Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. N 53-007-2СП Суд, изменяя приговор, указал на то, что действия осужденной по передаче ножа соучастнику преступления, которым тот нанес удары потерпевшему, причинив последнему смерть, нельзя рассматривать как подстрекательство к убийству

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. N 53-007-2СП


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании от 3 апреля 2007 года кассационные жалобы осужденной А. и адвоката Г.Э.О. на приговор Красноярского краевого суда от 30 октября 2006 г. по уголовному делу, рассмотренному с участием присяжных заседателей, которым

А., родившаяся 27 августа 1980 года в г. Пласт Челябинской области, не работавшая, судимая 28 октября 2003 года

по ст. 111 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 4 года условно с испытательным сроком 4 года,

осуждена по ст. 33 ч.ч. 4 и 5, ст. 105 ч. 1 УК РФ к лишению свободы сроком на 7 лет; по ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ к лишению свободы сроком на 10 лет;

на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ, по совокупности преступлений, наказание назначено в виде лишения свободы сроком на 11 лет;

в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по предыдущему приговору и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 12 лет с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

В приговоре содержатся решения о гражданском иске, о вещественных доказательствах и о мере пресечения в отношении осужденной.

По делу осужден также Р., приговор в отношении которого в кассационном порядке не обжалован.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации З.В.Я., мнение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ш., полагавшей приговор оставить без изменения, судебная коллегия установила:

На основании вердикта коллегии присяжных заседателей А. осуждена за подстрекательство Р. к убийству И. и пособничество Р. в убийстве И., а также за убийство К.К.М., которое совершила с целью скрыть другое преступление.

Осужденная А. в кассационной жалобе просит пересмотреть приговор, поскольку, как она утверждает, преступлений не совершала, доказательств ее вины в деле не имеется, а осужденный по данному делу Р. оговорил ее, была лишь очевидцем совершенного Р. преступления; такое доказательство как заявление о явке с повинной было получено в отсутствие адвоката и в результате применения к ней морального и физического давления со стороны работников милиции; на предварительном следствии неоднократно себя оговаривала. В жалобе осужденная подробно излагает обстоятельства случившегося.

Адвокат Г.Э.О. в защиту А. в кассационной жалобе просит приговор отменить и дело направить на новое судебное разбирательство. В жалобе адвокат указывает, что назначенное А. наказание является чрезмерно суровым. При назначении наказания суд не учел молодой возраст осужденной, в приговоре не отразил данные о личности потерпевших, их взаимоотношений с ней, не учел поведение потерпевших, предшествующее убийству. Кроме того, адвокат считает, что у судьи не было оснований для квалификации деяния А. как подстрекательство Р. к убийству И.

Государственным обвинителем К.С.В. поданы возражения на кассационные жалобы осужденной и адвоката, в которых она высказывает свое несогласие с доводами жалоб и просит приговор суда оставить без изменения.

Проверив материалы уголовного дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия не усматривает оснований для их удовлетворения.

Приговор суда постановлен в соответствии с вердиктом коллегии присяжных заседателей о виновности осужденной в содеянном.

Доводы жалобы осужденной А. о том, что доказательств ее вины в убийстве потерпевшего К.К.М., а также в пособничестве Р. в убийстве И. в деле не имеется - несостоятельны.

Особенности рассмотрения уголовного дела судом с участием присяжных заседателей, права в судебном разбирательстве и порядок обжалования судебного решения, постановленного при такой форме судопроизводства, осужденной А. были разъяснены как следователем при окончании судебного следствия, так и судьей при проведении предварительного слушания дела.

Согласно ст. 339 ч. 1 УПК РФ вопрос о доказанности или недоказанности инкриминированного подсудимому деяния относится к компетенции присяжных заседателей.

В соответствии с ч. 2 и ч. 3 ст. 348 УПК РФ вердикт коллегии присяжных заседателей является обязательным для председательствующего, и он квалифицирует действия подсудимого в соответствии с обвинительным вердиктом.

Согласно ч. 4 ст. 347 УПК РФ сторонам запрещается ставить под сомнение правильность вердикта, вынесенного присяжными заседателями.

Частью 2 ст. 379 УПК РФ не предусмотрено такого основания к отмене судебного решения, вынесенного с участием присяжных заседателей, как несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, установленным судом первой инстанции.

Таким образом основанный на вердикте присяжных заседателей вывод суда первой инстанции о виновности осужденной А. в инкриминированных ей деяниях не может быть поставлен под сомнение и судом кассационной инстанции.

Доводы жалобы осужденной о том, что заявление о явке с повинной является недопустимым доказательством, а также о том, что к ней применялись недозволенные методы расследования - были предметом проверки в суде первой инстанции при проведении предварительного слушания.

Отклоняя ходатайство подсудимой А. об исключении из числа доказательств протокола ее допроса в качестве подозреваемой и собственноручно написанного заявления в форме "чистосердечного признания" (о котором в кассационной жалобе упоминается как о заявлении "о явке с повинной"), судья в постановлении от 26 июля 2006 года обоснованно указал, что доводы обвиняемой об оказании на нее давления были предметом прокурорской проверки на предварительном следствии и не нашли своего подтверждения; фактов, позволяющих поставить под сомнение объективность результатов проведенной проверки, со стороны обвиняемой и ее защитника суду сообщено не было. Кроме того, допрос А. в качестве подозреваемой проведен с участием защитника.

Доводы жалобы осужденной о том, что при подаче заявления в правоохранительные органы о совершенном преступлении требуется обязательное присутствие адвоката - на законе не основаны.

Не основаны на законе и доводы адвоката о том, что суд в приговоре при назначении наказания виновному лицу обязан привести данные, характеризующие личность потерпевших.

Согласно ч. 3 ст. 60 УК РФ при назначении наказания суд обязан учитывать характер и степень общественной опасности преступления и личность виновного, в том числе обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

Данные требования закона при назначении наказания А. судом были выполнены.

Что касается ссылки адвоката на поведение потерпевших, о чем он упоминает в своей кассационной жалобе, то она не может быть принята во внимание, поскольку в кассационной жалобе не указаны сведения, которые бы свидетельствовали о противоправном или аморальном поведении потерпевших.

Вместе с тем приговор подлежит изменению по следующим основаниям.

Председательствующим действия А. необоснованно квалифицированы как "подстрекательство" Р. к убийству И.

Как установлено вердиктом коллегии присяжных заседателей, А., увидев, что Р. и И. дерутся, испытывая личную неприязнь к И., взяла в кухне кухонный нож и передала его Р., которым тот нанес удары потерпевшему, причинив смерть.

Эти действия А. судом квалифицированы и как подстрекательство к убийству, и как пособничество в убийстве И.

Однако судом неправильно применен уголовный закон, поскольку совершенное А. деяние согласно ст. 33 ч. 5 УК РФ должно расцениваться как пособничество в совершении преступления, выразившееся в предоставлении орудия совершения преступления.

Каких либо фактических обстоятельств, которые бы позволили судье квалифицировать действия А. как подстрекательство к убийству потерпевшего, из вердикта коллегии присяжных заседателей не усматривается.

Несмотря на исключение осуждения А. за один из видов соучастия (за подстрекательство), судебная коллегия не усматривает оснований для смягчения наказания, поскольку судом первой инстанции за содеянное оно назначено ей справедливое.

Исходя из изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Красноярского краевого суда от 30 октября 2006 года в отношении А. изменить: исключить ее осуждение по части 4 ст. 33 и ст. 105 ч. 1 УК РФ; считать ее осужденной по части 5 ст. 33 и ст. 105 ч. 1 УК РФ и ст. 105 ч. 2 п. "к" УК РФ.

В остальном приговор в отношении А. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденной и защитника - без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 апреля 2007 г. N 53-007-2СП


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.