственности в виде ареста были отменены как необоснованные.

Как следует из материалов дела и также бесспорно установлено судом, в ночь на 2 июля 2000 года З. и С., зайдя в помещение клуба в с. Черняное, по надуманным основаниям с применением физической силы вывели из него находившегося там Б. и привели к находившемуся на улице Б.

Б. с целью оказать давление на Б., подавшего заявление о незаконном предыдущем привлечении его Б. к административной ответственности, составил на него очередной протокол о совершении мелкого хулиганства, указав, что Б. в помещении клуба выражался нецензурной бранью. В качестве свидетелей в протоколе расписались З. и С.

Постановлением судьи от 2 июля Б. за это правонарушение был вновь привлечен к административному аресту.

Доводы осужденных о том, что Б., действительно, выражался нецензурной бранью в помещении клуба, за что и был привлечен к административной ответственности, тщательно проверялись в судебном заседании, но не нашли подтверждения.

В частности потерпевший Б. пояснил, что З. в клубе сразу подошел к нему и стал говорить о том, что мотоцикл (который у него забрали в предыдущий раз) ему уже вернули, а он (Б.) сделал подлость, написав заявление на Б. в прокуратуру. После этого С. вытащил его на улицу и посадил в автомашину, где находился Б. З. подписал чистый лист протокола, а Б. и С. увезли его.

Постановлением судьи от 21 августа 2000 года по протесту прокурора постановление судьи от 2 июля 2000 года в отношении Б. было отменено как необоснованное.

При таких обстоятельствах, признав, что работники милиции находились в с. Черняном не в связи с должностными обязанностями, суд обоснованно признал Б., З. и С. виновными в превышении должностных полномочий.

Каких-либо нарушений норм уголовно-процессуального закона, влекущих отмену либо изменение приговора, в ходе предварительного следствия и судебного заседания не допущено.

Доводы жалобы адвоката о рассмотрении дела в отсутствии осужденного Крюкова не соответствуют содержанию протокола судебного заседания, а его доводы о нарушении права осужденного на защиту не мотивированы и не основаны на материалах дела.

Наказание осужденным назначено с учетом характера и степени общественной опасности преступлений, обстоятельств дела, данных о личности.

Оснований для его смягчения не имеется.

Руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Тамбовского областного суда от 9 августа 2002 года в отношении Б.Н.В., З.А.Н., С.О.М., Д.А.В., С.Н.В., Ч.Г.Ф., Б.Г.В., К.С.А. оставить без изменения, кассационные жалобы осужденных и адвокатов С.Н.Н., Ч.В.В., А.Н.Н., Р.В.Н. - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 14 февраля 2002 г. 13-О02-22


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение