Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2002 г. N 47-Г02-6 Суд признал недействующим закон субъекта РФ, поскольку законодатель субъекта РФ принял оспариваемый закон с превышением своих полномочий, т.к. регулирование правоотношений в сфере деятельности нотариусов относится к исключительной компетенции РФ

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ
от 16 апреля 2002 г. N 47-Г02-6


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании от 16 апреля 2002 г. гражданское дело по кассационному протесту Заместителя прокурора Оренбургской области на решение Оренбургского областного суда от 24 января 2002 г. по заявлению заместителя прокурора Оренбургской области о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению Закона Оренбургской области "О совершении должностными лицами местного самоуправления Оренбургской области отдельных нотариальных действий".

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Х., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации В., поддержавшей доводы кассационного протеста прокурора, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Законодательным Собранием Оренбургской области 31.10.2001 г. принят Закон Оренбургской области "О совершении должностными лицами местного самоуправления Оренбургской области отдельных нотариальных действий".

Заместитель прокурора Оренбургской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению данного закона. В обоснование заявления прокурор указал, что согласно ст. 1 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате нотариальные действия в РФ совершают в соответствии с этими Основами нотариусы, работающие в государственной нотариальной контроле или занимающиеся частной практикой. В случае отсутствия в населенном пункте нотариуса нотариальные действия совершают должностные лица органов исполнительной власти, уполномоченные на совершение этих действий. Порядок совершения таких действий устанавливается Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий, утвержденной Министерством юстиции РФ (ст. 39 Основ). Согласно п. 7 данной Инструкции отдельные нотариальные действия (удостоверение завещания, доверенностей и т.д.) могут быть совершены в любом органе государственной власти должностным лицом, уполномоченным на совершение нотариальных действий, т.е. такие действия совершают уполномоченные должностные лица органов государственной власти, а органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12 Конституции Российской Федерации).

Вместе с тем, согласно п. 2 ст. 132 Конституции Российской Федерации и п. 4 ст. 6 ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления", субъекты РФ вправе передавать отдельные государственные полномочия органам местного самоуправления своим законом, с одновременной передачей необходимых для их осуществления материальных и финансовых средств и с указанием условий и порядка контроля за осуществлением органами местного самоуправления переданных полномочий. Однако в Законе Оренбургской области нет норм, прямо говорящих о наделении органов местного самоуправления государственными полномочиями по осуществлению нотариальных действий, а также регулирующих передачу им необходимых материальных и финансовых средств, следовательно, он не может рассматриваться как закон о наделении должностных лиц исполнительных органов местного самоуправления указанными полномочиями ни по наименованию, ни по предмету его регулирования.

Установление порядка и условий осуществления должностными лицами местного самоуправления нотариальных действий противоречит ст. 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, согласно которой такие действия устанавливаются Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий, а в ней установлено, что отдельные нотариальные действия могут быть совершены уполномоченным должностным лицом любого органа государственной власти, т.е. не должностными лицами органов местного самоуправления.

Кроме того, в п. 1 ст. 3 областного Закона указывается на каких должностных лиц органов местного самоуправления возлагается обязанность по совершению нотариальных действий. Данная норма противоречит федеральному законодательству, поскольку возлагает на должностных лиц органов местного самоуправления обязанности, не предусмотренные федеральным законодательством и нарушает права органов местного самоуправления. Таким образом, устанавливая порядок совершения отдельных нотариальных действий органами местного самоуправления, Законодательное Собрание Оренбургской области превысило свои полномочия и приняло закон, противоречащий требованиям действующего законодательства.

В судебном заседании прокурор сослался на то, что в Законе Оренбургской области отдельно не указано, что этим законом органам местного самоуправления передаются государственные полномочия; нет перечня наименования органов местного самоуправления, которым переданы эти полномочия и не определен порядок назначения должностных лиц, которые будут совершать нотариальные действия. Кроме того, в Законе области не говорится о передаче органам местного самоуправления финансовых средств для погашения их расходов в связи с осуществлением ими государственных полномочий, не установлены формы и методы контроля за деятельностью должностных лиц, уполномоченных совершать отдельные нотариальные действия.

Представители Законодательного Собрания и Администрации Оренбургской области с заявлением прокурора не согласились и просили отказать в его удовлетворении.

Решением Оренбургского областного суда от 24 января 2002 г. прокурору в удовлетворении заявления отказано.

В кассационном протесте прокурора ставится вопрос об отмене решения суда в связи с нарушением норм материального права; их неправильным применением и толкованием.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста прокурора, Судебная коллегия находит решение суда подлежащим отмене с вынесением нового решения по делу об удовлетворении заявления прокурора по следующим основаниям.

Отказывая прокурору в удовлетворении заявления, суд исходил из того, что нотариат в соответствии с подп. "л" пункта 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Основы законодательства Российской Федерации о нотариате приняты 11 февраля 1993 г., до вступления в силу Конституции Российской Федерации, принятой 12 декабря 1993 г. Федеральный закон о совершении должностными лицами местного самоуправления отдельных нотариальных действий в Российской Федерации не принят. В связи с этим до принятия федерального закона по вопросу, отнесенному Конституцией РФ к совместному ведению Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, Законодательное Собрание Оренбургской области вправе было принять оспариваемый прокурором Закон, который после принятия соответствующего федерального закона подлежит приведению в соответствие с ним.

По мнению суда, должностные лица органов местного самоуправления в настоящее время, до принятия соответствующего федерального закона, вправе, в случае отсутствия в населенном пункте нотариуса, совершать отдельные нотариальные действия; а именно определенные ст. 37 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате (удостоверение завещания, доверенностей и т.д.).

Вывод суда о том, что должностные лица органов местного самоуправления в настоящее время вправе совершать отдельные нотариальные действия, является правильным и основан на положениях ст.ст. 1, 37, 39 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате, ст. 54 Закона Российской Федерации "О местном самоуправлении в Российской Федерации", Инструкции о порядке совершения нотариальных действий.

При этом суд правильно исходил из того, что на момент принятия Основ законодательства Российской Федерации о нотариате функции органов исполнительной власти выполняли также администрации сельсоветов и поссоветов.

То обстоятельство, что в настоящее время органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти, не свидетельствует об отсутствии у должностных лиц органов местного самоуправления права на совершение отдельных нотариальных действий, которые они ранее вправе были совершать, поскольку в связи с изменениями законодательства о местном самоуправлении федерального закона по данному вопросу до настоящего времени не принято

Вместе с тем, нельзя согласиться с выводом суда о том, что урегулированный Законом Оренбургской области "О совершении должностными лицами местного самоуправления Оренбургской области отдельных нотариальных действий" вопрос находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Действительно, в соответствии с подп. "л" пункта 1 ст. 72 Конституции РФ нотариат находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Оспариваемый Закон вопросы организации деятельности нотариата не регулирует.

Нотариальные действия осуществляются нотариусами от имени Российской Федерации, а совершение ими действий, в частности, по удостоверению завещаний, доверенностей регулируется нормами Гражданского кодекса РФ.

Таким образом, субъекты Российской Федерации не обладают полномочиями по регулированию правоотношений в указанной сфере деятельности нотариусов.

Об этом свидетельствует в частности ст. 1125 ГК РФ, из содержания которой следует, что право совершения нотариальных действий может быть предоставлено должностным лицам органов местного самоуправления только федеральным законом.

Следовательно, вывод суда о праве Законодательного Собрания Оренбургской области принимать законы в указанной выше сфере деятельности нотариусов, является несостоятельным. То есть Законодательное Собрание Оренбургской области приняло оспариваемый Закон с превышением своих полномочий.

Поскольку судом допущено нарушение норм материального права, имеются основания к отмене решения суда с вынесением по делу нового решения.

Руководствуясь ст.ст. 305, 311 ГПК РСФСР, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

решение Оренбургского областного суда от 24 января 2002 г. отменить. Вынести по делу новое решение об удовлетворении заявления прокурора. Признать противоречащим федеральному законодательству, недействующим и не подлежащим применению с момента вынесения настоящего определения Закон Оренбургской области "О совершении должностными лицами местного самоуправления Оренбургской области отдельных нотариальных действий".



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 16 апреля 2002 г. N 47-Г02-6


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.