Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 81-Г07-1 Об отказе в признании недействующими отдельных положений Закона Кемеровской области от 16 мая 2006 г. N 61-ОЗ "О размещении объектов игорного бизнеса"

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 81-Г07-1


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании дело по заявления ООО "Онега" о признании недействующими отдельных положений Закона Кемеровской области от 16 мая 2006 года N 61-03 "О размещении объектов игорного бизнеса" по кассационной жалобе Совета народных депутатов Кемеровской области на решение Кемеровского областного суда от 20 декабря 2006 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Е.В.А., заключение прокурора Генеральной прокуратуры РФ С.Н.Я., полагавшей, что решение суда в части удовлетворения требований подлежит отмене, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Статьей 1 Закона Кемеровской области от 16 мая 2006 года N 61-03 "О размещении объектов игорного бизнеса" предусмотрены требования к размещению объектов игорного бизнеса. Согласно этой нормы объекты игорного бизнеса (игровые столы, игровые автоматы) не могут быть размещены жилых помещениях, в нежилых помещениях в многоквартирных домах, включая пристройки, в объектах торговли (в том числе магазинах, торговых комплексах центрах, павильонах, киосках, палатках, на рынках и ярмарках), в объектах общественного питания и бытового обслуживания, в зданиях вокзалов, аэро- и речных портов, в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность, в объектах образования, здравоохранения культуры (абзац 1 пункта 1).

Объекты игорного бизнеса также не могут быть размещены в зонах, определенных пунктом 1 статьи 35 Градостроительного кодекса РФ (абзац 2 пункта 1).

Объекты игорного бизнеса не могут быть размещены на прилегающих к объектам образования, здравоохранения и культуры территориях (абзац 1 пункта 2).

Прилегающая территория определяется как территория вокруг границ земельного участка, занятого зданием, строением, сооружением и необходимого для использования, закрепленного в соответствии с установленным законодательством за объектами, перечисленными в настоящем пункте (абзац 2 пункта 2).

Расстояние от каждой точки границы земельного участка до внешней границы прилегающей территории должно быть не мене 100 метров (абзац 3 пункта 2).

Запрещается использование игровых столов, игровых автоматов, предназначенных для осуществления игорного бизнеса, вне игорного заведения (пункт 3).

ООО "Онега" обратилось в суд с заявлением о признании недействующими этих положений статьи 1 по тем основаниям, что указанные положения устанавливают перечень ограничений для расположения объектов игорного бизнеса, который существенно расширен по сравнению с перечнем, закрепленным в Положении о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 года N 525.

Оспариваемые положения Закона области противоречат статьям 2 и 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности", статье 7 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках", запрещающей органам государственной власти субъектов Российской Федерации принимать акты и (или) совершать действия, которые ограничивают самостоятельность хозяйствующих субъектов, содержат дискриминационные условия деятельности отдельных хозяйствующих субъектов, если такие акты или действия имеют либо могут иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции и ущемление интересов хозяйствующих субъектов.

Определением Кемеровского областного суда от 30 ноября 2006 года прекращено производство по делу в части требований ООО "Онега" о признании недействующими пункта 1 в части слов "в нежилых помещениях в многоквартирных домах, включая пристройки в объектах торговли (в том числе магазинах, торговых комплексах центрах, павильонах, киосках, палатках, на рынках и ярмарках), в объектах общественного питания и бытового обслуживания, в зданиях вокзалов, аэро- и речных портов"; абзаца второго пункта 1; абзаца первого пункта 2 статьи 1 оспариваемого Закона области.

Решением Кемеровского областного суда от 20 декабря 2006 года заявление ООО "Онега" о признании недействующими некоторых положений статьи 1 Закона области удовлетворено частично, признан недействующим пункт 1 в части слов "и культуры", абзацы второй и третий пункта 2, пункт 3. В остальной части в удовлетворении заявления ООО "Онега" отказано.

В кассационной жалобе Совета народных депутатов Кемеровской области ставится вопрос об отмене решения суда в части удовлетворения требований заявителя по мотивам его незаконности.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации считает, что решение суда в обжалуемой части подлежит отмене.

При разрешении данного спора, суд обоснованно исходил из того, что отсутствие специального федерального закона, регулирующего деятельность по организации и проведению азартных игр и пари, не означает, что вопросы размещения объектов игорных заведений федеральным законодательством не разрешены.

В соответствии со статьями 3 и 5 Федерального закона "О лицензировании отдельных видов деятельности" от 8 августа 2001 N 128-ФЗ обеспечение единства экономического пространства на территории Российской Федерации, установление единого порядка лицензирования на территории Российской Федерации, установление лицензионных требований и условий положениями о лицензировании конкретных видов деятельности являются основными принципами осуществления лицензирования.

В целях обеспечения единства экономического пространства на территории Российской Федерации Правительство Российской Федерации в соответствии с определенными Президентом Российской Федерации основными направлениями внутренней политики государства утверждает положения о лицензировании конкретных видов деятельности, определяет федеральные органы исполнительной власти, осуществляющие лицензирование конкретных видов деятельности, устанавливает виды деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Лицензирование деятельности по организации игорного бизнеса к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации законом не отнесено.

Напротив, в силу пункта 2 статьи 17 названного выше Федерального закона перечень работ и услуг при осуществлении деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игровых столов и иного игрового оборудования, в помещениях казино (деятельность казино), деятельности по организации и проведению азартных игр и (или) пари, в том числе с использованием игрового оборудования (кроме игровых столов), устанавливается положениями о лицензировании конкретных видов деятельности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 15 июля 2002 года N 525 утверждено Положение о лицензировании деятельности по организации и содержанию тотализаторов и игорных заведений, подпунктом "б" пункта 4 которого запрещено размещение тотализаторов и игорных заведений в жилых помещениях, в зданиях действующих образовательных и медицинских учреждений, а также в зданиях и помещениях организаций, осуществляющих культовую и иную религиозную деятельность. Иных запретов на размещение тотализаторов и игорных заведений данное Положение не содержит.

Из чего суд сделал правильный вывод о том, что вопрос размещения объектов игорного бизнеса федеральным законодательством разрешен, и субъект Российской Федерации, не наделенный федеральным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации правом регулировать отношения в сфере лицензирования данного вида деятельности, был не вправе принимать закон о запрете осуществления этой деятельности лицами, имеющими федеральную лицензию, в местах, не запрещенных федеральным законодательством, а также об установлении требований, предъявляемых к характеристикам помещений, в которых размещаются объекты игорного бизнеса.

Учитывая, что оспариваемые заявителем нормы фактически устанавливают дополнительные лицензионные требования и условия, ограничивающие игорную деятельность, они обоснованно признаны судом противоречащими действовавшему на момент рассмотрения спора федеральному законодательству.

Однако решение суда в указанной части не может быть оставлено в силе.

29 декабря 2006 года Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации принят Федеральный закон N 244-ФЗ "О государственном регулировании деятельности по организации и проведению азартных игр и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации", который согласно пункту 1 его статьи 20 с 1 января 2007 года вступил в силу.

В соответствии с пунктами 7 и 8 статьи 16 названного Федерального закона органы государственной власти субъектов Российской Федерации вправе принять до 1 июля 2007 года решение о запрете, начиная с 1 июля 2007 года на территории субъекта Российской Федерации (за исключением игорных зон) деятельности по организации и проведению азартных игр (в том числе в отношении отдельных видов игорных заведений).

Принятые же органами государственной власти субъектов Российской Федерации до дня вступления в силу настоящего Федерального закона решения о запрете деятельности по организации и проведению азартных игр (в том числе в отношении отдельных видов игорных заведений), об установлении ограничений этой деятельности на территории субъекта Российской Федерации (за исключением игорных зон) сохраняют свое действие.

Как следует из резолютивной части решения, оспоренные заявителем положения Закона Кемеровской области "О размещении объектов игорного бизнеса" признаны судом недействующими со дня вступления данного решения в законную силу. Следовательно, установленные этим Законом ограничения игорной деятельности на момент вступления Федерального закона N 244-ФЗ в силу продолжали действовать. А поскольку федеральный законодатель прямо указал на то, что такие ограничения сохраняют свое действие, решение суда об их признании недействующими не может быть оставлено в силе.

Руководствуясь ст. 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Кемеровского областного суда от 20 декабря 2006 года в части признания недействующими отдельных положений статьи 1 Закона Кемеровской области от 16 мая 2006 года N 61-03 "О размещении объектов игорного бизнеса" - отменить и принять новое решение, которым в удовлетворении заявления ООО "Онега" в указанной части отказать.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 28 марта 2007 г. N 81-Г07-1


Текст определения официально опубликован не был


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение