Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. N 290-О-П "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малютина Андрея Мартемьяновича на нарушение его конституционных прав положением списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации"

Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. N 290-О-П
"Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малютина Андрея Мартемьяновича на нарушение его конституционных прав положением списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации"


Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Н.В. Мельникова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина А.М. Малютина, установил:

1. В Конституционный Суд Российской Федерации обратился гражданин А.М. Малютин, осужденный за совершение преступления, предусмотренного частью первой статьи 228 УК Российской Федерации, а именно за незаконное приобретение и хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере - 1,206 грамма героина.

По мнению заявителя, такая квалификация его действий стала возможной в результате применения положения списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (утвержден постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 1998 года N 681 на основании пункта 2 примечания к статье 228 УК Российской Федерации), согласно которому все смеси, в состав которых входят наркотические средства данного списка независимо от их количества, также относятся к наркотическим средствам; поскольку установленная статьей 228 УК Российской Федерации уголовная ответственность связывается с размером (крупным или особо крупным) не собственно наркотического средства, а всей смеси, в состав которой оно входит, названное положение фактически расширяет рамки квалификации деяния и его наказуемость и тем самым нарушает Конституцию Российской Федерации, ее статьи 10 и 55 (часть 3).

2. Как следует из части второй статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации оценивает смысл акта, конституционность которого подвергается сомнению, исходя, в частности, из его места в системе правовых актов, включая общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, которые согласно статье 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

2.1. Вопросы противодействия незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ урегулированы в ратифицированных Российской Федерацией конвенциях ООН - Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года с поправками, внесенными в нее в соответствии с Протоколом 1972 года о поправках к Единой конвенции о наркотических средствах 1961 года (заключена 30 марта 1961 года), Конвенции о психотропных веществах (заключена 21 февраля 1971 года) и Конвенции о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ (заключена 20 декабря 1988 года).

Так, согласно Единой конвенции о наркотических средствах (вступила в силу для России 3 июля 1996 года) Российская Федерация взяла на себя обязательство принимать в пределах своей территории любые специальные меры контроля, которые, по ее мнению, необходимы, учитывая особо опасные свойства какого-нибудь включенного в список I наркотического средства, а также - если существующие в стране условия делают это наиболее подходящим способом охраны здоровья и благополучия - вводить законодательные и административные меры, какие могут быть необходимы для того, чтобы соблюдать данную Конвенцию (подпункты "а", "б" пункта 5 статьи 2, пункт "а" статьи 4); при этом смеси, т.е. твердые или жидкие препараты, которые содержат какое-нибудь наркотическое средство (подпункт "у" пункта 1 статьи 1), включенные в список I, подлежат тем же мерам контроля, что и наркотические средства, которые в них содержатся, и должны контролироваться не менее строго, чем входящее (входящие) в состав этой смеси наркотическое средство (наркотические средства) (пункт 3 статьи 2); кроме того, ничто не препятствует (не считается препятствующим) государству-участнику принимать более строгие или более суровые меры контроля, чем те, которые предусматриваются данной Конвенцией, если эти меры, по его мнению, необходимы или желательны для охраны здоровья и благополучия народа (статья 39).

В развитие приведенных установлений Конвенцией о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ предусмотрено, что государства-участники должны стремиться использовать имеющиеся в национальном законодательстве дискреционные полномочия, относящиеся к уголовному преследованию лиц за правонарушения, признанные таковыми в соответствии со статьей 3 данной Конвенции, для достижения максимальной эффективности правоохранительных мер в отношении этих правонарушений и учитывая необходимость воспрепятствования их совершению.

2.2. Федеральным законом от 8 января 1998 года "О наркотических средствах и психотропных веществах" (с последующими изменениями и дополнениями), принятым в целях выполнения международных обязательств Российской Федерации, установлено, что препарат - это смесь веществ в любом физическом состоянии, содержащая одно или несколько наркотических средств или психотропных веществ, включенных в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (статья 1); в отношении препаратов предусматриваются меры контроля, аналогичные устанавливаемым в отношении наркотических средств и психотропных веществ, содержащихся в них (пункт 4 статьи 2); в зависимости от применяемых государством мер контроля наркотические средства и психотропные вещества вносятся в соответствующие списки (пункт 1 статьи 2); указанный Перечень утверждается Правительством Российской Федерации по представлению федерального органа исполнительной власти в области здравоохранения и федерального органа исполнительной власти по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ (пункт 2 статьи 2).

В список I включены наименования наркотических средств и психотропных веществ, оборот которых в Российской Федерации запрещен в соответствии с законодательством и международными договорами Российской Федерации (список I Единой конвенции о наркотических средствах). Приравнивание смеси, в состав которой входит одно или несколько наркотических средств и психотропных веществ, включенных в данный список, к наркотическим средствам и психотропным веществам, подлежащим контролю в Российской Федерации, - независимо от содержащегося в ней количества чистого вещества - основано на полном запрете оборота в Российской Федерации этих средств и веществ, как представляющих наибольшую опасность для здоровья и благополучия человека, и направлено на защиту прав и законных интересов других лиц, обеспечение общественной безопасности и здоровья населения.

2.3. Принцип разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную (статья 10 Конституции Российской Федерации) в сфере правового регулирования предполагает разграничение законодательной функции, возлагаемой на Федеральное Собрание, и функции обеспечения исполнения законов, возлагаемой на Правительство Российской Федерации, которое, осуществляя меры по обеспечению прав и свобод граждан (статья 114, пункт "е" части 1, Конституции Российской Федерации) и действуя на основании и во исполнение федеральных законов (статья 115, часть 1, Конституции Российской Федерации, статьи 2 и 3 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации"), не вправе, как и другие органы исполнительной власти, устанавливать не предусмотренные федеральным законом основания уголовной ответственности. Возложив на Правительство Российской Федерации обязанность утверждать крупный и особо крупный размеры наркотических средств и психотропных веществ для целей данной статьи, а также статей 228, 228.1 и 229 УК Российской Федерации (пункт 2 примечания к статье 228 УК Российской Федерации) и, соответственно, Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации (статья 2 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах"), федеральный законодатель не предоставил ему тем самым полномочие осуществлять нормативное регулирование по вопросу установления оснований уголовной ответственности, - в Перечне лишь называются подлежащие контролю наркотические средства и психотропные вещества и их прекурсоры, которые распределены по четырем спискам в зависимости от применяемых мер контроля (запрещенные, ограниченные в обороте, те, в отношении которых допускается исключение некоторых мер контроля при их обращении, и прекурсоры, оборот которых ограничен и в отношении которых устанавливаются меры контроля), а потому его нельзя рассматривать как нормативный правовой акт, расширяющий основания привлечения к уголовной ответственности либо нарушающий принцип уголовно-правового регулирования только законом. Им не устанавливаются преступность деяния, его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия, они определяются только Уголовным кодексом Российской Федерации, в частности его статьей 228.

Включив в список I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, наряду с собственно наркотическими средствами все смеси, в состав которых входят указанные в данном списке наркотические средства независимо от их количества, Правительство Российской Федерации не вышло за пределы полномочий, предоставленных ему федеральным законодателем.

Данное нормативное решение согласуется как с положением абзаца второго статьи 1 Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах", согласно которому наркотическими средствами признаются вещества синтетического или естественного происхождения, препараты, растения, включенные в Перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, в соответствии с законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, в том числе Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 года, так и с преамбулой названного Федерального закона, согласно которой данный Федеральный закон устанавливает правовые основы государственной политики в сфере оборота наркотических средств, психотропных веществ и в области противодействия их незаконному обороту в целях охраны здоровья граждан, государственной и общественной безопасности.

2.4. Таким образом, оспариваемым положением списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации, - в нормативном единстве с международно-правовыми актами, Федеральным законом "О наркотических средствах и психотропных веществах" и Уголовным кодексом Российской Федерации - конституционные права и свободы заявителя не нарушаются, а потому его жалоба не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению как не отвечающая критерию допустимости обращений.

Суды общей юрисдикции при разрешении данной категории уголовных дел, в том числе с учетом оспариваемого положения, должны учитывать количество, свойства, степень воздействия на организм человека того или иного наркотического средства, а также другие обстоятельства конкретного уголовного дела. Разрешение указанных вопросов к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не относится.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малютина Андрея Мартемьяновича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.


Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации

В.Д. Зорькин


Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации

Ю.М. Данилов


Определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2007 г. N 290-О-П "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Малютина Андрея Мартемьяновича на нарушение его конституционных прав положением списка I Перечня наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в Российской Федерации"


Текст Определения опубликован в дайджесте официальных материалов и публикаций периодической печати "Конституционное правосудие в странах СНГ и Балтии", 2007 г., N 14


Текст документа на сайте мог устареть

Вы можете заказать актуальную редакцию полного документа и получить его прямо сейчас.

Или получите полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня


Получить доступ к системе ГАРАНТ

(1 документ в сутки бесплатно)

(До 55 млн документов бесплатно на 3 дня)


Чтобы приобрести систему ГАРАНТ, оставьте заявку и мы подберем для Вас индивидуальное решение