Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2000 г. N 30-В00-8 Нарушение судом принципа разумности и справедливости при определении размера компенсации морального вреда послужило основанием для направления дела на новое рассмотрение

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2000 г. N 30-В00-8


Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

рассмотрела в судебном заседании 15 сентября 2000 года гражданское дело по иску А.И.А. к Министерству финансов Российской Федерации о компенсации морального вреда по протесту Заместителя Генерального Прокурора Российской Федерации на решение Черкесского городского суда от 17 марта 2000 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Карачаево-Черкесской Республики (КЧР) от 18 апреля 2000 года.

Заслушав доклад судьи А.Д.П., заключение прокурора Генеральной Прокуратуры Российской Федерации В., поддержавшей протест, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

А.И.А. обратился в суд к Министерству финансов Российской Федерации с иском о компенсации морального вреда в сумме 800.000 рублей, в обоснование которого указал на то, что 10 мая 1998 года по факту побега пятерых заключенных из следственного изолятора г. Черкесска, начальником которого он был, прокуратурой КЧР было возбуждено уголовное дело, по которому он 16 мая 1998 был задержан и к нему ба избрана мера пресечения заключение под стражу.

25 мая 1998 года ему было предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 293 ч. 2 УК Российской Федерации - халатности, повлекшей тяжкие последствия.

Постановлением Черкесского городского суда от 10 июня 1998 года он был освобожден из-под стражи с избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде.

Приговором Черкесского городского суда от 15 декабря 1998 года оправдан за отсутствием в его действиях состава преступления.

В связи с причиненными ему нравственными и физическими страданиями просил суд взыскать компенсацию морального вреда в размере 800.000 рублей.

Решением Черкесского городского суда от 17 марта 2000 года иск удовлетворен в сумме 450000 рублей.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 18 апреля 2000 года решение оставлено без изменения.

Протест принесен в судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в связи с отсутствием кворума в Верховном Суде КЧР на предмет изменения судебных постановлений и снижения размера компенсации морального вреда.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит протест обоснованным и подлежащим удовлетворению, а судебные постановления подлежащими отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

В соответствии со ст. 1100 Гражданского Кодекса Российской Федерации компенсация морального вреда осуществляется независимо от вины причинителя вреда в случаях, когда вред причинен гражданину в результате его незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде.

Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости (ст. 1101 Гражданского Кодекса Российской Федерации).

Верховный Суд Российской Федерации в п. 8 постановления "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" N 10 от 20 декабря 1994 года (с изменениями от 25 октября 1996 года и 15 января 1998 года) дал разъяснения о том, что степень нравственных или физических страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд исходил из объяснений истца о причинении ему нравственных страданий, вызванных переживаниями за здоровье беременной жены, родителей и опасениями по поводу увольнения с работы, лишения материального обеспечения в старости.

Однако, как видно из материалов дела, доводы и объяснения истца не нашли подтверждения доказательствами.

В соответствии со ст. 50 Гражданского процессуального кодекса РСФСР каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений.

Суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы (ст. 56 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

Суд основывает решение лишь на тех доказательствах, которые были исследованы в судебном заседании (ст. 192 ч. 2 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

В мотивировочной части решения должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда. и доводы, по которым суд отвергает те или иные доказательства (ст. 197 ч. 4 Гражданского процессуального кодекса РСФСР).

Верховный Суд СССР в п.п. 2 и 3 постановления N 7 от 9 июля 1982 года "О судебном решении" разъяснил о том, что решение является законным, если оно вынесено в строгом соответствии с подлежащим применению по делу нормам материального права и при точном соблюдении норм процессуального прав; решение является обоснованным, если в нем изложены все имеющие значение для дела обстоятельства, всесторонне и полно выясненные в судебном заседании, и приведены доказательства в подтверждение выводов об установленных обстоятельствах дела, правах и обязанностях сторон. Решение не может быть основано на предположениях об обстоятельствах дела.

Из материалов дела следует, что истец с работы не увольнялся. Согласно приказу N 45 л/с от 28 августа 1998 года начальника ОИН КЧР истец назначен на должность оперуполномоченного ОТП при ОИН МЮ Российской Федерации по КЧР (л.д. 53).

После вынесения оправдательного приговора приказом N 82 л/с от 23 декабря 1998 года истец вновь назначен на прежнюю должность начальника следственного изолятора N 1 ОИН МЮ Российской Федерации по КЧР с выплатой денежного довольствия в трехкратном размере за время содержания под стражей с 16 мая по 10 июня 1998 года, один месяц службы за три месяца засчитан в выслугу лет для назначения пенсии (л.д. 55).

Из текста имеющейся в материалах дела служебной характеристике истца видно, что его доброе имя в связи с нахождением под следствием не пострадало (л.д. 20).

В судебном заседании истцом был представлен выписной эпикриз, из которого следует, что он находился на излечении в НО РБ с 23 июня 1998 года по 13 июля 1998 года (л.д. 19).

Вместе с тем, в данном эпикризе отражено, что головные боли, явившиеся причиной обращения в больницу, у истца продолжаются на протяжении 5-ти лет, следовательно, вывод суда о том, что именно нахождение истца в следственном изоляторе вызвало болезнь, является несостоятельным.

Судом как доказательство, подтверждающее нравственные страдания и переживания истца, принята справка о состоянии здоровья жены истца в период беременности и родов (л.д. 60).

Однако судом не выяснены причины тяжелого течения беременности и преждевременных родов у нее.

В материалах дела отсутствуют объяснения самой А. о том, что тяжелое состояние ее здоровья вызвано нахождением супруга под следствием.

Принцип разумности и справедливости является важнейшим критерием для определения судом размера компенсации морального вреда.

Суд в нарушение процессуального и материального закона, указанного выше, постановил незаконное решение, которое неправомерно было оставлено без изменения кассационным определением.

Согласно ст. 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР основаниями к отмене решения, определения, постановления суда в порядке надзора являются: 1. неправильное применение или толкование норм материального права; 2. существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, определения, постановления суда.

Поскольку судом допущено наряду с неправильным применением норм материального права и существенное нарушение норм процессуального права, повлекшее вынесение незаконного решения, решение не может быть изменено и вынесено новое решение, которым должен быть снижен размер компенсации морального вреда, поскольку в соответствии с п. 5 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР суд, рассмотрев дело в порядке надзора, своим определением или постановлением вправе отменить либо изменить решение суда первой, кассационной или надзорной инстанций и вынести новое решение, не передавая дела на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 329 п. 2, 330 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, определила:

решение Черкесского городского суда от 17 марта 2000 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда КЧР от 18 апреля 1998 года отменить, дело направить для рассмотрения в суд первой инстанции.



Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 15 сентября 2000 г. N 30-В00-8


Текст определения размещен на сайте Верховного Суда РФ в Internet (http://www.supcourt.ru)


Откройте актуальную версию документа прямо сейчас или получите полный доступ к системе ГАРАНТ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.