Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. N 66-О06-147 Из приговора подлежит исключению фраза о правильности квалификации действий осужденного по убийству двух и более лиц, поскольку в ходе судебного разбирательства в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения суд своим постановлением прекратил уголовное преследование осужденного в этой части

Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. N 66-О06-147


Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 19 апреля 2007 года кассационные жалобы осужденного С. на приговор Иркутского областного суда от 19 сентября 2006 года, по которому

С., 15 марта 1970 года рождения, уроженец г. Калачинска Омской области, ранее судим: 3 апреля 2000 года по ч. 3 ст. 30, п. "в" ч. 3 ст. 161 УК РФ к четырем годам лишения свободы, освобожден 19 декабря 2003 года по отбытии срока наказания

осужден по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, д, ж" ч. 2 ст. 105 УК РФ к тринадцати годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

С. признан виновным и осужден за покушение на убийство К., С., М.В.В, совершенное 18 января 2004 года в г. Братске Иркутской области группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Р.В.В., мнение прокурора М.А.А., полагавшей судебное решение в отношении С. оставить без изменения, судебная коллегия установила:

В кассационной жалобе осужденный С. просит отменить приговор и направить дело на новое судебное разбирательство, ссылаясь на то, что дело рассмотрено не объективно и предвзято, с обвинительным уклоном и с нарушением УПК РФ; выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

В возражениях государственный обвинитель Г., потерпевшие К., Н. просят приговор оставить без изменения.

Проверив материалы дела, выслушав осужденного С., поддержавшего доводы своей жалобы, по основаниям в ней изложенным, обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит приговор суда подлежащим изменению.

Виновность осужденного С. в совершении преступления материалами дела установлена и подтверждается собранными в ходе предварительного следствия и исследованными в судебном заседании доказательствами, которым дана надлежащая оценка.

В ходе предварительного следствия С. не отрицал того обстоятельства, что в процессе распития спиртных напитков избивал потерпевших М. и К., после чего предложил Я. поджечь дом с целью сжечь потерпевших, чтобы те не обратились с заявлением в органы милиции. Я. поджег дом, в котором находились потерпевшие, а он взял фанерный щит и закрыл окно, чтобы никто из потерпевших не вышел из дома, после чего он и Я. ушли с места происшествия.

Суд первой инстанции обоснованно признал указанные показания С. об обстоятельствах случившегося в ходе предварительного следствия остоверными, так как они подтверждаются другими доказательствами.

Так, в период предварительного расследования и в ходе судебного разбирательства потерпевшая К. последовательно в категорической форме поясняла о том, что в январе 2004 года она вместе с М. проживали на 23 разъезде г. Братска. Вечером 18 января 2004 года к ним в дом пришли С., Ч.В., С. и Я. В процессе распития спиртных напитков С. ударил ее кулаком по голове. М. заступился за нее, но С. и Я. стали избивать М. и ее, нанося удары руками и ногами по лицу и голове. На время она потеряла сознание, а, когда очнулась, то обнаружила, что С. и Я. разговаривали между собой о том, что ее и М. нельзя оставлять в живых и нужно убить. Она просила С. и Я. не убивать их, гарантируя, что не сообщит в милицию об избиении. После того, как С. и Я. вышли из дома, она почувствовала запах дыма и стала говорить М., что им нужно уходить из дома, так как их могут убить. Пытаясь открыть входную дверь, ведущую на улицу, она и М. поняли, что дверь закрыта с улицы. Затем М. выбил деревянную доску, расположенную рядом с дверным косяком и им удалось выбраться на улицу. М. сидел на снегу, был в крови. Что произошло в дальнейшем с М. и С. она не знает. Ее доставили в больницу, где ей была оказана медицинская помощь.

В материалах дела имеется протокол осмотра места происшествия от 19 января 2004 года, из которого следует, что объектом осмотра является обгоревший дом, расположенный в районе станции 23 разъезд ст. Братск, в центре комнаты, вход в которую осуществляется через смежную первую комнату, был обнаружен труп не установленного следствием лица. В прихожей под металлическим щитом обнаружен обгоревший труп не установленного лица.

По заключению старшего инспектора пожарного надзора К.В.И. следует, что пожар в районе железнодорожной станции "Братск" 23 разъезд мог произойти по причине занесения источника зажигания в строение, то есть причиной возникновения пожара мог послужить поджог с целью убийства.

Согласно заключения судебно-медицинской экспертизы по исследованию трупов С.Л.Г. и М. достоверно установить причину смерти не представилось возможным из-за выраженных поздних гнилостных изменений органов и тканей трупа.

Виновность С. в совершении преступления подтверждается и другими, имеющимися в деле и приведенными в приговоре доказательствами.

Тщательно исследовав обстоятельства дела и правильно оценив все доказательства по делу, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу о доказанности вины С. в покушении на убийство, совершенном в отношении К., С. и М., группой лиц по предварительному сговору, с особой жестокостью, верно квалифицировав его действия по ч. 3 ст. 30, п.п. "а, ж, д" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Выводы суда о наличии у С. предварительного сговора с другим лицом на совершение убийства надлежащим образом мотивированы в приговоре и подтверждаются приведенными показаниями самого С. в ходе предварительного следствия, а также очевидца преступления - К. как в ходе предварительного следствия, так и в судебном заседании, правильно признанными соответствующими действительности, так как соответствуют целенаправленным действиям С. при совершении преступления.

Суд правильно оценил последующее изменение показаний С. Его ссылки в судебном заседании на незаконность методов расследования проверялись и обоснованно отвергнуты как несостоятельные. С. показания в ходе предварительного следствия давал в присутствии адвоката и понятых; в последующем при допросе с участием адвоката отказывался от дачи показаний, что также не свидетельствует о применении незаконных методов расследования. Сам С., как следует из протоколов допроса, неоднократно утверждал, что показания давал добровольно, без какого-либо психического или физического воздействия, замечаний по окончанию допроса никаких не делал. При таких данных, указанная ссылка С. несостоятельна и его показания правильно оценены как допустимые доказательства.

Ссылка осужденного С. на то, что актом судебно-медицинской экспертизы не дан прямой ответ о причине смерти потерпевших С. и М., не влияют на законность и обоснованность приговора, поскольку смерть и М. и С. наступила от противоправных действий С., а имеющиеся противоречия в заключениях экспертов судом тщательно выяснены и оценены.

Принадлежность трупов М. и С. подтверждается материалами дела, показаниями потерпевших Н. и В. принадлежности вещей, обнаруженных на трупе; заключением судебно-медицинской экспертизы о месте расположения и характере смертельных ранений; заключением комиссионной судебно-медицинской экспертизы о совпадении половой принадлежности, возраста, длины тела, результатов фотосовмещения черепа и фотографии С., схемы зубной формулы и другими материалами дела.

Судом первой инстанции тщательно проверялись доводы осужденного С. об оговоре его со стороны потерпевшей К., однако эти доводы оказались несостоятельными и суд правильно отверг их.

Изложенные в кассационной жалобе доводы в защиту осужденного, в том числе о непричастности С. к совершению преступления, тщательно исследованы судом первой инстанции и получили надлежащую оценку в приговоре с указанием мотивов их несостоятельности.

Выводы суда по всем этим доводам основаны на конкретных доказательствах по делу, которым дана оценка в соответствии с требованиями ст. 88 УПК РФ, поэтому у судебной коллегии правильность выводов не вызывает сомнений.

Доводы кассационной жалобы о недоказанности вины осужденного С. в совершении преступления, установленного судом первой инстанции, противоречат приведенным в приговоре доказательствам и на материалах дела не основаны. Обстоятельства по делу исследованы в соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства. Допустимость приведенных доказательств сомнений не вызывает, поскольку они добыты в установленном законом порядке.

Вместе с тем, судебная коллегия считает необходимым исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о том, что "суд находит правильной квалификацию действий С. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ, поскольку в ходе судебного разбирательства в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения, суд своим постановлением прекратил уголовное преследование С. в этой части. (т. 4 л.д.л.д. 197; 198).

За исключением вносимого изменения, данное дело органами предварительного следствия - расследовано, а судом первой инстанции - рассмотрено полно, всесторонне и объективно; выводы суда, изложенные в приговоре, соответствуют имеющимся доказательствам и надлежащим образом мотивированы.

Наказание назначено С. в соответствии с требованиями, ст. 60 УК РФ, соразмерно содеянному им и с учетом всех конкретных обстоятельств дела. Оснований для отмены приговора, о чем содержится просьба в кассационной жалобе осужденного С., судебная коллегия не усматривает.

Нарушений уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену приговора, из материалов дела не усматривается.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст.ст. 377, 378, 388 УПК РФ, судебная коллегия определила:

приговор Иркутского областного суда от 19 сентября 2006 года в отношении С. изменить: исключить из описательно-мотивировочной части приговора указание о том, что "суд находит правильной квалификацию действий С. по п. "а" ч. 2 ст. 105 УК РФ".

В остальной части тот же приговор в отношении С. оставить без изменения, кассационную жалобу осужденного С. - без удовлетворения.


Кассационное определение СК по уголовным делам Верховного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. N 66-О06-147


Текст определения официально опубликован не был

Откройте нужный вам документ прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.