Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 24 апреля 2003 г. N КАС03-150 Суд отказал в признании не соответствующими федеральному законодательству в части Наставления по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых, поскольку оспариваемые нормы не исключают действие общих норм, устанавливающих порядок и условия предоставления юридической помощи адвокатом (защитником), вопросы свидания подозреваемого и обвиняемого с защитником не регулирует, не препятствует реализации закрепленного в федеральном законодательстве права обвиняемого иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально

Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ
от 24 апреля 2003 г. N КАС03-150


Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании от 24 апреля 2003 года гражданское дело по жалобе Ш.В.В. о признании не соответствующими федеральному законодательству пунктов 3.28 и 3.113 Наставления по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, утвержденного приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41 дсп, в части, ограничивающей право обвиняемого в совершении преступления пользоваться конфиденциально помощью защитника в ходе судебного заседания,

по кассационной жалобе заявителя на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2002 года, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Т., объяснения Ш.В.В. и его представителя Ш.Ю.Ю., поддержавших доводы жалобы, возражения против кассационной жалобы представителей МВД России Б. и Е., заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной, Кассационная коллегия установила:

Приказом МВД России от 26 января 1996 г. N 41 дсп утверждены Наставление по содержанию, охране и конвоированию подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и Правила внутреннего распорядка изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел. Приказ зарегистрирован Министерством юстиции Российской Федерации 31.01.1996 г., регистрационный N 1022.

Ш.В.В., содержавшийся под стражей в ГУ ИЗ-55/1 г. Омска, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с жалобой о признании незаконными пунктов 3.28 и 3.113 указанного Наставления, мотивируя свои требования тем, что названный Приказ МВД России не опубликован для всеобщего сведения, оспариваемые пункты Наставления ограничивают установленное федеральным законодательством право обвиняемого в совершении преступления пользоваться конфиденциально помощью защитника в ходе судебного заседания (в том числе, если обвиняемый содержится под стражей).

Решением Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2002 года в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе Ш.В.В. просит решение суда отменить, ссылаясь на ошибочность выводов суда по существу его жалобы, а также на то, что он не был уведомлен о времени и месте судебного разбирательства, его представитель Ш.Ю.Ю. не мог принять участие в судебном заседание в связи с болезнью, судом нарушены разумные срок# рассмотрения дела.

Обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для отмены решения суда.

Как видно из дела, заявитель и его представители М. и Ш.Ю.Ю. были уведомлены судом телеграммами от 19.11.2002 г. о судебном заседании, назначенном на 02.12.2002 г. (л.д. 22-23). Факт получения уведомлений подтверждается сообщением от 30.11.2002 г. Ш.Ю.Ю., представляющего интересы заявителя и имевшего возможность свидания с ним.

Причина неявки заявителя в связи с его нахождением под стражей не может быть признана уважительной. Неявка представителей в силу ч. 5 ст. 157 ГПК РСФСР, действовавшего в то время, не являлась препятствием к рассмотрению дела. Причины неявки другого представителя - М., извещенной по указанному Ш.В.В. адресу в г. Москве, суду сообщены не были.

Кроме того, заявитель и его представитель Ш.Ю.Ю. дали свои объяснения по существу заявленных требований в судебном заседании Кассационной коллегии, которая с учетом этих объяснений оценивает оспариваемые нормы на предмет соответствия федеральному закону, проверяя их в порядке абстрактного нормоконтроля, что не связано с установлением каких-либо фактических обстоятельств.

Пунктом 3.28 Наставления предусмотрено, что конвоиру запрещается:

- отвлекаться от несения службы;

- вступать с конвоируемыми в разговоры, кроме случаев, когда необходимо дать указания о порядке движения и соблюдения правил поведения при конвоировании;

- принимать от конвоируемых или передавать им от посторонних лиц какие-либо предметы, записи, продукты питания;

- разглашать маршрут движения конвоя и конечный его пункт.

- Приведенная норма расположена в разделе 3. "Конвоирование подозреваемых и обвиняемых", определяет обязанности конвоира при конвоировании и не регулирует порядок предоставления и проведения свиданий с защитником, не касается каких-либо прав и свобод, предоставленных федеральным законом подозреваемым и обвиняемым.

Запрет конвоиру принимать от конвоируемых или передавать им от посторонних лиц какие-либо записи не может рассматриваться как нарушение права пользоваться помощью адвоката (защитника), поскольку не исключает действие норм, регламентирующих условия и порядок предоставления адвокату (защитнику) свиданий с обвиняемым (подозреваемым), в том числе права адвоката беспрепятственно встречаться со своим доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий и их продолжительности.

Передача подозреваемых и обвиняемых конвою для отправки к месту назначения в целях обеспечения их участия в следственных действиях и судебных заседаниях осуществляется на основании ст. 28 Федерального закона "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений".

Не затрагивает права и свободы заявителя и абзац 4 пункта 3.113 Наставления, согласно которому в перерывах и по окончании судебного заседания с разрешения председательствующего допускаются переговоры обвиняемого (обвиняемых) с защитником, экспертом. Охрана при этом не снимается.

Охрана подозреваемых и обвиняемых, содержащихся под стражей, и надзор за ними предусмотрены ст. 34 упомянутого Федерального закона. Снятие охраны в зале судебного заседании, в том числе в перерывах либо по окончании, этим Законом, как и нормами УПК РФ, в отношении указанных лиц не предусмотрено.

Пункт 3.113 в оспариваемой части также не исключает действие общих норм, устанавливающих порядок и условия предоставления юридической помощи адвокатом (защитником), вопросы свидания подозреваемого и обвиняемого с защитником не регулирует, не препятствует реализации закрепленного в ст. 18 вышеназванного Федерального закона права обвиняемого иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально.

Данный пункт расположен в подразделе "Конвоирование в суды. Охрана конвоируемых в судах и во время производства следственных действий", непосредственно относится к судебному заседанию. Судебным заседанием руководит председательствующий, который принимает все предусмотренные меры по обеспечению состязательности и равноправия сторон, обеспечивает соблюдение распорядка судебного заседания (ст. 243 УПК РФ). В этой связи оспариваемая норма в той части, в которой допускает переговоры в зале судебного заседания обвиняемого (обвиняемых) с защитником, экспертом с согласия председательствующего, не противоречит закону.

Соответствует пункт 3.113 и ст. 248 УПК РФ, регламентирующей участие защитника подсудимого в судебном разбирательстве.

С учетом изложенного Кассационная коллегия не усматривает оснований для признания обжалуемых пунктов Наставления незаконными, считает необоснованными доводы, приведенные заявителем и его представителем в жалобе и в своих устных объяснениях в судебном заседании.

То обстоятельство, что Приказ МВД России, отдельные положения которого оспариваются, не опубликован для всеобщего сведения, не может служить основанием для удовлетворения заявленного требования.

Наставление регламентирует деятельность милиции по вопросам содержания, охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений и определяет задачи, принципы организации, порядок и особенности несения службы, обязанности и права нарядов, а также основы управления подразделениями и нарядами, выполняющими указанные функции (пункт 1.1). Наставление, в состав которого входят обжалуемые нормы, содержит сведения конфиденциального характера, в связи с чем официальному опубликованию не подлежит (пункт 8 Указа Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. N 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти", пункт 17 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13 августа 1997 г. N 1009).

Довод заявителя о нарушении разумного срока рассмотрения дела не соответствует действительности и не влияет на законность принятого решения.

Руководствуясь ст.ст. 360, 361 Гражданского процессуального кодекса РФ, Кассационная коллегия определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 декабря 2002 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Ш.В.В. - без удовлетворения.



Определение Кассационной коллегии Верховного Суда РФ от 24 апреля 2003 г. N КАС03-150


Текст определения официально опубликован не был


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.