Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2003 г. N 67-О02-17 Поскольку наказание осужденным за разбой и убийство назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела, оснований для отмены или изменения приговора не имеется

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ
от 24 апреля 2003 г. N 67-О02-17


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ

рассмотрела в судебном заседании от 24 апреля 2003 года кассационные жалобы осужденных Х. и Д. на приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2002 года, которым

Х., родившийся 6 августа 1979 года в с. Крутиха Кыштовского района Новосибирской области, русский, со средне-техническим образованием, не работавший, осужден 15 ноября 2001 года по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 10 годам лишения свободы,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к одиннадцати годам трем месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

по пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ - к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений:

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества; на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к восемнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима с назначением в соответствии с п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ принудительной меры медицинского характера в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения о алкоголизма у психиатра.

Д., родившийся 25 августа 1982 года в с. Моликово Новосибирской области, русский, со средним образованием, не работавший, осужденный 15 ноября 2001 года по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к десяти годам лишения свободы,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ - к одиннадцати годам трем месяцам лишения свободы с конфискацией имущества;

по пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ к пятнадцати годам лишения свободы; по совокупности преступлений:

на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - к семнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества;

на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ - к восемнадцати годам лишения свободы с конфискацией имущества с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлено взыскать с Х. и Д. в пользу:

- К.О.Д. солидарно 2800 рублей в возмещение материального ущерба;

-    К.О.Д. по 100000 руб. с каждого в возмещение морального вреда:

-    ООО "Мустанг-такси 2" солидарно 7355 руб. в возмещение материального ущерба.

Х. и Д. признаны виновными и осуждены за разбойное нападение на К.А.Д., совершенное группой лиц по предварительному сговору, с применением предметов, используемых в качестве оружия, с причинением тяжкого вреда его здоровью; и за убийство К.А.Д., 1958 года рождения, совершенное группой лиц и сопряженное с разбоем.

Преступления совершены ими 30 июня 2001 года в Новосибирской области при обстоятельствах, установленных приговором.

Заслушав доклад судьи К.В.С., мнение прокурора К.В.В., полагавшего судебное решение в отношении Х. и Д. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационных жалобах осужденные:

Х. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство либо изменить приговор, переквалифицировать его действия с пп. "ж, з" ч. 2 ст. 105 на ч. 1 ст. 105 УК РФ, со ст. 162 ч. 3 п. "в" на ч. 2 ст. 161 УК РФ, ссылаясь на то, что при нападении на К.А.Д. он нанес ему три удара кулаком, не повлекшие тяжкого вреда его здоровью, действовал он один, группы лиц не было, а убийство было совершено после нападения, поэтому по его мнению, отсутствует п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Считает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание и полагает необъективным проведенное судебное разбирательство.

Д. просит отменить приговор, ссылаясь на недоказанность его вины, неправильную оценку доказательств, несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам, на неполноту и односторонность судебного разбирательства.

Утверждает, что его умысел был направлен на ограбление, вследствие чего его действия необходимо квалифицировать ч. 2 ст. 161 УК РФ, а сговора и умысла на убийство К.А.Д. не было.

Считает, что ему назначено чрезмерно строгое наказание, и полагает, что следователем нарушены его права в связи с неразъяснением ему права на рассмотрение дела с участием суда присяжных.

Проверив материалы дела и обсудив доводы кассационных жалоб, судебная коллегия находит приговор в отношении Х. и Д. законным, обоснованным и справедливым по следующим основаниям:

Виновность Х. и Д. в содеянном ими установлена совокупностью доказательств, собранных по делу, исследованных в судебном заседании и приведенных в приговоре. Этим доказательствам судом дана надлежащая оценка.

Так, Х. в ходе предварительного следствия пояснял, что он и Д. решили кого-нибудь ограбить, так как им нужны были деньги. Они решили напасть на водителя машины. Он предложил Д. план "ограбления": как только водитель остановит машину, он (Х.) сзади нападет на него, схватит его рукой за шею, а Д. в это время будет бить водителя по лицу и так они будут поступать, пока водитель не потеряет сознание. Так они и поступили.

Когда водитель остановил машину в безлюдном месте, он, действуя по ранее намеченному плану, с силой обхватил предплечьем шею водителя, а Д. с силой ударил водителя в лицо, у того пошла кровь из носа. Затем и он, и Д. стали наносить водителю удары кулаками по лицу, требуя у него деньги. Водитель просил не бить его, говорил, что денег у него нет. По требованию Д. водитель отъехал к лесополосе, там он вытащил водителя из машины, стал осматривать его карманы, а Д. выдернул из панели автомагнитолу. Он понял, что за ограбление и его избиение водитель напишет на них заявление в милицию и чтобы он не смог этого сделать, решил убить его. Он и Д. вновь нанесли водителю удары, когда тот упал - оба стали пинать его ногами. Водитель хрипел, терял силы. Он (Х.) взял шнур от радиостанции, чтобы задушить водителя, обмотал шею водителя, стал душить, но водитель не хотел погибать, пытался сопротивляться и, чтобы быстрее его убить, он позвал Д. на помощь, предложил ему помочь, дал ему конец шнура и они вдвоем стали тянуть концы шнура, водитель почти сразу после этого перестал сопротивляться и подавать признаки жизни.

Кроме того, он и Д. наносили водителю удары молотком по голове. Убедившись, что они убили водителя, они забрали автомагнитолы и ушли.

Смерть водителя наступила от их совместных действий по его удушению и нанесению ударов молотком.

Ссылка в жалобе Д. на то, что до предъявления им обвинения (по пп. "д, ж, з" ч. 2 ст. 105 и п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ) он и Х. допрашивались без адвоката, не является нарушением закона и не свидетельствует о недопустимости их показаний в качестве доказательств. УПК РСФСР не предусматривал участие адвокатов при написании подозреваемыми каких-либо заявлений, в том числе и явок с повинными. Данное дело было возбуждено - по ч. 1 ст. 105 УК РФ, не предусматривающей возможность назначения преступникам смертной казни, на время совершения преступлений Х. и Д. являлись совершеннолетними, психически здоровыми людьми. Реально они судом к смертной казни не приговорены и не могли быть приговорены к ней, исходя из постановления Конституционного Суда РФ N 3-П от 2 февраля 1999 г. Таким образом, участие адвоката при их допросах обязательным не являлось. Право на защиту им своевременно было разъяснено и каждый из них неоднократно указывал, что при допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого они не нуждаются в услугах адвокатов, что не связано с их материальным положением (т. 1 л.д. 23, 228; 33, 69, 210).

Свидетель П., очевидец происшедшего, поясняла в ходе предварительного следствия, что когда водитель остановил машину, то Х. сзади набросился на водителя и оба: Х. и Д. - стали бить его кулаками, требуя деньги, а водитель говорил, что денег у него нет. По их требованию водитель поехал к лесополосе, где Д. и Х. вытащили его из машины, стали бить его руками и ногами. Д. вырвал шнур от рации и этим шнуром Д. и Х. вместе душили водителя. Х. и Д. также били лежавшего водителя молотком. Когда они уходили, водитель не шевелился, она считала, что он мертв. Д. забрал из машины две автомагнитолы.

В ходе предварительного следствия Д. пояснял, что в совершении разбойного нападения он признает себя полностью виновным (т. 1 л.д. 246). Он согласился с предложением Х. напасть на водителя и забрать у него деньги, ценности. Когда водитель остановил машину, Х. ударил водителя сзади по голове, обхватил его шею и стал удерживать удушающим приемом, а он (Д.) нанес водителю удары в лицо кулаком, они оба требовали деньги.

Изменению показаний указанными лицами суд дал надлежащую оценку.

Таким образом, с учетом показаний Х. о состоявшемся сговоре с Д. на нападение на водителя таким образом, чтобы тот потерял сознание; фактических действий при нападении, когда Х. охватил шею водителя "удушающим приемом" и оба наносили ему удары кулаками в жизненно-важный орган - голову, показаний Д. в ходе предварительного следствия о признании вины в разбое, а также - с учетом согласованных и совместных действий Х. и Д., суд пришел к обоснованному выводу о наличии между Х. и Д. предварительного сговора на разбойное нападение, с применением насилия, опасного для жизни и здоровья в момент применения его. Неосведомленность кого-либо из осужденных о правильности квалификации их действий, юридическом названии их преступления - как разбой или грабеж - не влияет ни на квалификацию их действий, ни на выявление их умысла, поскольку при этом подлежит учету не то, как они именовали преступление, а те действия, заранее оговоренные ими, которые они намеревались совершить и фактически совершали при нападении.

Кроме того, как следует из материалов дела, завладение чужим имуществом Х. и Д. было совершено после убийства К.А.Д. При таких данных их действия по убийству К.А.Д. правильно расценены судом как сопряженные с разбоем, совершенные в процессе разбойного нападения.

Из заключения судебно-биологической экспертизы следует, что на обуви Х. и Д. имелась кровь, происхождение которой возможно от К.А.Д., что подтверждает правильность выводов суда о том, что вне машины оба - и Х., и Д. - наносили телесные повреждения К.А.Д. Об этом же свидетельствует как количество нанесенных К.А.Д. повреждений, так и место их расположения (с разных сторон его тела).

Ссылка Д. на то, что он был в другой обуви при происшедшем, является надуманной им, противоречащей материалам дела. Сам Д. в ходе предварительного следствия утверждал, что он при происшедшем был в туфлях, которые у него изъяли вместе с джинсами (т. 1 л.д. 30).

С учетом приведенных показаний Х. и П. в ходе предварительного следствия, правильно оцененных судом, количества и локализации телесных повреждений на теле К.А.Д., наличия крови на обуви как Х., так и Д., суд пришел к обоснованному выводу о наличии у Х. и Д. умысла на убийство К.А.Д. и совместном групповом лишении его жизни. Как следует из показаний подсудимых Х. и Д., доводов их жалоб, ни один из них не желает нести справедливого наказания за содеянное им и с учетом того, что они перед нападением и при нападении на К.А.Д. не принимали мер по маскировке своей внешности, оставление ими в живых К.А.Д. неспособствовало избежанию ими ответственности. О наличии у каждого из них умысла на лишение жизни К.А.Д. свидетельствует и их последующее поведение, когда ни один из них не оказывал, не пытался оказать помощи К.А.Д., не предпринимал мер по доставлению его в больницу, не сообщал в медицинское учреждение либо правоохранительные органы о месте нахождения и состоянии К.А.Д. в целях сохранения его жизни.

Виновность Х. и Д. подтверждается и другими имеющимися в деле, приведенными в приговоре, доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства в их совокупности, суд пришел к обоснованному выводу о доказанности вины Х. и Д. в содеянном ими и верно квалифицировал действия каждого из них по п. "в" ч. 3 ст. 162 и п.п. "ж, з" ч. 2 ст. 105 УК РФ по указанным в приговоре признакам.

Наказание Х. и Д. назначено судом в соответствии с требованиями закона, соразмерно содеянному каждым из них, с учетом данных об их личности, влияния назначенного наказания на их исправление и всех конкретных обстоятельств дела. Обстоятельства, на которые они ссылаются в жалобах, учтены судом при назначении им наказания.

Как следует из материалов дела, Х. и Д. не занимались общественно-полезным трудом, намеревались напасть на другого человека, чтобы завладеть чужим имуществом и распоряжаться им. Убитый ими К.А.Д. ничем не спровоцировал их нападения. При убийстве, как пояснял Х., К.А.Д. просил не убивать его, говорил, что у него трое детей, что не остановило их. Как заявлял Х., ему не было жалко, ни водителя, ни его детей. Не назначение судом Х. и Д., умышленно лишивших жизни другого человека при разбойном нападении, пожизненного лишения свободы и назначение им наказания в виде лишения свободы не на максимально возможный срок нельзя признать чрезмерно строгим наказанием, несоразмерным тому, что совершили сами они.

Оснований к смягчению им наказания не имеется.

Принудительная мера медицинского характера назначена Х. в соответствии с требованиями п. "г" ч. 1 ст. 97 и ч. 2 ст. 99 УК РФ Гражданские иски разрешены судом в соответствии с действующим законодательством.

Данное дело рассмотрено судом всесторонне, полно и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам, правильно оцененным судом, и надлежащим образом обоснованны, мотивированы.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается. Ссылка в жалобе Д. на то, что следователь не разъяснил ему право на рассмотрение дела с участием присяжных заседателей, не является нарушением закона и не свидетельствует о нарушении прав Д. В Новосибирской области суд присяжных введен с 1 января 2003 г. (рассмотрение данное дела судом первой инстанции закончено 22 мая 2002 г.), на время рассмотрения дела такого суда в области не имелось и изменение подсудности дел в целях рассмотрения дела с участием суда присяжных не предусматривалось законом. Согласно ст. 6 раздела второго Конституции РФ впредь до введения в действия федерального закона, устанавливающего порядок рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей, сохраняется прежний порядок судебного рассмотрения соответствующих дел. При таких данных следователь правильно не вводил в заблуждение обвиняемых разъяснением им несуществующего права рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей при окончании предварительного следствия 22 ноября 2001 г.

Кроме того, подсудимым объявлялся конкретный состава суда и никому из состава суда отводов заявлено не было.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 377, 378 и 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Новосибирского областного суда от 22 мая 2002 г. в отношении Х. и Д. оставить без изменения, а кассационные жалобы осужденных Х. и Д. - оставить без удовлетворения.



Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 24 апреля 2003 г. N 67-О02-17


Текст определения официально опубликован не был


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.