Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 апреля 2004 г. N 5-В04-5 При отсутствии юридически значимых брачных отношений для определения режима совместной собственности имеет правовое значение совместное ведение хозяйства двух лиц

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 апреля 2004 г. N 5-В04-5


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в открытом судебном заседании 20 апреля 2004 г. по надзорной жалобе К.В.И. и Б.И.Е. на определение президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г. дело по иску К.Г.И. к Б.И.Е. и К.В.И. о признании договора купли-продажи недействительным и о признании права собственности на 1/2 часть квартиры.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Г.Б.А., объяснения К.Г.И. и адвоката М.О.В., Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

К.Г.И. обратилась в суд с иском к Б.И.Е. и К.В.И. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным и о признании за ней права собственности на 1/2 часть квартиры, ссылаясь на то, что с 1986 по 1999 г.г. состояла с К.В.И. в браке. 27 июля 1993 г. К.В.И. была приобретена и оформлена на свое имя трехкомнатная квартира N 175 общей площадью 84,8 кв.м, жилой - 56,6 кв.м, распложенная по адресу: г. Москва, ул. Куусинена, д. 17.

10 апреля 1998 г. К.В.И., не получив нотариально удостоверенного согласия супруги на отчуждение квартиры, продал ее Б.И.Е., чем, по мнению истицы, нарушил ее имущественные права.

Решением Савеловского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2001 г. в иске К.Г.И. было отказано по тем основаниям, что на момент приобретения ответчиком спорной квартиры семейные отношения между ним и истицей уже были прекращены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2001 г. решение суда было оставлено без изменения.

Определением президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г. состоявшиеся по делу судебные постановления были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции со ссылкой на неправильное применение судом норм материального и процессуального права.

В надзорной жалобе Б.И.Е. и К.В.И. просят отменить определение президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г., оставить в силе решение Савеловского районного суда г. Москвы от 26 февраля 2001 г. и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 10 декабря 2001 г., ссылаясь на то, что судом надзорной инстанции неправильно были истолкованы и применены нормы материального права.

Определением судьи Верховного Суда РФ от 30 декабря 2003 г. дело истребовано в Верховный Суд РФ и определением от 19 марта 2004 г. передано на рассмотрение в суд надзорной инстанции - в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ находит определение президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г. подлежащим изменению по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 Гражданского процессуального кодекса РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права.

Президиумом Московского городского суда при вынесении определения от 25 сентября 2003  г. были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

В соответствии с ч. 4 ст. 38 Семейного кодекса РФ суд может признать имущество, нажитое каждым из супругов в период их раздельного проживания при прекращении семейных отношений, собственностью каждого из них.

Согласно данной норме наличие брака не исключает возможность возникновения у супруга права собственности на приобретенное имущество, если доказан факт приобретения этого имущества в период раздельного проживания супругов при прекращении ими семейных отношений.

Суд первой инстанции установил, что семейные отношения К.Г.И. и К.В.И. были прекращены, и с 1992 г. они проживали раздельно. Отменяя решение суда, президиум Московского городского суда поставил под сомнение выводы суда относительно достоверности установления момента прекращения семейных отношений между истицей и ответчиком. При этом суд надзорной инстанции в мотивировочной части определения не только превысил полномочия суда надзорной инстанции, неправомерно вмешавшись в оценку представленных суду сторонами доказательств, но неправильно истолковал и применил нормы материального права.

Так в надзорном определении указано, что в решении суд, оценив в совокупности установленные по делу доказательства, пришел к выводу, что квартира, расположенная по адресу: г. Москва, ул. Куусинена, д. 17, кв. 175 была приобретена К.В.И. в период, когда брачные отношения фактически прекратились, они перестали вести общее хозяйство, ответчик находился в фактических брачных отношениях с другой женщиной - К.Т.В.

Однако, установление факта состояния в фактических брачных отношениях в силу ст. 247 п. 4 ГПК РСФСР (действовавшего на момент вынесения решения) связывается с наличием доказательств, свидетельствующих о практической невозможности зарегистрировать брак в соответствии с требованиями ст. 19 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 08.07.1944 г. из контекста ст. 247 ГПК в "установленных законом случаях" следует, что заявители вправе требовать лишь признания факта брачных отношений, возникших до 08.07.1944 г., поскольку супружеские отношения, сложившиеся после 1944 года и неоформленные в органах ЗАГС, юридического значения не имеют. Суд же установил, по существу юридический факт фактических брачных отношений, о которых стороны не просили, и, которые по закону не могут быть установлены.

Согласно ч. 2 ст. 1 СК РФ, признается брак, заключенный только в органах записи актов гражданского состояния.

В соответствии с ч. 2 ст. 16 СК РФ, брак может быть прекращен путем его расторжения по заявлению одного или обоих супругов. Судом первой инстанции установлено, что брак между К.В.И. и К.Г.И. прекращен 19.02.1999 года. Фактическое раздельное проживание супругов, находящихся в зарегистрированном браке, сколько бы времени оно не длилось, юридически брака не прекращает.

Указанные выводы суда надзорной инстанции являются неправильными.

При рассмотрения дела вопрос об установлении факта нахождения К.В.И. и К.Т.В. в фактических брачных отношениях никем не ставился, в связи с чем данная часть мотивировочной части определения президиума Московского городского суда, как не относящаяся к данному делу, должна быть из определения исключена, тем более, что на основе сделанных в ней неправильных выводов сделан ошибочный вывод о том, что фактическое раздельное проживание супругов, находящихся в зарегистрированном браке, сколько бы времени оно ни длилось, юридического значения при решении вопроса о разделе имущества бывших супругов не имеет. Этот вывод прямо противоречит ч. 4 ст. 38 СК РФ.

Существенное правовое значение имеет и факт совместного проживания и ведения общего хозяйства К.В.И. и К.Т.В., поскольку установление этого факта может быть оценено судом как обстоятельство, исключающее семейные отношения между К.В.И. и К.Г.И.

Ошибочным также является и вывод президиума Московского городского суда о том, что отсутствие нотариально удостоверенного согласия другого супруга на отчуждение объекта недвижимости само по себе является основанием для признания недействительными совершенных с этой недвижимостью сделок. При рассмотрении требований о признании таких сделок недействительными в соответствии со ст. 302 ГК РФ юридически значимым обстоятельством является вопрос о добросовестности приобретателя квартиры, которому могло и не быть известно о наличии права на спорный объект недвижимости у другого лица, включая супругу продавца. По данному же делу тот факт, что истица имеет какие-либо права на спорную квартиру, надлежащим образом не установлен и подлежит доказыванию при новом рассмотрении дела. Этот факт может быть признан установленным только при том условии, что квартира была приобретена ответчиком до фактического прекращения семейных отношений с истицей.

На основании ст.ст. 388, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

определение президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г. изменить.

Исключить из мотивировочной части определения указания на то, что фактические семейные отношения К.В.И. с К.Т.В. не имеют юридического значения для данного дела; что в соответствии с ч. 2 ст. 16, ст.ст. 34, 35 СК РФ К.В.И. не имел права производить отчуждение квартиры N 175, д. 17 по ул. Куусинена без предварительного нотариально удостоверенного согласия К.Г.И.

В остальной части определение президиума Московского городского суда от 25 сентября 2003 г. оставить без изменения.


Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 20 апреля 2004 г. N 5-В04-5


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.